науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

.. А вдруг все вообще не так и мы зря рассчитываем на помощь наших дружков? Может, их-то, в первую очередь, и прихватили, как особо ценный товар, и сидят они сейчас, голубчики, в каком-нибудь вонючем подвале. Если вообще ещё живы... Мне стало страшно.
- Ась, а не попробовать ли нам смыться? Стерегут нас, по-моему, не слишком заботливо. Слышала, песни пели, а сейчас вообще тишина? Может, мы им вовсе не нужны... А. Р. Т., насколько я понимаю, представляет куда больший интерес. Давай-ка, разведаем ситуацию, может, и прорвемся.
- Ну, ты даешь! Черт те где, в горах, в лапах дикарей - и ещё дергаться! Сиди смирненько, лапуся, и жди, пока мужики о тебе не позаботятся. Здесь нравы восточные.
- А я вообще, может, бежать не хочу. - Подала голос Ирина. - Не очень-то меня на родину тянет... Танцевать я и здесь смогу. А уж богатенького "папашку" найти куда легче - вон, у этих чернокожих прямо из глаз масло течет, когда блондинку видят... Это, конечно, кому возраст не позволяет и данные... лучше домой возвращаться.
Мне показалось, что слова Ирочки обращены ко мне. И впрямь, спору нет, для гарема я вряд ли сгожусь. А сельхозрабочая сила из меня никудышная. Но зато свободолюбия - хоть отбавляй. На армию Спартака хватило бы.
- Ладно, девочки, пойду прогуляюсь. Посмотрю, что и как.
Я подошла к двери и прислушалась - тишина. Позвала по-английски:
- Откройте на минуту. Надо выйти.
- Чего тебе? - Прямо в ухо рявкнул голос Алика.
- Выйти надо. В кусты.
Лязгнул засов и я вышла в раннее, довольно прохладное утро. Небо на востоке, там, где край холма резко спускался к морю, стало нежно-шафрановым и я с тоской подумала, что ещё вчера наблюдала восход солнца из окна своей каюты. Вдалеке блеяли овцы, и мне даже послышались крики петуха. Значит, жилье не далеко и можно рискнуть прорваться к людям. Никакого конкретного плана у меня не было - просто чувство воли, заполнившее легкие вместе с утренним воздухом и взыгравшая вдруг строптивость.
- Ну, где здесь кусты? - Нагло спросил Алик и в его взгляде я сразу распознала легкую сумасшедшинку. Накурился чего-то, сволочь, или жует ихнюю дрянь - вон челюсти ходуном ходят и на губах зеленоватая пена. Я огляделась - метрах в тридцати от сарая, на краю невидимого мне обрыва возвышалась гряда валунов. Больше спрятаться было негде - вытоптанная каменистая площадка, поросшая низкой, высушенной солнцем травой.
- Ну, греби в камешки. Там отличный сервис. А я на стреме постою. Подмигнул он.
- Не вздумай идти за мной! - Пригрозила я.
- И не подумаю. - Алик присел на камень и достал из внутреннего кармана куртки бинокль. - Смотри-ка, какая техника - новейшая армейская модель. Комара на твоей заднице рассмотреть могу. А если он мне не понравится, то пущу в ход вот эту хлопушку. - Он подбросил на ладони пистолет.
Я не знаток оружия, но "пушка" показалась мне совсем игрушечной. "Наверно, газовый", - решила я, но не попросила посмотреть, а гордо направилась к валунам. Я шла прямо к морю, застывшему внизу в молочной дымке, и мне чудилось, что "Зодиак" ждет у причала, готовый протянуть крепкую дружескую руку.
Валуны оказались небольшими, но прямо за ними обрывался крутой спуск, поросший редким кустарником. Прежде, чем присесть за камень, я оглянулась Алик сотрясался от смеха, поблескивая наведенным на меня биноклем.
"Ну, раз так - была не была!" - Ноги сами понесли меня к обрыву, из-под сандалий покатились камни. Я летела вниз, пытаясь ухватиться за колючие кусты, ломая ногти, сбивая в кровь колени, падая и поднимаясь... Что-то просвистело совсем рядом. Справа, слева... Я, наконец, скатилась на ровную площадку среди огромных слоистых, как куски пирога, валунов.
- Эй, беби... В стрельбе я ас. И уверен, что не попаду в твою дурную башку. Но рикошет - страшное дело, особенно, когда кругом камни. - У края обрыва возвышался Алик. - Замри-ка, слушай...
Два тихих выстрела и две пули взрыли крупный песок прямо у моих колен. Не помня себя от ужаса, я вскочила, слыша над головой идиотский гогот Алика. Метнувшись к спасительной гряде, я замерла, крик застрял у меня в горле - прямо на меня шел, широко растопыря руки с толстой, свернутой петлей веревкой старик в длиннополом халате и феске. Все это было так неправдоподобно глупо и даже смешно, что я показала ему язык. Сознание, чтобы избежать шока, переключилось на регистр "полубред" - все происходящее со мной я воспринимала как сон или нагло материализовывающуюся фантазию. Страх пропал, исчезла боль в разбитых ногах, осталось дерзкое желание переиграть нападающих, вырваться и, наверно, взлететь. Да, я чувствовала легкость и радость, предвосхищающие полет. Оказавшись на краю отвесного обрыва, я подняла руки, чтобы почувствовать плотность несущего меня воздуха... И тут что-то взорвалось у меня в голове и обрушилась на мир чернота...
Глава 10
Я почувствовала, что тону, уж точно задохнусь, если сейчас не открою глаза. Струя воды падала мне на лицо. Вскрикнув, я села, ощупала ушибленную голову. Мокрые, слипшиеся волосы и большая шишка над левым виском свидетельствовали о том, что плен и побег не были сном. Саднили колени, вся кожа горела от впившихся в неё колючек. Масляный фонарь, повешенный на крюк, освещал мрачную картину. Кажется, я находилась все в том же сарае, где провела ночь с Ирой и Асей. Но здесь уже никого не было, кроме двух турок, возвышавшихся надо мной. Они о чем-то спорили, бурно жестикулируя. Один, совсем мальчишка, выплеснул мне в лицо оставшуюся в кувшине воду, посторонился, уступая место второму и, кажется, подначивал его насмешливыми репликами.
Старик в затертом халате, тот самый, что намеревался заарканить меня веревкой, радостно смеясь, покрутил над моим носом изогнутое лезвие ножа. Он смотрел на меня, как на загнанного зверя, но в хищной радости охотника я уловила такое, что заставило меня вскочить на ноги. Хихиканье превратилось в хриплый гогот. Еще бы - мое тело едва прикрывали оставшиеся от хитона лохмотья, бретелька бюстгальтера оборвалась, выпустив на свободу полную, белую, совершенно незагорелую грудь. К ней-то и тянулась дрожащая рука старика.
Взвизгнув, я отшатнулась, но турок назидательно показал мне сверкнувший нож и поманил пальцем, быстро тараторя что-то по-своему. Я поняла: он предлагал мне выбор - увечье или добровольную "любовь". Прикрывая обнаженную грудь руками, я пятилась до тех пор, пока не почувствовала за спиной стену. Старик, содрогаясь от смеха, наступал, растопыря руки. Правая сжимала нож, а левая продолжала манить меня скрюченным пальцем. Изловчившись, я ударила его ногой по коленям. Разинув беззубый рот, турок взвыл длинное ругательство и что-то рявкнул молодому.
Через пару минут я лежала в сене со связанными за спиной руками, на моих ногах сидел парень, а старик поспешно раздевался. Под вонючим халатом оказалась длинная белая рубаха, а под ней - дряблое, поросшее курчавой седой шерстью тело.
Привычка рыться в чужом подсознании оказалась устойчивой - даже в этот момент поймала себя на едва мерцающей в хаосе отвращения и ужаса мысли: а что он, собственно может? Профессиональное любопытство, смешанное с женским торжеством: чертовски приятно наблюдать бессилие почти взявшего над тобой верх противника!
Старик склонился надо мной и ловким взмахом ножа рассек ткань трусов и остатки бюстгальтера - будто освободил от подарочной ленточки сладчайший приз. Из разинутого от удовольствия рта закапала слюна. Мои глаза зажмурились сами собой, прервав профессиональное наблюдение. И, о Боже! Вырываться и дергаться было бесполезно - по части потенции и хватки этот дикий старик мог дать фору цивилизованному плейбою...
Пыхтение, оханье, омерзительный запах пота, елозанье липкого старого тела - значит, так и выглядит насилие. Парень держал меня за ноги, что ограничивало возможность насильника и подстегивало его возбуждение. Ему и не требовалось разнообразие - натиск и темп, жадное тисканье и укусы - что ещё возьмешь от смиренной жертвы. Когда он затих, хрипя на моей груди, я смачно плюнула в мокрое от пота лицо. И получила удар кулаком в зубы. Кровь из рассеченной губы заполнила рот. Насильник сполз, а парень отпустил мои ноги, дав возможность перевернуться набок и сплюнуть. Рвотные спазмы подступили к горлу.
Тем временем надо мной, содрогающейся от омерзения, разыгралась вполне комедийная ситуация: старик подталкивал парня ко мне, объясняя, видимо, что теперь его очередь, и что если он не последует примеру старика, то значит вообще - не мужчина. Все это было написано на лице мальчишки, ошалевшего от волнения и страха. Он не мог оторвать от меня голодных глаз, судорожно сглатывая слюну. Но даже получив от старика толчок коленом под зад, не решался приступить к делу. Пятился, отмахиваясь руками, и, наконец, что-то резко вскрикнул, показав на свои серые холщовые штаны с темным пятном в паху. Старик схватился за живот, багровея от смеха и тыча пальцем в мокрое пятно. Он даже старался обратить на этот факт мое внимание. Я с некоторым облегчением перевела дух - кажется, оба насильника вышли из строя. И даже сделала попытку просить развязать мне руки, бормоча "плиз" и поворачиваясь спиной... Но они ушли, хлопнув дверью и лязгнув засовами. В мертвой тишине было слышно, как под сеном скребутся, слабо попискивая, мыши. Турки унесли фонарь - темнота казалась непроницаемой, как полная слепота. От бессилия и боли я окаменела и только тут поняла, что наверно свихнулась, или вот-вот окончательно сойду с ума. Все случившееся со мной воем пожарной сирены рванулось в голову, грозя разнести её вдребезги. Еще секунда - и что-то не выдержит, что-то взорвется внутри... Но тело испугалось смерти и сознание благоразумно спряталось за бархатный занавес обморока.
..."Вот так этот вонючий туземец оказался твоим вторым мужчиной, престарелая скромница", - вонзил кто-то злючий и правдивый острый шип в мой воспаленный мозг. - Надо было постараться получить удовольствие, раз уж повезло и обещанное А. Р. Т. совращение так и не состоялось. А он-то, как раз, и должен был стать первым.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики