науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он хотел, чтобы я сама извлекла это слово из своей души, где оно жило все эти годы. Я - самый преданный и близкий друг Сергея, лучше всех знала, что нравственный компас Баташова работал на диво точно: добро всегда было добром, а зло - злом, в каком бы обличье оно ни выступало.
И это открыл мне Юл! Он, а не я, увидел правду в печальной истории "Сонечки", которую какой-то внимательный дяденька не забыл занести в досье Баташова. Интересно, как выглядели там формулировки, поразившие воображение Юла?
!Влюбленная в С. Баташова гражданка Полунина скончалась в результате ножевого ранения в грудь во время уличной драки"? Или "Проститутка Полунина заслонила своим телом работника районного отделения милиции С. Баташова, которого считала самым лучшим человеком на свете..." Возможно, нынешние летописцы криминального мира более склонны к романтике, чем к протоколу. Ведь они не забыли помянуть последнюю волю этой московской "Сонечки Мармеладовой" и то, что мой муж, инспектор милиции по кличке Чистый до сих пор чувствует на своих руках кровь погибшей из-за него девушки.
Теперь на мне и на Сергее кровь Юла. Очень много крови. Полная ванна. Я посмотрела на свои ладони, сжимавшие руль. Машина вильнула. В свете фонарей ладони мертвенно синели, я отерла их о юбку, и рвотный спазм подкатил к горлу. Никогда не забыть, как пахнет смешанная с горячей водой кровь!
Мои мысли путались, принимая форму ужасающих в своей реальности видений. Конечно, мне явились мертвецы. Они глумились над моим смятением, тянули ко мне взывающие к отмщению руки: отец, Юрка, Ирочка, Рустамовы, подмигивающая голубым шальным глазом Аська.
А среди них - печальный, отрешенный, шагающий куда-то в светящуюся дымку Юл. Он уходил, становясь все меньше и меньше - черной точкой на горизонте. И снова, как уже много раз прежде, меня обожгла боль оттого, что я вижу его последний раз.
Мне так часто приходилось обмирать от тоски, глядя в его удаляющуюся спину, и думать, заклинать - "нет, нет, неправда, не может быть", что и сейчас я не могла верить в случившееся. Я прогоняла видение безжизненного тела, распластавшегося в алой воде, я отворачивалась от насмешливых глаз Аськи и не хотела видеть лицо Сергея - строгое, задумчивое, с черной дырочкой в виске...
Я осознала реальность, лишь выехав на шоссе. Навстречу неслись привычные столбики с названиями деревень, автобусные остановки под черными соснами, жадно разевали рот урны в виде черно-белых пингвинов... А вот и мозаичное панно - космический корабль и синяя планета, под которой я нашла одурманенного Юла... Потом мы обливались водой на веранде и грелись друг о друга, свернувшись клубком под ватным одеялом...
Нет, нет... это уже было. И никогда больше не будет! Я еду домой, где заперла в подвале своего мужа, приговорив его к судилищу совести. А ещё я натравила на него Ртищевых. Я говорила с Афанасием днем и намекнула, что Сергей хочет рассказать ему что-то важное. В то время Лара уже, вероятно, "открыла глаза" Юлу, дав ему понять, какую роль он послушно сыграл в этой истории, и толкнуть на самоубийство. Потом, выждав, когда я покину дом, коршуны нагрянули к жертве. Не одни, наверно, с хозяином. А может, просто-напросто, послали к нему Аркадия, обезумевшего от ненависти и горя, потерявшего все, что у него было - дело, честь, Асю. "Останови Тайцева, он у последней черты", - писал Юл, торопя меня спасти мужа. А я все это время подыгрывала врагам, вознамерившимся сломить Сергея, заполучить его послушного, раздавленного моим предательством и презрением бывшего друга.
Но они просчитались.
Я-то знала, что у Сергея семь пуль. И одну он оставит себе.
Уже издали, вглядываясь в темноту, я пыталась разглядеть у забора синие мигалки милицейских машин и светлый фургон реанимации. В домиках за сиреневыми кустами спали люди, ничто не нарушало тишину дачной ночи. У соседей выла молодая овчарка, посаженная на цепь, на волейбольной площадке среди сосен тусовалась молодежь. Оттуда тянуло запахом костра и прорывались сквозь шелест встревоженной листвы обрывки бурного шлягера Майкла Джексона.
Я тихонько остановила машину возле забора, не став заезжать во двор и вышла на залитую лунным светом дорожку. В окне кухни уютно светилась апельсиновая лампа и вздрагивал от ветерка край пестрой кисейной занавески. Наверно, я забыла выключить свет. Но ведь я не включала радио. Откуда же эти голоса?
Я кралась по влажной от росы траве к окну собственного дома, с тем ощущением радостной гибели, с которым, наверно, летит в огонь ослепленная бабочка. Ясновидец Саша не зря намекал на скрытые возможности моей интуиции. Подтягиваясь к подоконнику, я уже знала, что увижу в комнате.
Нам кухонном столе стояла полупустая бутылка водки, блюдо с крупно нарезанными помидорами и открытая консервная банка. Двое мужчин, сидящие друг против друга, что-то оживленно обсуждали.
Лицо Аркадия было непривычно радостным. С рюмкой в одной руке и вилкой в другой, он выглядел победителем. Вот он поднял рюмку, чокнулся с собутыльником и со словами "Будем живы!" - осушил её, закусив помидором.
- А как же, теперь непременно будем, - ответил второй и обернулся к окну.
- Слава?! - вырвалось у них одновременно.
- Сергей?! - Это было последнее слово, которое я произнесла. За ним чернела пустота и долгое, долгое молчание...
В одиннадцать вечера романтические прогулки по тихим московским улочкам небезопасны. Никто из служителей законопорядка, круглосуточно патрулирующих центр, не посоветует мирному гражданину забредать в уютные переулки старого города или совершить моцион по безлюдным набережным. Близость реки вообще опасна. То ли возможность без труда спрятать концы в воду, то ли особые флюиды, исходящие от ночной реки, делают набережные зонами повышенной преступной активности.
Одинокого толстяка, бредущего от Большого каменного моста по направлению к Воробьевым горам, патруль останавливал дважды. Мужчина покачивался и вид имел весьма неуверенный, хотя признаков алкогольного или наркотического опьянения у него обнаружить не удалось, как и каких-либо предметов криминального характера. Документы бродяги были в порядке, а старенький перочинный нож с обломанным лезвием никак не мог притязать на орудие убийство.
Никому из патрульных не пришло в голову попросить подозрительного москвича снять брюки. Зрелище произведенной операции могло вызвать недоумение - так обычно мстят итальянские мафиози предателю, нарушившему закон омерты, а отрезанный орган затыкают в рот провинившегося.
Врач на крымской вилле соблюдал законы антисептики, хотя и не воспользовался анестезией. Палачам, со всей очевидностью, хотелось сохранить жизнь жертве, нанеся удар по её рассудку.
Он пришел в себя на пыльном шоссе у столбика с указателем "Симферополь 3 км". Слова ничего не говорили ему, как и пустынная в предрассветные часы южная местность. Но рука быстро нащупала висевший на шее крестик и, оборвав цепочку, с омерзением швырнула его в придорожный бурьян. По коже пробежала дрожь отвращения.
Человек с облегчением вздохнул, будто сбросил с себя скорпиона. Те, кто мучил его в подвале, смеялись, увидев крест: "Проси защиты у своего боженьки". Он просил, истово шепча "Отче наш" - единственную молитву, которую знал с детства... Защитник предал его.
Выжив после варварского надругательства, Анатолий поначалу ничего не помнил, а вспомнив, ощутил себя совсем другим существом - сильным, ловким, хитрым. Если бы ему пришлось заполнять анкету, то во всех первых пяти пунктах он написал бы только одно слово - Мститель.
Мститель, несомненно, обладал качествами сверхчеловека, потому что перестал ощущать себя представителем рода Homo sapiens, а следовательно, был избавлен от страхов и сомнений, связанных с мыслью о смерти. Ему удавалось предугадать действия окружающих и не составляло никакого труда добиться желаемого. А хотел он не так уж мало.
Никогда ещё цель не казалась ему столь желанной, а средства её осуществления - столь простыми.
Узнать о строго законспирированном ночном заседании Комитета в пентхаузе Арчила оказалось проще простого: Мститель запомнил код радиоволны, на которой переговаривался с прислугой хозяин высотного имения, и вскоре услышал, что на субботний вечер назначен прием по "формуле 7а".
Он оказался на месте за час до назначенного срока, поскольку предугадал, что ночной вояж по набережным потребует времени на беседы с патрульными службами. Из этих же соображений Мститель предусмотрительно положил в карман спортивной рубашки паспорт и не оставил при себе ничего, что могло вызвать хоть какое-то подозрение. Сломанный перочинный ножик тот минимум, который был ему необходим для осуществления задуманной цели.
Увидев ещё издали матовый свет в стеклянном доме на крыше мирно смотрящего "Вести" дома, странный человек почувствовал знакомый запах невероятно обострившимся нюхом. - Зверь затаился в норе, был совсем рядом, в пределах досягаемости его обоняния и зрения. Ощущения, образы, оставшиеся в сознании Анатолия в тот последний день на крымской вилле, когда он ещё был человеком, подчинили себе все остальное. Мститель, по существу, стал высокочувствительным прибором, настроенным лишь на одну волну выслеживания и охоты. Облокотившись на прохладный гранит парапета, он прикрыл глаза от наслаждения: ещё один, последний рывок - и все будет кончено.
Оставалось совсем немного - заставить непослушное, истерзанное тело преодолеть каких-нибудь двести метров. Тяжело, душно, больно... Но зато какое блаженство! Толстый человек с пошатывающейся походкой уличного забулдыги скрылся в темном дворе, содрогаясь от беззвучного, сумасшедшего смеха.
- Мне кажется, кое-кто здесь нервничает. Значит, без шампанского не обойтись. - Арчил вопросительно посмотрел на беспокойно метавшуюся по гостиной Лару. Пространство позволяло совершать большие перебежки из конца в конец заметно обогатившейся за последние месяцы музейной экспозиции.
Сильное тело Лары, затянутое в узкий комбинезон из алой лайки флорентийской шелковистой выделки притягивало взгляд хозяина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики