науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Дэвид отпустил меня, позволив встать на ноги, но продолжал поддерживать меня под руку, помогая сохранять равновесие. Я чувствовала себя очень уставшей, едва ли не бредила.– Что? – прошептала я.Джонатан вздохнул.– Он украл жизненную энергию и передал ее тебе.Украл? О боже, не говорите мне, что он убил кого-то еще. Не говорите мне этого.Джонатан вновь быстро взглянул на Дэвида, стоявшего за моей спиной, когда тот сказал:– Не украл. Я взял ее. У себя самого.Джонатан кивнул.– Ну да. Он разорвал свою жизнь напополам и одну половинку отдал тебе. Что означает… что точно это значит, Дэвид? Просвети нас.– Ничего.Джонатан округлил глаза, схватил нетронутую бутылку Дэвида и сделал большой глоток.– Знаешь, то, что ты сделал, тянет на мученичество. Может, тебе следовало бросить все и попытаться стать священником? Ничего . Дерьмо. Ты совершил самоубийство из-за девушки.Дэвид разрезал себя, звучит вполне разумно. Слишком разумно.Я чувствовала, как напряжение продолжает петь в тонких струнах его мышц.– Ты преувеличиваешь, Джонатан. Я не совершал самоубийства. Ну да, я из второго по силе среди свободных Джинов перешел в ранг середнячков. Ну и что?– Ну и что?! – недоверчиво переспросил Джонатан, нахмурив лоб, встал и начал мерить шагами комнату. Вперед и назад. Беспокойная энергия потрескивала вокруг, как поленья в огне, который в реальности не горел в камине, как скрипучие доски пола, не существовавшего в реальности, ни в каком виде из тех, что способны осознать люди.– Это все равно, что сделать лоботомию Эйнштейну и сказать, что это не имеет значения, ведь у него по-прежнему сохраняется пульс. Мы нуждаемся в тебе. И нам нужна вся твоя сила. Мы на войне, Дэвид! Я что, должен тебе это напоминать?Дэвид не ответил. Его рука крепко до боли сжимала мое плечо.Джонатан прервал свой маршрут, остановившись прямо напротив нас, и внимательно посмотрел на меня.– То, что он сделал, это примерно то же, что вырвать свое сердце голыми руками и объявить это пересадкой органов. Это возможно. Но это только чертовски трогательная глупость.– Я в порядке, – вмешался Дэвид.– Ты не в порядке! – Джонатан развернулся к нему и ткнул пальцем в лицо. – И даже не пробуй обсуждать это со мной. Ты истекаешь энергией на все чертово пространство. Скажи мне… можешь ли ты это остановить? Или же ты собираешься выжать себя досуха, сохраняя ей жизнь? Это лишь попытка наполнить высохшее озеро чайной ложкой, Дэвид. Ты не сможешь этого сделать. Ты не сможешь превратить человека в джинна, потому что люди совершенно, чертовски не подходят для этого .Дэвид молчал. Лицо Джонатана застыло.– И не нужно считать мои слова дерьмом, – сказал он безнадежно. – По крайней мере, это то, что я действительно думаю.Он развернулся, подошел к камину и подобрал угрожающе выглядящую черную кочергу и ткнул ей в беззащитные поленья. Они затрещали, взорвались искрами и рассыпались. Я через плечо обернулась на Дэвида, спокойного, твердого, собранного.– Он прав? – спросила я.– Нет, – сказал он. – Да, я теряю часть энергии, так же как человек может потерять часть своей крови без ущерба для здоровья. Это ерунда.Джонатан швырнул кочергу назад в ажурный чугунный держатель. С резким клацаньем металл ударился о металл.– Семь дней. – Темные глаза Джонатана пылали от переполнявших его эмоций. – Я сижу здесь и наблюдаю, как из тебя утекает жизнь на эфирном плане семь чертовых дней! Я не буду сидеть ровно на своей всемогущей заднице, пока ты умираешь.– Это не твое дело.– Дэвид…– Это не твое дело, Джонатан! – Медные глаза Дэвида горели бешенством. Взгляд Джонатана был темен и глубок как космос. Они не двигались, но я чувствовала, как рушатся защиты, и все мое существо кричало, требуя убраться к черту из пространства между ними.Но, так или иначе, я не стала прислушиваться к советам собственных чувств.Я развернулась к Дэвиду.– Что за дерьмовый образец мифического героя ты на себя решил примерить? Я тебя не просила убивать себя ради меня! Я бы никогда не потребовала такого! Ты не можешь, черт тебя дери, сделать меня джинном и подохнуть! Слышишь меня? Не можешь!Джонатан рассмеялся.– Я тебя умоляю. Он не сделал тебя джинном, неужели до тебя до сих пор не дошло? Он сделал каждого из вас половиной джинна.Я заметила, что мои волосы снова собрались в локоны, как только нарушилась моя сосредоточенность. Я потеряла и серый цвет радужки, сохранять который старался научить меня Дэвид, и чувствовала, как мои глаза изменились – вспышка – они стали серебряными.– Половиной?– Да. Как две половинки единого целою. – Джонатан скривился, словно от горечи. – И что это за целое, у меня нет ни малейшего представления. Возможно, я идиот.– Отлично. В таком случае исправь это, – сказала я, – уничтожь.– Нет! – снова воскликнул Дэвид, и на этот раз, наконец, пошевелился, взяв меня за плечи и физически сдвинув с дороги. Потом решительно усадил на диван.– Ты не понимаешь. Я прошу тебя молчать.– Слушай, она ясно попросила, – сказал Джонатане и наставил на меня палец.– Нет! – Дэвид выбросил руку вперед, ладонью от себя, отталкивая Джонатана, хотя тот не предпринимая никаких шагов для реализации нашего решения. Он опустился на одно колено прямо в своем оливковом пальто и взял мою руку в свои. Тепло кожи, искренность, сияющая в его глазах…– Джоанн, это касается только его и меня. Дай нам решить это между собой.Джонатан перевернул бутылку, осушив до дна, и бросил ее в камин. Звон стекла затерялся в реве пламени, огонь взметнулся, ластясь, словно домашний любимец.– Дерьмо . Несмотря на то, что все это очень трогательно, Дэвид, это совершенный бред. Ты не сможешь сделать ее одной из нас. Ты можешь сохранить ей жизнь, ты можешь дать ей силы, но цена этого слишком, чертовски высока. Неужели ты думаешь, что я собираюсь стоять в стороне и позволю тебе это сделать?Дэвид улыбнулся, но я точно могла сказать, что улыбка предназначалась не мне. Она была горькой, очень личной и полной боли.– Смотри, как ты прекрасна, моя любовь, смотри, как ты прекрасна…– Эй! Не нужно мне этого цитировать. Ты же знаешь, как я это ненавижу. – Джонатан подошел сзади и впился взглядом в нас обоих. После долгого молчания что-то в нем растаяло. Может быть, гнев. Или решимость. – Ты действительно это делаешь.Пальцы Дэвида сомкнулись вокруг моих.– Это уже сделано.– Ты умрешь, чтобы дать ей жизнь.– Я не думаю, что это обязательно должно случиться, но если дойдет до этого, то да. Я не боюсь.Внутри меня что-то застыло в неподвижности. Совершенной, абсолютной неподвижности. Я вся сосредоточилась на Дэвиде, на его глазах, на энергии, перетекающей от него ко мне. Энергии, которая, как я теперь понимала, поддерживала мою жизнь.– Пожалуйста, – голос Дэвида стал мягким, низким, вибрирующим в глубине горла, – Джонатан . Пожалуйста. Это мой выбор .Он сделал акцент на последнем слове, и я видела, как оно ударило второго джинна, стоявшего, скрестив на груди руки и глядя вдаль. Окутало болью.Между этими двумя было так много того, чего я не понимала, и знала, что никогда не пойму. Я знала Дэвида не больше недели, они же провели вместе вечность. Неудивительно, что Джонатан был тверд и до боли резок с ним. И не удивительно, что он желал моей смерти. У меня возникли те же самые чувства, если бы я обнаружила, что кто-то пытается разрушить дружбу, имеющую столь длинную историю.– Твой выбор, – повторил Джонатан. – Ну да, ты молодец. Если я лишу тебя выбора, то буду не лучше последней задницы, заключившей твою душу в бутылку. Ты это имеешь в виду?Он уставился в окно. Раньше там был замерзший снежный ландшафт с чистым голубым небом. Теперь за окном простиралась улица большого города с массой людей, двигающихся подобно кровяным тельцам в артерии – каждый сам по себе. Серое небо, серые здания, серый дым выхлопных труб такси.Он сказал:– Ты знаешь, как я к ним отношусь. Они словно нашествие саранчи, пожирающей все на своем пути. И теперь ты хочешь открыть для них еще и наш мир.– Не для них . Она человек. Один человек.– Одна смертная, – поправил Джонатан. – В наши дни каждый отдельный человек заслуживает того, чтобы быть стертым с лица земли.То, что он сказал, для него не было пустым звуком. Джонатан снова повернулся и уставился на нас.– Но ты не собираешься меня слушать. Ты никогда этого не делал. Даже если это сработает, один из них найдет тебя, точно также как в последний раз, засунет тебя в чертову бутылку и сделает рабом. Ты выиграл свою свободу, Дэвид. Это драгоценный приз. Не разбазаривай ее подобным образом.– Я не разбазариваю, – ответил Дэвид, – я трачу свободу на то, что считаю действительно важным.Его слова ранили Джонатана словно ножом. Он вздрогнул и с тихим стоном втянул в себя воздух. Потом снова отвернулся к окну, уставился в него невидящим взглядов, и внезапно я почувствовала, что нечто упускала прежде. Вся эта мощь, такая масса возможностей – и при этом он был в ловушке.Заперт здесь в этом доме, какую бы реальность он ни создавал для себя. Он смотрел на мир из этого сейфа, разделенный с ним оконным стеклом.И, возможно, будучи тем, кем он был, обладая подобным могуществом, он не имел иного выбора. «Он единственный истинный бог для тебя в твоем новом существовании, маленькая бабочка» , – сказала Рэйчел.Бог, не смеющий покинуть свои небеса.– Что будет, если я умру? – спросила я. Должно быть, я удивила из обоих. Я чувствовала реакцию Дэвида и угадала реакцию Джонатана по тому, как напряглись, а потом вновь расслабились его плечи.– Ты джинн, – сказал Дэвид, – ты не можешь умереть.– Согласно его словам, я только половина. Значит, могу. Итак, что будет, если половина умрет? – Я откашлялась, прочищая горло. – Если это произойдет, получит ли Дэвид свою энергию обратно?– С тобой ничего не случится, – буркнул Дэвид.– Я сейчас не с тобой разговариваю.– Ладно. Хорошо. Попробуй поговорить с ним .Джонатан ответил на мой вопрос:– Это зависит от того, будет ли он идиотом настолько, чтобы умереть вместе с тобой или все же позволит тебе уйти. Но да, если позволит… он вновь станет самим собой.– Значит, когда ты говорил, что хочешь вес исправить и восстановить его силы, это означало, что ты хочешь меня убить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики