науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На меня. Но это было невозможно, так как я знала, что на самом деле, меня здесь нет. Я находилась в другом месте и в другом времени.Глаза Сары были цвета аметиста – прекрасные и спокойные. Она внимательно посмотрела в угол, где парила я, а потом улыбнулась.– Мое сердце живет по другим законам, – сказала она и выпустила руку мужчины.Сара встала, и белое платье упало, скользнуло на пол лужицей ткани; кожа под ним мягко светилась, великолепная как слоновая кость. Ни один скульптор не создавал подобных форм, таких совершенных, таких грациозных.– Не делай этого, – сказал Дэвид и шагнул в ее сторону. Я знала, что он смог бы остановить ее, но что-то – может быть, только разрывающее сердце страдание в ее глазах – поколебали его решимость.Она отвернула простыню и легла на узкую кровать. Казалось, умирающий посмотрел на нее. Его бесцветные глаза расширились, слово, которое он пытался произнести, скорее всего, было «нет»… и тут ее руки сомкнулись вокруг него. Ее светлые волосы накрыли их обоих, словно плащом, соединяя в единое целое.– Нет, Сара. – Прошептал Дэвид. Но звучало это как «Прощай».Вспышка света на кровати, яркая, словно пылающий костер. Я слышала пронзительные крики. Ужасные, полные боли. Они умирали оба, умирали мучительно.Дэвид не сдвинулся с места. Возможно, не мог. Мне хотелось что-то сделать, но все это было лишь видением, всего лишь моими грезами. И я только парила, ожидая, пока догорит огонь, утихнут крики и постепенно поблекнет свет.На кровати неподвижно лежало два тела.Один из них открыл рот в сухом, беззвучном, мучительном крике.Теперь у него были бирюзовые глаза, и волосы, еще недавно торчавшие бледными редкими пучками, превратились в золотистые светлые локоны. Его жизнь и здоровье вернулись, и он был обязан этим ей.Сара неподвижно лежала рядом с ним, аметистовые глаза оставались открытыми. Он протянул руку, собираясь дотронуться до ее лица… и кожа слоновой кости пошла трещинами, превращаясь в пыль, и начала осыпаться.Кожа сходила клочками, обнажая то, что было под ней. Мягкое нежное марево ифрита выскользнуло наружу из-под того, что осталось от джинна по имени Сара. Когда человек потянулся к нему, ифрит вздрогнул и отлетел прочь. Зашипел.Он уронил руку в пыль на кровати и посмотрел на Дэвида, по лицу его текли слезы. Слов не было. И не было средств что-то изменить.Дэвид заговорил, и в его сильном резком голосе звучала глубокая печаль:– Я прошу тебя быть достойным этой жертвы, Патрик.И в этот момент к Патрику вернулся голос. Он закричал.
На следующий день я проснулась от запаха бекона, апельсинового сока и свежесваренного кофе. Но на столике возле меня стояла лишь сахарница. Я все еще была под властью видений… воспоминаний?.. ночных грез?.. и оглянулась вокруг. Я снова видела ту же строгую каменную комнату, где испускал последний вздох умирающий, где прекрасная и грациозная красавица превратилась в нечто уродливое и извращенное.Он продолжал держать ее рядом с собой все это время – или же она часто навещала его. Это было невозможно объяснить, ощущения наплывали сами, раньше, чем рождались вопросы, и я сомневалась, что это дело рук Патрика. Он оставил этот опустошающий, полный боли момент глубоко в прошлом. Сегодняшний Патрик был холоден, остроумен и прекрасно себя контролировал.И, тем не менее, у скользкого вездесущего марева ифрита, бывшего когда-то Сарой, имелась и другая история, не так ли? История любви, любви страстной, благородной, жертвенной, трагичной… Продолжала ли она его любить так же сильно? Рэйчел говорила, ифриты поддерживают свою жизнь, высасывая силы других джиннов. Но, тем не менее, Сара пребывала здесь, не нанося Патрику особого урона.Я решительно остановилась, отказываясь думать о подобных отношениях, особенно перед едой.Патрик был так добр, что снял с меня туфли и накрыл пледом, пятнистым как леопард. Я накинула его на плечи и босиком отправилась на кухню, серьезно обдумывая, не сменить ли одежду на что-нибудь более подходяще для борьбы, поскольку уроки Патрика больше напоминали профессиональные бои без правил. Может быть, спандекс и миленькая изящная маска-домино? Меня можно будет называть, например, Щелкунчик.Завтрак был уже на столе, превосходно сервированный, как в рекламе в дорогом журнале. В центре стола даже имелась ваза с только что сорванными ромашками. Ну, может, и не как в самом дорогом журнале, но в любом случае Патрик старался.– Патрик?Ответа не было. Я взяла небольшой кусок яичницы с беконом. Она оказалась восхитительно свежей, теплой, только что приготовленной. Бекон был хрустящим, но не пережаренным, апельсиновый сок – вкусным и резким. Кофе в кружке с надписью «Привет, Кошечка!» был черным, как грех, и раза в два слаще.Я только что покончила с последней порцией оладьей, когда почувствовала несомненный порыв силы, обычно сопровождающий действие сильного заклинания, и вошел Патрик, одетый в крайне неприличный купальный халат. Я была абсолютно уверена, что Дисней не одобрил бы то, что делали герои его мультфильмов на этом темно-голубом атласном фоне.С другой стороны, я была счастлива, что Патрик одет хотя бы в такой халат.Он подошел к столу, взял стул, раскрыл утреннюю газету и внимательно взглянул на меня поверх очков.– Хорошо спала?– Прекрасно. Что-то между обмороком и вечным сном, – ответила я. – Думаю, что все же ближе к обмороку.– А, – он зашуршал газетой. – Видела заголовки? Он повернул страницу ко мне.Там была фотография ураганной волны на побережье Флориды, разрушающей большое количество домов. Заголовок гласил: «Буря столетия?» Я со свистом вдохнула воздух и потом медленно выдохнула.– Дело моих рук? – спросила я.Он послал мне шаловливую улыбку.– Вряд ли. – Он вновь вернул себе газету. – Как обычно, твои друзья из Хранителей Погоды все сделали через задницу. Как так может быть, что при всей твоей власти у тебя каждый год тысяча человек погибает от подобных штормов?И я позволила втянуть себя в передаваемую из поколения в поколение дискуссию между различными ветвями власти в Ассоциации Хранителей, что едва ли не каждый раз разгорается между Хранителями Погоды, Хранителями Огня и Хранителями Земли. Я помнила, что Патрик раньше был Хранителем Огня.Я задумчиво подцепила очередной кусочек бекона.– А как насчет Команды Копченых Медведей, которая позволила лесным пожарам уничтожить половину Калифорнии в прошлом году? Это было нечто.Он проворчал соглашаясь:– Как ты думаешь, будь у тебя джинн, ты бы работала лучше?– Конечно. – Подтвердила я и добавила немного перца в яичницу. – Было бы больше силы. И больше власти.– Власть исходит от джинна?Над этим вопросом мне нужно было подумать.– Нет. Власть исходит от… хранителя. От джинна идет сила.– Вообще-то оба ответа ошибочны. И то и другое – и власть и сила – идут от Хранителя. Джинн привносит только одну вещь – потенциал. – Он попробовал кофе, добавил сливок и размешал. – Как ты уже знаешь, это все, чем мы являемся. Потенциальная энергия. Люди являются кинетической. Они создают действие и противодействие. Мы только посредники, через которых они работают.Для меня это звучало примерно как дзен-буддизм.– Я не имею ни малейшего понятия, о чем ты только что говорил.– Я знаю. – Он подмигнул мне, опустил руку в карман халата и достал очень маленькую бутылочку, размером с пробник для духов с пластиковой крышкой. Он повертел ее между пальцами, потом поставил на стол и вынул пробку. Я ждала, что сейчас с хлопком появится джинн.Ничего не произошло.– Мне бы хотелось кое-что тебе объяснить, – сказал он. – Может быть, сейчас это и не будет иметь большого смысла, но думаю, пригодиться позднее.Я чувствовала сытость, хорошенько нагрузившись холестерином и жирами, замечательно устроившимися у меня… это заставило задуматься, что вообще-то происходит с едой в теле джинна? Все то же самое, что у людей или же имеются принципиальные отличия? Может быть, здесь пища растворяется энергетически без необходимости химического распада. М-да… Хороший вопрос.– Так, – сказала я и набрала полный рот солнечной Флориды в виде только что выжатого апельсинового сока. Энергия переходит во фрукт, потом снова в энергию. Физику я любила.– Я не плохой парень, – сказал Патрик. Теперь он не смотрел на меня, а изучал пузырек в своих толстых, но с превосходным маникюром пальцах. – Катастрофически эгоистичный, как мужчина, но, полагаю, что это не редкость. Я прожил хорошую жизнь. И любил одну женщину больше, чем саму жизнь. Больше чести.Я вспомнила видение.– Сара, – сказала я.Он бросил на меня короткий взгляд своих глубоких, как океан, глаз и быстро опустил их вновь.– Она была… изумительной. По правилам Хранителей, ты знаешь, запрещено использовать джиннов… таким образом. – Для парня, гостиная которого заставила бы побледнеть даже Боба Гуччионе, он выглядел очаровательно уклончивым, когда произносил эти слова. – И ни один хозяин, у которого есть хоть какая-то совесть, не станет требовать подобного. Но мы… это не был приказ или покорность. Это было…Он встряхнул головой.– Это было много лет назад.Я ощутила холодное марево в углу кухни. Да, она находилась здесь. Искаженный призрак Сары, ифрит, бесконечно скитающийся в поисках способа исцелить свои раны. Я не двинулась с места.Я чувствовала, что ее внимание сосредоточено на Патрике, и вспомнила видение – ее глубокую, могущественную любовь.– Ты любишь ее, – сказала я, – она любит тебя.– Вот потому-то и существуют законы. Для того, чтобы этого не повторилось вновь.Патрик встряхнул головой и вновь посмотрел на меня. Его глаза за очками были ясными и спокойными.– Я хочу вернуть ее назад, понимаешь. Она – часть моей души. Я хочу оживить Сару.Он пытался сказать мне что-то, только я никак не могла взять в толк, что именно. Апельсиновый сок встал у меня поперек горла.– Патрик…– Я и не думаю, что ты можешь сделать это, – сказал он почти легко. – Мне бы хотелось, чтобы отыскался способ помочь тебе, Джоанн. Но правда состоит в том, что ты, подобно мне, как человек должна умереть. У него нет способа сохранить тебе жизнь, не считая того, каким образом это сделала для меня Сара. Но цена слишком высока.Мне стало дурно.– Эй, хорошенькое дело.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики