науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Дэвид обратился в туман и исчез еще до того, как упал первый осколок.Джонатан, оставшись в одиночестве, закрыл глаза, сползая по стене своей тюрьмы – или убежища? – и уткнулся лбом в сложенные на коленях руки.Бутылка запечаталась сама, беззвучно окружая его стеной.Сон сменился тусклым серым светом, который озаряли холодные голубые искры.– Нет, – пробормотала я сквозь сон. – Не делай этого ради меня. Но я слишком хорошо его знала.
В следующий раз, когда меня выпустили из бутылки, все стало по-новому. Во-первых, комната была другой – чистая, прямо-таки скрупулезно выдраенная, начиная с аккуратной пирамиды апельсинов на зеленом подносе, заканчивая скромным ковриком и яркими подушками. Это место было настолько безупречным, что наводило на мысли о Ballet Russe. У меня начался приступ удушья. Берлога Патрика была пошлой и безвкусной, но ее наполняла энергия. Это комнату можно охарактеризовать единственным в мире словом: бездушная.Когда я обрела плоть, то стояла на ковре цвета шампанского все в тех же туфлях на шпильках, выглядя, как проститутка из стрип-шоу «Веселая домохозяйка Сюзи». Выражение лица Иветты Прентисс было еще более устрашающим, чем мой наряд.– Кевин?! – требовательно спросила Иветта. Она сидела на обитом кремовым сатином диване и выглядела блистательно, выверено небрежной – очень напоминая эту комнату. Ничего случайного – вы не добьетесь этой безыскусной элегантности, натянув джинсы и мазнув по губам помадой. Здесь нужны долгие часы тренировок.Кевин, наоборот, выглядел так, будто его только что вытащили из кровати. Помятый, растрепанный, в вылинявшей серой футболке с порванным рукавом и слишком широких джинсах, вызывающих ассоциации с гаучо. Действительно, они были размера на три больше, чем нужно и этак модно висели на бедрах, не скрывая не слишком чистых плавок.А к его волосам, похоже, никогда не приходили феи Расческа и Шампунь.Секунды три он не отвечал на ее сердитый окрик. Может быть, потому, что с трепетом взирал на костюм Мадженты, который нечаянно навязал мне.– А-а… что?– Ты уже открывал бутылку?– Нет! – Очевидная ложь. Опыта никакого. – Ну, я так, только взглянул. Немножко.Она одарила его убийственным взглядом, полным презрения, встала и, подойдя ко мне, обошла вокруг. Я так и ждала, что она начнет пинать шины и спрашивать, какой у меня пробег. Я бы очень хотела попросить ее поцеловать мою задницу, одетую в костюм французской горничной, но, естественно, не могла. Я не могла вообще ничего, кроме как молча закипать. Что ты сделала с Льюисом, сука? – Избавься от этого, – сказала она Кевину.– От чего?– От этой одежды, разумеется.– О… – Кевин понял, что не стоит упускать возможность. – Раздевайся, – сказал он мне. Это был прямой, недвусмысленный приказ. Я подумала и ограничилась тем, что сняла фартук. Кевин напрасно ждал, что я продолжу. – Снимай всю одежду, – уточнил он. Дерьмо. Я закрыла глаза и сделала это; сняла туфли, чулки, юбочку, топ, стринги – все. Стоя босиком на ковре, я чувствовала, как сквозняк холодит мою кожу.Иветта простонала:– О, ради всего святого, одень на нее что-нибудь приличное. Проявляй свою озабоченность в другое время.Никогда бы не подумала, что буду благодарна ей. Я открыла глаза и посмотрела на Кевина, ожидая приказа. Но тот был слишком занят пусканием слюней. Иветта размахнулась и влепила ему подзатыльник. Он вздрогнул, сжался и сказал:– Ладно. Надень что-нибудь. Что тебе нравится.Я остановилась на черном брючном костюме из спандекса, облегающей бледно-серебристой блузке и скромных туфлях от Стюарта Уэйтсмана на низком каблуке с кисточками. Я опустила руку в карман жакета и выудила темные очки Рей Бен – как финальный штрих.– Так-то лучше, – одобрила Иветта. – У тебя хороший вкус.– Наслаждайся, – двусмысленно ответила я.– Как тебя зовут? – спросила она.Раз она не мой хозяин и вопрос не задан три раза, то нет никаких причин говорить правду, решила я.– Лилит. – Звучит экзотично и вполне по-злодейски. Привет, я Лилит. Сегодня я буду вашим служителем зла. Да, мне нравится.– Лилит… – повторила Иветта. Она снова обошла меня, разглядывая. – Ты подойдешь.– Для чего? – спросила я. Она выглядела потрясенной. По-видимому, ее опыт говорил, что джинны не ведут себя так нагло. – И вообще, а ты кто?Отвечать на мои вопросы она почему-то не собиралась. Она взглянула на Кевина, по-видимому, обвиняя его в моем плохом поведении, и сказала:– Ты понял, что делать?– Ага, – он выглядел таким же обиженным, как и я. – Понял.– Не закрывай его.– Не буду.– Ты ведь знаешь, как это важно. – Господи, она же просто гнобила его. Наверное, она сама сказала бы, что просто уточняет поручение, но я видела, как у нее глаза засветились. Ей просто доставляло удовольствие заставлять его чувствовать себя неловко. Ее это развлекало.Кевин, разумеется, начал защищаться.– Да понял я уже! Блин, мама! Выйди, покури.Я почти пожалела бедного ребенка. Неопрятный, страдающий от избытка гормонов, некрасивый, да еще и мачеха достала до смерти…Правда, я вспомнила, как он пялился на меня – будто пьяный старикашка в стрип-клубе, и все мое сочувствие тут же испарилось.– Ладно, – Кевин тяжело вздохнул, сжал кулаки и сказал: – Так. Я хочу, чтобы ты сделала кое-что.Развитие событий меня не впечатлило.– Я хочу, чтобы ты устроила большой пожар в… – Он взглянул на мать, которая смотрела на него, как гарпия, готовая стереть его в порошок. – …в городе, который называется Сикаскет, штат Мэн.Что за черт?.. А, впрочем, не важно. Я уже нашла обходной путь, в которых джинны так сильны.– Да, конечно. Поняла.Я продумывала способ, которым можно провернуть это. Большой, красивый пожар – в таком месте, где он ничего не сожжет. Впечатляюще, но не опасно.Иветта издала звук, похожий на мурлыканье, который должен был означать разочарование, и обратилась у нему:– Весь город. Уничтожь всех и все в нем.– Угу. Как она говорит, – сказал он мне, явно без особого энтузиазма. – Большой пожар. Уничтожь город и всех, кто живет там. Сейчас же. Э-э… и можешь стать этой туманной штукой, чтобы попасть туда.Часть меня, которую я не могла контролировать, уже потянулась за энергией Кевина, впуская ее в себя мощным живительным потоком. Боже, каким он был сильным. Я думала, только Льюис обладает подобной мощью, но обнаружить ее в ком-то вроде Кевина… Это было немыслимо. Безмерно.И я должна была вот-вот использовать эту энергию для того, чтобы поджарить живьем целый город. О Господи, пет. – Иди, – сказал Кевин и неловко махнул рукой. – Делай, что я тебе сказал.К своему великому ужасу, я поняла, что не могу остановиться.Я превращалась в туман. Кевин, бездушная комната, Иветта – растворялись в небытии.Он не приказывал мне путешествовать через эфир, так что я, оставаясь в нематериальной форме, двигалась так медленно, как позволяла физика реального мира. Я летела горячим ветром сквозь небо и облака, не в силах управлять собой, приближаясь к своей цели. И знала, что когда достигну ее, погублю не одну жизнь.Я должна была придумать способ избежать этого. Как? Я не могла ничего сделать, совсем ничего. Меня контролировала чужая воля; я была лишь проводником силы. Хорошо, если я провод, то, может быть, есть способ изолировать меня?Уменьшить ущерб, который я принесу? Как? Думай, черт тебя возьми! Я умела только управлять погодой, но толку от этого сейчас было никакого…Или нет?Я ухватилась за сияющую сеть штормовой энергии с моря и потянула ее за собой как шлейф свадебного платья в Сикаскет, штат Мэн.Я знала, не могу сказать как, что в Сикаскете сейчас 1372 человека. Не считая кошек и собак, животных на фермах, птиц, насекомых, растений и всего, что составляет экосферу, которая делает жизнь возможной и желанной.Я должна была найти способ спасти их.
Казалось, прошла целая вечность – а на самом деле несколько часов – с момента, когда я покинула дом Прентиссов до того, как я приземлилась на углу Дэвиса и Каннингема, прямо напротив вывески, гласящей: «Торговая палата Сикаскета приветствует вас», украшенной знаком ротари-клуба и логотипами Харди и Макдоналдса. На вывеске чуть ниже и поменьше было «дом кровавых пиратов, женская баскетбольная команда, 1998».Прямо напротив меня, через улицу располагалась кофейня «Starbuks». Там было пять или шесть человек которые сидели за крошечными неудобными столиками и потягивали мокко, каппучино или латте. Двое детей носились по тротуару, гоняясь за щенком; тут же прогуливались несколько кошек; люди разговаривали, смеялись и не видели смерти, которую я несла им.Нет. Нет-нет-нет-нет!Я попробовала. Я собрала все силы и попробовала остановиться, но мои руки сами рванулись вперед, и энергия, которую я позаимствовала у Кевина, эта наполнявшая меня бурлящая сила, взорвалась над городом огненным куполом.Нет!Я не могла остановить происходящее, но могла попытаться смягчить последствия. В то время как одна часть меня под принуждением сеяла разрушения, другая – по крайней мере, отчасти свободная – отчаянно переплетала друг с другом ветры. Времени не хватало, времени было в обрез. Работа с погодой требует сосредоточенности, осторожности, как нейрохирургия. А это скорее напоминало ампутацию в полевом госпитале без наркоза. Я увеличила густоту воздуха, разогрела его быстрее, чем в микроволновке, создала противостоящий холодный фронт и столкнула их друг с другом.Наступил… хаос. В вышине, далеко от беснующегося над городом пламени я увидела тучи, взрывающиеся иссиня-черными грибами. Беззвучно, но с невероятной силой. Я видела на тонком плане, как ватно-белое облако закипает сильнее и сильнее, горячий воздух прорывается сквозь холодный, молекулы воды ударяются друг о друга с таким неистовством, что энергия волнами разбегается вокруг.Движение превращается в форсированную атаку на неподвижную стену системы с низким давлением.Вперед, вперед, вперед! Я умоляла их двигаться быстрее, хотя у меня и так получилось быстрее, чем когда-либо – пятьдесят секунд между чистым небом и первой бледно-розовой вспышкой молнии.Я ждала не дождя. Дождь не сможет погасить пожар, который я вот-вот должна была обрушить на город. Он быстро испарится, и, насколько я могу судить, жертв будет еще больше.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики