науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я почувствовала некое присутствие рядом. Хладнокровное и мирное.Возле меня сидела высокая женщина с прекрасными чертами лица, ослепительно белыми волосами и аметистовыми глазами.– Сара, – позвала я.Она подарила мне грустную мягкую улыбку.– Да? Сара разглядывала опустошения внизу.– Так много боли… Мне хотелось бы прекратить это. Жаль, что я не могу. – А кто-то может? – задала я вопрос, скорее всего риторический. Я сидела, положив подбородок на колени, как маленькая девочка, и наблюдала конец света в виде пожара, наводнения и медленной деформации земли.– О, да! – Она казалась удивленной, что я не в курсе. – Конечно. Ты. Я подняла голову и встретилась с ней взглядом. Ее глаза были такими прохладными, такими глубокими, тая в себе все нюансы и оттенки драгоценного камня. Неудивительно, что Патрик любил ее. Не удивительно, что он делал все, сколь угодно ужасное, чтобы сохранить ее жизнь.– Я? Она слегка кивнула. Слезы, катились по ее гладким, совершенно бледным щекам.– Патрик знал, – сказала она. – С первого мгновения, как увидел тебя. – Что я могу закрыть трещину! – Что ты и есть трещина. У меня не было времени ощутить шок от ее слов, потому что в этот момент началась боль. Сара вздрогнула тоже и, схватившись за грудь, согнулась. У меня было ощущение, что нас насадили на рыболовный крючок, прямо через все тело… и теперь тащат куда-то…– Что за черт… Сара подняла глаза. Теперь они были абсолютно черные, цвет аметиста пропал, ее волосы скручивались и чернели, словно сожженные, и осыпались пеплом.– Нужно идти. Запомни. Запомни… И тут все исчезло в серой дымке забвения.
С хлопком открылась пробка флакона.На этот раз я была готова – кипя, выскочила наружу, приняв форму сразу же, как только освободилась от бутылки, тут же подскочила к Кевину, схватив за футболку и рывком прижала его к стене.– Ты! – заорала я. – Ты вероломный тупой маленький…Он был бледнее, чем обычно и пытался лепетать что-то, но я не слушала, потому, что там умирали Хранители и джинны. Я ощущала это, сидя внутри бутылки, словно сама умирала под тысячей ударов. С каждой уходящей жизнью от мира навсегда отрывался еще какой-то пласт, какая-то часть. От мира. И от меня.И теперь этот вызов , тянущий тяжким грузом, уводящий прочь.Он и теперь оставался внутри, как пульсация «возвращайся домой» , как биение сердца.Кевин вцепился в мою бутылочку мертвой хваткой. Я схватила его запястье и скрутила.– Брось ее! – рычала я. – Брось или я вырву твою руку!– Не причиняй мне вреда. – Он сумел это выдавить, и я оказалась в ловушке. Еще один барьер на пути. Проклятье! Я отпустила его – у меня не было выбора – и пошла прочь.Мы все еще были в переустроенной квартире Патрика. Телевизор работал, показывая какие-то взрывающиеся космические корабли, но звук был отключен. Я отвернулась от Кевина, раскрылась ощущениям, так сильно, как только смогла, пытаясь найти хотя бы что-нибудь себе в помощь, потому что мне совершенно необходимо было идти .Этот вызов был не из числа тех, что можно проигнорировать. Связь с Дэвидом оставалась – слабо, но все же ощущалась – и я чувствовала, как она перекручивается и дрожит от напряжения. Боже, что она делает … нет, Дэвид не являлся основной задачей. Не сейчас.– Сара! – крикнула я. – Сара, пожалуйста! Я не знаю, что делать. Помоги мне!Марево ифрита парило позади меня, едва заметное. Я попыталась ухватиться за нее, но она ускользнула.– Накорми, – прошептала она.Я не могла этого сделать. У меня не было запасов, а от Дэвида поступало так мало, что я просто боялась тянуть больше, это могло окончательно повредить нашу связь, истощить его до смерти.Я повернулась к Кевину. Он так и стоял, прижавшись к стене там, где я его бросила, выглядя одновременно и напугано, и очень сердито. У меня не было на него времени, ни для его юношеских тревог, ни даже для боли.Вокруг сейчас слишком много боли. Его – и моя, и Дэвида – была лишь каплей в море.– Прикажи мне, – бросила я ему.– Сделать что?– Что угодно!Секунду он казался совершенно сбитым с толку, потом его глаза засветились хитрым маслянистым блеском.– Сними свои тряпки и надень другие. Те, что мне нравятся. Ну… – он жестом показал корсет.– Конечно. Что угодно. – Я начала раздеваться, используя руки, для того, чтобы как можно сильнее замедлить процесс, поскольку у меня появился доступ к его силе. И тут же стала выкачивать из него все, что могла получить. Я словно пиявка наполняла себя густым темным потоком и искала Сару.Она призраком парила рядом с экраном телевизора. Я вцепилась глазами в черноту, где, как мне казалось, должно было быть ее лицо, и стала пересылать энергию Кевина. Экспресс-доставка. К тому времени как я освободилась от брюк, я уже успела создать кружевное белье, так что полного стриптиза, по сути, не было, но Кевин выглядел так, словно я вертелась перед ним вокруг шеста. Ну и хорошо. Стоя столбом, он не сможет мне помешать. Я, продолжая облачаться в наряд сексапильной французской горничной, пошла вперед, туда, где ифрит получал свою пищу.– Ты слышишь меня ? – спросила я. Мне показалось, я смогла различить среди теней блеск аметистовых глаз.– Слышу. – Это был только шепот. Но он был. И звучал голосом Сары из моих видений.– Можешь ли ты отвести меня туда, куда я должна пойти! – К Джонатану , – сколько печали в одном слове. – Да. Могу. – Что с Патриком? Казалось, она вздрогнула.– Пропал. Я ищу его. Я глубоко вздохнула, так что заскрипел корсет, натягиваясь по швам.– Отведи меня к Джонатану. – Барьер. – Свечение? Нет, оно не может быть барьером, слишком рыхлое и проницаемое.– Трудно преодолеть. Мы должны это сделать.Я подняла палец, призывая подождать, так как сзади подошел Кевин. Он крепко обнял меня, притягивая к себе, и я чуть не потеряла дар речи, ощутив, насколько он был возбужден. Боже, что я наделала…– Я хочу, чтобы ты…Тактическая ошибка. Я еще не закончила одеваться, что означало, что я продолжаю иметь доступ к его энергии. Он не мог одновременно отдавать два приказа.– Спи, – сказала я, выкручиваясь из его рук и используя часть его силы, все еще текущей сквозь меня, воздействуя на него же. – Пусть тебе присниться сон обо мне.Долю секунды мне казалось, что это не сработает, но потом его глаза закатились, рот так и остался открытым и он мешком упал на ковер. Бутылочка осталась в его плотно сжатой руке. Черт! Если бы только она свободно катилась…Я попробовала воздействовать на его пальцы, но не смогла заставить их расслабиться. Вероятно, мешали какие-то законы для джиннов. Я также не могла сломать их, ведь он приказал не травмировать его. И убить его я не могла – а вот это хорошо; не то, чтобы я собиралась, но…Я подтянула его к дивану, устроила поудобнее, стараясь не слушать стоны. О, да, он видел сон обо мне. Я надеялась, что не забыла блокираторы к диванным колесикам.– Давай, – сказала я Саре.Ифрит прыгнул, запуская когти глубоко в мою грудь и начал жрать. После первых секунд агонии……мы провалились на тонкий план. Быстро. Связанные вместе, неотделимые друг от друга, питающиеся друг другом. Пронеслись как метеор сквозь эфирный уровень и другие, идущие за ним. У меня было мистическое ощущение, что мы скользим сразу во всех направлениях, при этом не двигаясь ни вверх, ни вниз, ни в какую-либо сторону. Я помнила странности путешествия к жилищу Джонатана даже с использованием относительно знакомого аналога в виде лифта. Ифрит даже не пытался замаскировать наш путь под знакомые формы.Эфир становился минным полем бедствий. На востоке шторм набрал чудовищную мощь, и здесь он представлял собой неистовый вихрь холодного голубого свечения и чистой энергии. Ауры нескольких Хранителей, все еще сражавшихся, слабо мерцали и были близки к разрушению. Джинны отсутствовали. Пожар в Йелоустоне освещал эфир как сверхновая, поглощая все сферы нашей реальности, почти туманной от обилия голубых искр. Хранителей рядом не было. И ни одного джинна.Мы мчались к центру ада. Я пыталась кричать, но ифрит вытягивал из меня все, каждую каплю силы и воли, и к тому времени, как нас ударило огнем, я представляла собой просто мясную тушу. Боль была настолько сильной, что мне казалось, будто все кончено, я умираю, но вместе с ней пришло ощущение чего-то вязкого и плотного, нас скрутило, а потом совершенно неожиданно все прошло.Мы быстро падали вниз, все еще связанные друг с другом, и она продолжала тянуть из меня силу.Наконец мы свалились на что-то твердое и жесткое, и я поняла, что воплотилась вновь. Непристойный наряд исчез, сменившись длинным светлым платьем, мягким и приятным на ощупь, как шелк. Зеркальным отражением того, что было на женщине, стоящей на коленях, прямо на мне. Только ее платье было ослепительно белым, а мое – кремовым.Сара восстановила свой облик. По крайней мере, в настоящий момент. Она тяжело дышала; несколько дикое выражение ее широко раскрытых глаз и дорожки слез на щеках, скорее всего, были вызваны волнением или посттравматической реакцией. Ее когти все еще глубоко впивались в мое тело, и я видела ровное белое пламя жизненной энергии, перетекавшей от меня к ней.– Слезай! – сказала я, и даже сумела слабо ее оттолкнуть. Она вытащила когти, выглядя все также ошарашенной и все также истерично взволнованной, и встала с меня, только когда я перекатилась на бок. О, Боже! Я почувствовала волну тошноты и выкашляла целую россыпь голубых искр. Сара тоже была покрыта бледно-голубой светящейся пылью, но, казалось, не испытывала никаких неудобств. Фактически искры проникали в нее , не встречая сопротивления.Я никогда в жизни не чувствовала себя настолько слабой и больной – ни в человеческой, ни будучи джинном. Я лежала, вытянувшись во весь рост, на гладком холодном деревянном полу, стараясь собраться в единое целое и слушая шаги из другой комнаты.Ах, да. Превосходно. Она привела меня к Джонатану. Он смотрел на меня сверху вниз этими холодными темными осуждающими глазами, потом склонился и поднял. Помедлил, заметив Сару, стоящую рядом, такую неземную и прекрасную, болезненно переполненную энергией.– Ты, – сказал он. Не приветствуя и не отвергая. Не удивляясь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики