науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Дыхание было неуклюжим. Механическим.– Наверное. – Память вернулась ко мне вместе с желанием отомстить, и меня затопила тревога. Я повернулась к дверям хранилища.Все это не могло длиться часы, как казалось там, на краю мира.Все заняло секунды, ну, максимум несколько минут…Противостояние продолжалось.Льюис все еще стоял, но как раз, когда я увидела его, он упал на подогнувшиеся колени. Белый огонь энергии, непрерывно направлявшейся им в сломанное тело Кевина Прентисса, почти иссяк, превратившись в редкие всполохи, пульсировавшие в такт биению его сердца.Боже, он умирал. Я не могла поверить, что он продержался так долго, или что Иветта позволила ему это… но потом я взглянула на ее лицо, на то как она смотрела, и поняла, почему она выжидала. Он страдал.Она слишком сильно любила такого рода вещи, чтобы прекратить процесс преждевременно.Джонатан больше отсутствовал, чем присутствовал в комнате – бесстрастный, жесткий как статуя, ни следа той беспокойной энергии и мощи, бывшей такой же неотъемлемой его частью, как и саркастическая полуулыбка. Нельзя позволять Иветте его удерживать. Урон, что она способна нанести…– Мы должны что-то сделать, – сказала я Дэвиду. Он начал движение, но столкнулся с барьером, его рука скользнула вдоль него.– Я не могу.Его голос звучал неровно и напряженно; он ненавидел собственную беспомощность, ему больно было смотреть на Джонатана, униженного до подобного состояния.Я потянулась вперед, и моя рука свободно прошла сквозь барьер, без какого либо ощущения преграды. Я услышала его вздох, но раз у меня получилось, я должна была двигаться. Нет времени думать о том, почему так случилось.Я бросилась вперед, на Иветту.Она была сильнее, чем выглядела, и легче. Я застала ее врасплох; она действительно не могла поверить, что какой-то джинн способен преодолеть барьер. Мы свалились на пол с силой, достаточной для того, чтобы заставить ее вскрикнуть, а мне сбить дыхание, и покатились, сплетаясь клубком вдоль металлических полок, неустойчиво колебавшихся от толчков.Они были заставлены бутылками.Бутылками с джиннами.И каждая была маркирована черной печатью.Здесь находились джины, зараженные Метками Демона, запечатанные для того, чтобы больше никогда не выпускаться из темницы, потому что если демон завладеет джинном, результат подобной комбинации… – никто не хотел даже думать об этом. Это было сродни комнате, наполненной ядерными бомбами, покачивавшимися туда-сюда на своих стойках.Иветта продолжала удерживать бутылку Джонатана. У меня никак не получалось заставить ее разжать руку. Она открыла рот, чтобы выкрикнуть приказ. Я вмазала кулаком прямо в ее лицо, сильно, почувствовав, как костяшки пальцев взорвались ослепительной болью, так как я, разбив ее губы, поранилась о крепкие зубы.– Ты, – выдавила я, задыхаясь, и двинула ей еще раз, – не смей говорить ничего. Она все еще пыталась пробормотать приказ. Я схватила ее за блузку, рванула и засунула покрытый брызгами крови шелк ей в рот.Джонатан не двигался.Его бутылочка была зажата в ее правом кулаке. Пока она била меня левой рукой, я заломила правую за спину, болезненно обдирая ее о металл полок. Показалась кровь, но меня это не остановило. Я продолжала. Ее пальцы ослабели.Я схватилась за бутылочку, но Иветта вцепилась в нее, как спрут.Она рванула меня за волосы, и хлестнула по глазам, потом выплюнула кляп и завизжала:– Я приказываю…Паника как минимум удвоила мои силы, я вновь захватила ее правую руку, взялась за указательный палец и сложила практически вдвое с громким хрустящим звуком.Она прервала команду диким воплем.Бутылочка свободно покатилась. Я пыталась схватить ее, но Иветта остановила меня диким боксерским ударом в бок и вновь на меня бросилась.– Сука, – задыхалась она. На ее губах вскипали кровавые пузыри, она выглядела дикой, совершенно сумасшедшей. – Я заставлю тебя страдать. Она изрыгала проклятия, пытаясь дотянуться до бутылки. Я поймала ее и потянула обратно.Прямо в этот момент Льюис упал лицом на пол, продолжая держать бутылку Дэвида. Он перевернулся на спину и некоторое время лежал, уставившись пустым взглядом на светильники в потолке, потом перевернулся снова, медленно пробираясь к полуоткрытой двери.Я увидела, как безвольное тело Кевина дрогнуло, делая вздох без посторонней помощи.Он поднял голову, и я застыла оттого, что увидела в его глазах… помимо боли и замешательства там сияла чистая незамутненная ярость.Льюис излечил его. Я не могла представить себе, чего это стоило… Льюису, да и Кевину тоже. Гнев, пылавший в глазах мальчика, отдавал сумасшествием.Он рванулся к бутылке Джонатана одновременно с Иветтой и успел первым.Я увидела, как мгновенно изменился Джонатан, когда власть над ним переместилась от матери к сыну.Иветта отодвинулась и встала на ноги, отступая, насколько позволяли размеры комнаты. Кевин и Джонатан стояли между ней и дверью.– Не делай этого, – сказала она и вытерла кровь с лица тыльной стороной руки. – Милый мой, не надо. Ты же понимаешь сам, что не хочешь…– Ты, – с усилием произнес Кевин, оборачиваясь к Джонатану. – Убей Иветту. Сейчас. Джонатан не колебался. Он по-кошачьи прыгнул, минуя меня, я сжалась в комок, стараясь стать как можно незаметнее, но увидела, как он прямо на ходу отрастил на кончиках пальцев острые стальные когти.Я почувствовал горячие брызги крови на лице и ощутила ее вкус. О Боже, Боже… не то, чтобы она не заслужила этого, но…Кевин наблюдал, как умирает его мачеха, бесцветным напряженным взглядом.Боже мой, эти глаза … Совершенно пустые. Я словно смотрела в разверзнувшуюся могилу.– Ты бросила меня, – сказал он. – Я просил тебя вернуться. Я кричал тебе.Я не посмела ничего ответить. Или двинуться с места.– Ты говорила, что не допустишь, чтобы со мной что-то случилось, – прошипел он. – Я не люблю, когда мне врут.У него была моя бутылочка. Он вытащил ее из кармана и зажал в руке – такая маленькая вещица дарила ему господство надо мной, над моей жизнью и смертью – и, улыбнувшись мне, произнес, – я хочу, чтобы ты сгорела. Сожгла себя заживо.Сжигала себя до тех пор, пока мне не надоест слушать твои крики.Я ощутила прилив чистого, незамутненного ужаса, ожидая, как принуждение завладеет мной……но ничего не произошло.Я медленно выпрямилась. Кевин был в ярости.– Ты что, не слышала? Я сказал – сгори , сука!Я поднялась, оберегая правую руку. Она была повреждена. На костяшках пальцев оставались ссадины, следы от зубов Иветты.– Извини, – произнесла я в тихом удивлении, – но я думаю, что это больше не работает.Я обернулась и заметила, как на лице Дэвида проступало странное выражение, его глаза светились ошеломлением от понимания происходящего.– Ты жива, – прошептал он, – ты… человек.И тут же смертельный ужас отразился в его глазах. Дэвид стал биться в барьер, разделявший нас.Я была человеком, смертной, и сейчас оказалась пойманной здесь вместе с Кевином и самым мощным джином во вселенной, находящимся под его контролем.Заперта в ловушку вместе с мальчишкой, который только что, не моргнув глазом, убил свою мачеху.Кевин эхом повторил шепот Дэвида.– Человек? – Мне не понравился жесткий и влажный свет его глаз. – Отлично. Возможно, ты умрешь тем же способом, которым позволила мне умереть.Льюис полз к барьеру, волоча за собой бутылку Дэвида. Он перевалился через порог, и Дэвид, склонившись, вытянул его. Они обменялись взглядами.Потом оба посмотрели на меня.Льюис сделал долгий мучительный вдох и сказал:– Делай все, что угодно, Дэвид, но вытащи ее оттуда. Сейчас же.Дэвид перемахнул через барьер, словно его вообще здесь не было. Врезался со спины в Кевина, откидывая его прочь. Кевин потерял равновесие, запнувшись об окровавленный труп Иветты, и налетел на ряд полок, тяжело покачнувшихся от жесткого толчка.Они накренились.Бутылки, маркированные черными печатями, стали падать. Несколько разбилось, ударившись о металлические стойки или друг о друга, и хотя я больше не видела джиннов, я могла чувствовать их, круживших по комнате расклеенными вихрями.Дэвид подхватил меня. И потянул за Кевина, который продолжал судорожно извиваться, чтобы встать. Я попыталась остановиться, чтобы подхватить бутылку Джонатана, раз уж появилась такая возможность, но приказ, отданий Дэвиду, был предельно четок. Вытащить меня. Не останавливаясь ни перед чем и ни для чего.Он толкнул меня вперед, и я преодолела барьер на один удар сердца раньше него. Этого оказалось достаточно. Приказ был выполнен, и преграда мгновенно восстановилась, оставляя его в комнате. Я протянула руку и коснулась Дэвида, но не смогла протащить его сквозь барьер, в безопасность…Кевин развернулся, вновь сжимая бутылку Джонатана, и завопил:– Ты! Убей его!– Дэвид, иди сюда, – фактически в то же мгновение выкрикнул Льюис. Барьер исчез, Дэвид прыжком пересек его.Джонатан рванулся, но опоздал.Внутри хранилища что-то происходило. Я не могла этого видеть, но на тонком плане комната напоминала ад – джинны сражались друг с другом в эфире, Кевин и Джонатан сияли в центре, подобно звезде. У меня появилось вызывающее дрожь предчувствие, и я повернулась к Льюису, лежавшему у стены и выглядевшему гораздо хуже, чем я когда-либо на моей памяти.– Я не могу, – прошептал он, хотя я не спрашивала. – У меня больше ничего нет.Если у него ничего не осталось, то и Дэвид ничего не имел.Мы смотрели, как джинны под черной печатью, свободные от плена, стали проявляться в реальном мире.Кошмар. Они были ужасно изуродованы, ставшие наполовину демонами, издавая пугающие, неприятные для уха звуки, похожий на скрежет металла. Крики. Крики, подобных которым, мне не хотелось бы услышать никогда в жизни.– Уходи оттуда! – выпалила я, протягивая руку Кевину. – Ты должен выйти оттуда, Кевин! Пожалуйста! Ты не понимаешь, что делаешь!Он мог. Все, что от него требовалось, это пройти два фута и взять мою руку. Сделать выбор.В его глазах царило ужасное опустошение. Расцветающее понимание, что сделанное им имело далеко идущие последствия, которые не оставят его до конца жизни. Воспоминания о грехах подобного рода похожи на гончих – вы можете научиться не обращать на них внимания, но вам нигде не удастся укрыться от них.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики