науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Боже. Мне казалось, что я никогда не привыкну к сверхъестественной сущности джинна.Появилось несколько новых черт, которые я приобрела. Острая, яркая внешняя красота, интенсивность чувств: вкуса, обоняния, осязания, звука. Человеческий мир был так реален . Иногда настолько реален, что хотелось плакать. Я не могла решить, походило ли это на переживание бесконечного оргазма или на состояние наркотического опьянения, возможно, и то и другое.Случайного контакта пальцев Дэвида и моей кожи было достаточно для запуска цепных реакций наслаждения глубоко внутри, я задержала дыхание и закрыла глаза, так как прикосновение продолжалось, его пальцы спустились ниже, очертив контуры моей груди.– Возвращайся в кровать, – пробормотал он, и его губы щекотали меня, пока он говорил.– Я не могу.– Может быть, это означает, что ты не хочешь.– Поверь, проблема вовсе не в том, что я не хочу.Его губы заставляли меня таять, руки делали такие неприличные вещи, которые должны быть в принудительном порядке предписаны для ежедневного применения каждой женщине мира.Внезапно мы оказались кожа к коже, и мои мозги отключились.Он медленно вращал нас до тех пор, пока я не оказалась спиной вниз.– Ты должна научиться оставаться в собственном теле, вне зависимости от того, что происходит. Как ты думаешь, у тебя получится?– Испытай меня.О, эта улыбка! Она способна растопить металл.– Я как раз собирался это сделать.Он снова меня поцеловал, но теперь ничего сладкого или нежного, это был глубокий, властный чувственный поцелуй, полный голода и желания. О да, в этом заключалось различие между человеком и джином.Интенсивность.Я чувствовала, как все мое тело охватил огонь, оно отвечало, изгибаясь под ним. Я себя чувствовала так хорошо, так восхитительно.Он прижимал меня к себе, одной рукой поддерживая под затылок, другой – обнимая за талию, покрывая жгучими поцелуями мою шею, грудь, ноющие точки моих сосков. О Боже… Он шептал мне что-то на языке, который я не понимала, но это не имело значения; некоторые языки воспринимаются через кожу, не разумом.Если само существование в виде джинна напоминало бесконечный оргазм, вы можете представить, насколько лучше становилось, когда приближался настоящий оргазм. Я поняла, как прекратить левитацию, и мы упали вниз с тяжелым, вибрирующим звуком так, что затрещала кровать.Начало было отличным.
А на пятый день моей новой жизни состоялась чудесная заупокойная служба. Ну хорошо, не совсем так – для службы нужно тело, предпочтительнее в открытом гробу, но огонь не оставил достаточно крупного фрагмента тела для того, чтобы что-то восстановить. Ассоциация Хранителей была слишком осторожна, отказавшись проводить церемонию в здании ООН – в офисных помещениях – она арендовала большой красивый банкетный зал в «Драк-отеле», и разослала приглашение трем или четырем сотням Хранителей. Я услышала об этом от Дэвида, который узнал о церемонии через какие-то потаенные каналы, имеющиеся у джиннов в нашем мире.– …но ты не пойдешь, – закончил он, когда мы готовили кофе. Некоторые привычки не исчезают даже после смерти. Кофе. Секс. Алкоголь. Черт, если бы я курила, полагаю, что продолжала бы затягиваться и интересоваться ценой на сигареты.Я размешала сливки в своем кофе. Дэвид к сливкам относился неодобрительно, это было видно по хмурому взгляду и складке между бровями.– Я не иду? – я повторила это спокойно, но его внимание немедленно сместилось с моего бедного кофе на то, что я произнесла.– Нет, – ответил он, – и мы не будем об этом спорить, хорошо? – Его брови приподнялись, но потом лоб вновь разгладился.– Конечно, нет, – улыбнулась я, и мое дыхание вызвало легкую рябь на поверхности кофе.Мы сидели на кровати, сложив ноги по-турецки, задрапировав все чувствительные места простынями, больше из благоразумия – кофе был горячий – чем из скромности.– Между прочим, это классическая ошибка мужчин.– Что, прости?– Считать, что если ты спишь со мной, то можешь указывать, что мне делать.Его брови были достаточно красноречивы. Они поднялись вновь, едва не смыкаясь в одну линию.– Я этого не делал.– Делал.– Ты имеешь в виду, спал с тобой? Тогда да. Это факт.– А потом решил, что можешь распоряжаться мной по своему усмотрению.– А вот это – нет.– И это тоже.Он поднял руку раскрытой ладонью вперед.– Ну, хорошо. Я не это имел в виду. Я просто хотел сказать, что прямо сейчас появляться среди людей для тебя слишком опасно. Особенно среди Хранителей.– И поэтому я должна согласиться с тобой и не пойти. Потому, что это слишком опасно.– Именно поэтому, – подтвердил он.Мы потягивали кофе. Было что-то странно расслабляющее в его запахе – богатом, пряном, заключающем самую суть земли – я вдыхала его и просто наслаждалась мгновением. Еще одно преимущество того, что ты джинн – нет необходимости в душе. Никаких мертвых клеток кожи, нуждающихся в скрабе, никаких бактерий, создающих неприятный аромат. Джины всегда чисты. Собственный запах, мы выбираем сами, на неком подсознательном уровне. Мой, как я полагала, напоминал один из сортов жасмина. Нечто, обладающее неярким ароматом с оттенком сильных чувств.Наконец Дэвид вздохнул и поставил свою чашку с тем красивым звуком, что издает хороший фарфор.– Значит, ты собираешься проигнорировать предупреждение и пойти туда, что бы я ни сказал, так?Я старалась быть здравомыслящей, но мой рот мне не подчинялся. Губы сами изогнулись в провокационной улыбке.– Ты сам это понял?Он снова нахмурился. Господи Боже, он был прекрасен, даже когда хмурился. Я хотела наклониться к нему и поцелуями разгладить эту складку между бровями.– Пожалуйста, послушай меня. Я серьезно. Это слишком опасно.– Да, я тебя услышала.– И?– И… я все равно туда пойду, если ты не собираешься управлять моей жизнью до скончания веков, что, как мне кажется, не понравится ни мне, ни тебе. Если ты хочешь, чтобы я не ходила, ты должен высказываться более определенно, чем «это слишком опасно».Он спас мне жизнь, и это сформировало между нами вполне определенные отношения, но я чувствовала необходимость прояснить правила игры. Я сделала большой глоток напитка, насыщенного вкусом лесных орехов, слегка смягченного сливками, и покатала его на языке.Яркие ощущения.Мне казалось, что если я сконцентрируюсь, то смогу проследить весь путь кофейных зерен от щедрой колумбийской земли, где они выросли – к плантации, где их собирали – назад, сквозь века через все поколения. То же самое с лесными орехами, с водой… Даже фарфоровая чашка имела свою историю. Хорошо, плохо, интересно, пугающе… Мне не требовалось сосредотачиваться, чтобы погрузиться в водоворот ощущений.В мире так много всего происходит. И так много возможностей сулит будущее.Почему, будучи человеком, я не понимала ни того, ни другого?– Джо? – снова Дэвид. Он уставился на меня своими прекрасными карими глазами, испещренными апельсиновыми прожилками. Он что-то сказал? Да, возможно. Я отвлеклась.– Я говорю не о физической опасности. Сейчас очень немногое может причинить тебе вред. Но только быть сильной – это еще не все. Ты должна научиться использовать свою силу. И до тех пор, пока этого не произошло, будет не слишком хорошей идеей оказаться в ситуации, когда тебе придется…– …что-то делать как джинну?Мне показалось, что он вздохнул с облегчением.– Именно.– А что, если я буду действовать как обычный человек?– Не стоит.– Почему?Он встал и подошел к окну. Когда он отодвинул штору, в комнату ворвался солнечный луч и заиграл на его коже. Дэвид сделал глубокий вдох – я услышала это, оставаясь в кровати – и довольно долго так там и стоял, разглядывая что-то снаружи.Я попыталась привлечь его внимание. Он полуобернулся и наградил меня ласковой грустной улыбкой.– Если вдруг ты еще не заметила, ты больше не являешься обычным человеком. И если ты впутаешься в неприятности, то можешь раскрыть, кто ты есть на самом деле. Случись это однажды, и твоя свобода долго не продлится.– Потому, что меня могут заточить.Его улыбка исчезла.– Точно.Дэвид был заключен дважды, насколько я знала. Не слишком приятный опыт. Его последней хозяйкой была… ну ладно, она являлась моей лучшей подругой – а перед этим он находился во власти милого парня по имени Плохой Боб Бирингейнин. Я знала по собственному опыту, что Дэвид делал по приказу Плохого Боба вещи, способные у кого угодно вызвать рвотный рефлекс.Это было ужасно. И он пытался меня предупредить именно об этой опасности.– Я буду осторожна, – тихо сказала я. – Но, слушай, если бы у тебя появилась возможность увидеть собственные похороны, неужели бы ты ей не воспользовался?– Нет. – Ответил он и снова вернулся к созерцанию вида, расстилавшегося за окном, весь Нью-Йорк – не больше, чем собрание зданий.Солнечный свет ласкал Дэвида. Он скользил по изгибам его тела, по гладкой коже и блестел золотыми искрами на мягких завитках его волос. Он протянул руку и открыл окно, впуская тепло в комнату.– Твоя человеческая жизнь закончилась, Джо. Отпусти ее. Сосредоточься на будущем.Я оставила в прошлом множество людей. Мою сестру. Кузин. Семью, которую я выбрала сама – Хранителей. Например, моего наставника Пола Джанкарло, или моего друга Льюиса Левандра Оруэлл, самого сильного из Хранителей. Чью жизнь я спасла ценой собственной. Между мной и Льюисом были долгие и запутанные отношения, не столько любовь, сколько страсть. Один из основополагающих законов магии – подобное притягивает подобное. Нас тянуло друг к другу как противоположно заряженные частицы. Или, возможно, материю и антиматерию. Если бы не Дэвид…Я потрясенно осознала, что хочу снова увидеть Льюиса. Какая-то часть меня будет всегда его желать. И это не та часть, о которой мне бы хотелось информировать Дэвида.– А что станет следующим из того, с чем мне придется расстаться? – спросила я во весь голос, – Я не смогу этого сделать без некоего… прощания. Это больше воспоминания для меня, чем обо мне. А значит, я не могу не пойти.– Ты просто хочешь подслушать, что будут говорить о тебе люди.Хм, а кто не хочет? Я попробовала подкуп.– Там, скорее всего, будут пирожные. И пунш. Может быть, хорошее шампанское.Трудно подкупить джинна. Поражен он не был. Он продолжал стоять, отвернувшись к окну, подставив лицо солнцу и закрыв глаза.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики