ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

VadikV

32
Глен Кук: «Ловцы звёзд»


Глен Кук
Ловцы звёзд

Ловцы звёзд Ц 2



«Ловцы звёзд»: АСТ; 1999
ISBN 5-237-04238-4
Оригинал: Glen Charles Cook Glen Charles Cook, “Starfishers”
Перевод: М. Б. Левин

Аннотация

Это Ч история Ловцов звёзд, бр
одяг, что блуждают по самым дальним уголкам Вселенной и пасут стада Звёз
дных рыб, таинственных, огромных, разумных порождений Космоса. Это Ч ист
ория самого драгоценного в мире вещества и самого ужасного в мире наркот
ика. История алчности, предательства и отваги, граничащей то ли с героизм
ом, то ли с безумием. Это Ч история страшного преступления, взывающего к о
тмщению, и возмездия, которое станет еще более жестоким и безжалостным. И
стория верной дружбы двух людей Ч того, чье имя знает вся Галактика, итог
о, у которого множество имен. Люди совершают невозможное. Люди творят лег
енду. История продолжается…

Глен Кук

Ловцы звёзд

Посвящается Робину Скотту Уи
лсону, когда-то разведчику, товарищу и учителю давних времен

ГЛАВА ПЕРВАЯ:
3048 Н.Э.
ОПЕРАЦИЯ «ДРAKOH», KAPCOH

В этом неистовом, суматошном, стремительном веке, когда верность и друзь
я, корни и преданность выбрасываются легче конфетных фантиков, герои и л
егенды, архетипические фигуры и ценности стали одноразовыми, сверкающи
ми и эфемерными, как бабочки Старой Земли. Бывает, что в глубоких дебрях на
уки ученый заметит блеск самородка и вырвет у Природы тайну, потрясающую
Вселенную. Бывает, храбрый флотский офицер дерзким ударом решит судьбу
человечества. Любой из них станет героем, легендой быстролетного часа. И
в следующий час смешается с пылью Шумера и Аккада. Кто вспомнит их в день с
едьмой?
Кто помнит рейд Юппа фон Драхова к Адским Звездам? Назовите его имя. И увид
ите обращенные в вашу сторону пустые глаза. Или кто-то скажет нечто вроде
: «Он же такой старый» Ч в том смысле, что его давно уже нет. История небреж
но смела фон Драхова в свой ящик с игрушками к Цезарям, Гитлерам и Бонапар
там. Прошла половина стандартного года Конфедерации, и люди дня сегодняш
него забыли его, а люди дня вчерашнего Ч архаисты Ч еще лет сто вспомина
ть не будут.
Но бен-Раби знал, что Юппу, к счастью, не нужно поклонение толпы.
Люди дня сегодняшнего, жители планет, летящие на бешено мчащейся ракете
социальных и технологических перемен, ценности жизни приобретали гото
выми и в пластиковой упаковке Ч чтобы легче было по использовании выбро
сить. Бен-Раби это не устраивало. При такой жизни не получается ни к чему д
олго приспосабливаться, чтобы сточились острые края и предмет стал удоб
ным, как старая кровать после многих лет в доме.
Обо всем этом он думал, идя с инструментальным ящиком в руке к воротам кос
мопорта Блейк-сити на Карсоне. Имя, которое он теперь носил, было ему на ра
змер тесновато, но вполне могло стать бременем потяжелее креста, что нес
христианский Бог.
Ох, как ему все это не понравится. Он всю жизнь терпеть не мог труб и слесар
ной работы.
Одет он был в предписываемую союзом форму Техника Систем Транспортиров
ки Жидкостей. Она состояла из грубого тускло-серого комбинезона с аппли
кацией в виде желтых и зеленых труб. На рукавах, там, где сотрудники Службы
носят шевроны, красовались три красные нашивки. Они означали, что союз пр
исвоил ему звание мастера.
Он и в самом деле проходил обучение, хотя усвоенные знания лежали почти з
абытые среди сотен других экзотических умений. Казалось, что дни этого о
бучения остались в другом веке. В свои тридцать с лишним он ощущал на себе
груз опыта тысячелетий. Знания и опыт сотен жизней, впрыснутых в его чере
п. И процесс образования не кончался никогда.
Бюро заменяло ему мать, отца и жену. И требовало, чтобы он был всегда готов
ко всему Ч на всякий случай.
Бюро Ч это была семья без любви. И всегда оставляло у него неудовлетворе
нность, которая грозила перейти в ненависть. Уж чего они с ним только не де
лали…
И никогда не оправдывались. Никогда ничего не объясняли.
Но последнее время он вообще был всем недоволен. Образ пистолета стал бе
спощаден. У него будто открылся в душе кричащий разъем неудовлетворенно
й потребности, к которому не подходила ни одна вилка.
И всегда была боль. Чертовски сильная боль.
В своем теле он носил вторую нервную систему. Это они имплантировали ему
полную инстелную связь с питанием от биотоков. И небольшая, исчезающая б
оль клубилась вокруг узелка за ухом.
Это был самый большой элемент этой связи.
И другой боли тоже было достаточно. Старая язва желудка. Мизинец, ушиблен
ный во время игры в гандбол. Намек на головную боль Ч спутник почти всей е
го жизни. Каждый медленный шаг загонял шипы в кости ног. Их удлинили недав
но на шесть сантиметров, и в спешке. Кости в руках вели себя не лучше. Чесал
ась кожа на животе, откуда срезали двадцать лишних фунтов.
Чесались еще пальцы рук, ног и веки. Узоры на пальцах и рисунок сетчатки то
же заменяли наспех.
Карсон. Самая отсталая планета из всех, что ему в жизни попадались.
Чертова эта язва. Проснулась от быстрой переброски на Карсон. С самого на
чала вся работа делалась наспех.
Ну, в общем, все они здесь. Когда же у него в последний раз было время переве
сти дыхание, передохнуть, повозиться с коллекциями или просто послонять
ся без дела по собственному, без совладельцев, дому на тихой планете прав
ительственных отставников под названием Приют? Или отделывать свой лит
ературный опус Ч «Все, кто был в Иерусалиме до меня»?
Здесь времени на безделье не было. И на планирование операции заранее Ч
тоже. Цивилизации, казалось, летят в спешке безумных изменений, сталкива
ясь и лязгая, к апокалиптическому кризису. Ничего нет неизменного, ни одн
ой неподвижной точки привязки.
Жизнь Мойше бен-Раби стала потоком горной реки в пору таяния снегов; реву
щей и несущейся каскадами слишком быстро, слишком текуче, чтобы выхватит
ь хоть часть из нее и рассмотреть получше.
Но постой! Ведь в реке, летящей мимо жизни, есть и несколько твердо стоящих
скал! Это Ч долговременные легенды, тяжко лежащие в его сознании. Как уте
сы в бурунах, они по сравнению со всем остальным на его веку пребудут вечн
о.
Чего-то не хватало: опор, колонн, фундамента жизни. Ведь что-то должно быть
для него реальным, истинно реальным… «Хочу!» Ч кричал он в углы своей душ
и. И почему-то в самые неподходящие моменты выпрыгивал в его сознание обр
аз оружия. Лук, гаубица, винтовка, пистолет Ч что угодно, но всегда без чел
овека, обычно в профиль и в момент выстрела. Что это значило? Цель? Какой-то
сексуальный символ? Выражение бывшей у него когда-то тяги к героизму? Тай
ную жажду убивать?
Наплывом вернулись воспоминания о первом дне в Академии. Он нервничал, о
тглаженный до последней складочки, гордый, что стал частью Флота, гордый,
что был одним из немногих принятых со Старой Земли, и опасаясь того, что жд
ет его впереди. Червяк неуверенности точил его душу уже тогда. Присягу он
принял с некоторыми мысленными оговорками. Четверть своей короткой жиз
ни он посвятил тому, чтобы выиграть этот конкурс, и успех оставил у него чу
вство, что чего-то ему не хватает. Но Флот, по всей видимости, обещал то, чег
о требовало его «Хочу». Годы в Академии не были плохи. Тяжелая работа и нап
ряженная игра Ч мало времени для рефлексии. Но в первые месяцы службы ду
шевная боль вернулась сильнее, чем была. Отчаянно бросаясь из стороны в с
торону, он подписался на обучение в разведке, не понимая сам своих истинн
ых мотивов. Друзьям по кают-компании он сказал, что хочет приключений. Даж
е тогда в его словах отчетливо звенела фальшь. Гоняться за сангарийцами
и пиратами Мак-Гроу Ч это доставляло приключений достаточно. И все это н
азрело сейчас в душе Мойше бен-Раби, странствующего рыцаря, посланного н
айти дракона, что прячется за глазами ночи.
Впереди себя он заметил своего невысокого желтокожего напарника Мауса
Ч восточно-азиатского типа человека с монгольскими усиками. Не сделав
ему никакого знака, Мойше вошел в ворота вслед за ним.
И на секунду замедлил шаг, глядя на летное поле. Лихтер с потрепанного тор
говца, который их сюда привез, все еще стоял на посадочной площадке. А ведь
должен был уйти прошлой ночью. Они успели тогда на купца в спешке последн
их проверок, выполняемых на корабле, который должен скрыть свой след.
Маус его тоже заметил. От его маленьких дьявольских глазок ничто не могл
о укрыться. Он пожал плечами и ускорил шаг, чтобы бен-Раби его не догнал.
На этот раз предполагалось, что они не знакомы. У Мойше вообще не оставало
сь ни одного якоря. Ему не нужно было много людей, но когда вообще не было н
икого, он чувствовал себя покинутым. Пока его не отвлекли воспоминания о
собственном прошлом, он грезил наяву Звездным Рубежом и небесными сейне
рами. Эта мысль нависала над его сознанием постоянно, как утес над переме
нчивым потоком.
Манила сама тайна Звездного Рубежа, планеты-крепости за краем Галактики
, ощетинившейся автоматическим, непобедимым оружием, которое разносило
в клочья любого, у кого хватало дури подойти на выстрел. И ни одна из десят
ков экспедиций не принесла даже намека на ответ Ч почему.
В минуты глубокого, пугающего затишья, когда вдруг стихает злободневная
суета и слова смолкают, потому что нечего сказать, люди хватались за мысл
ь, что Звездный Рубеж Ч это всего лишь диковинная страна, ждущая первопр
оходца Ч мысленная литания для изгнания страшного духа безмолвия. Люде
й манила эта богоподобная сила. Глаза безбожников искали богов в величес
твенной мощи неизвестного Ч технологического эквивалента Иеговы Ветх
ого Завета.
1 2 3 4 5 6 7
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  суперэтносы и суперцивилизации
загрузка...

Рубрики

Рубрики