ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

..
И опять что-то метнулось в мозгу, не успев стать мыслью, - тень
догадки, дразнящий проблеск в тумане.
Кают-компания наполнялась. Почти весь экипаж был здесь, не хватало
лишь капитана. Андрей вернулся к столу, так и не задернув портьеру. К нему
наклонился Медведев, научный руководитель экспедиции:
- Вы все закончили, Андрей Ильич?
- Почти. Остался только витаскоп в квадрате 288-Б. Остальные я
демонтировал. Результаты прежние: полное отсутствие органики. Тринадцатая
стерильная планета.
- Ну что же... Кажется, Штейнкопф действительно прав. Все сходится...
- Очень уж точно сходится, Петр Егорыч. Настолько точно, что
начинаешь сомневаться.
Медведев смерил биолога долгим оценивающим взглядом:
- У вас есть сомнения?
- Да нет, собственно... Все факты как будто верны...
- Почему вы оставили витаскоп в квадрате 288-Б? Это, кажется, у
Белого озера.
- Да, это у Белого озера. Собственно, я не успел еще туда
добраться... И потом... Может быть, его оставить пока, Петр Егорыч?
- Не вижу смысла. Вряд ли в обозримом будущем здесь побывает еще одна
экспедиция. Наша работа, на мой взгляд, достаточно убедительна во всех
аспектах. В том числе и в биологическом. А оставлять витаскоп потому, что
за ним лень лететь, это, простите меня, несколько странно. Со всех точек
зрения.
- Хорошо, Петр Егорыч. Я уберу витаскоп. Здесь какие-нибудь два часа
лету... Сразу же после Совета.
- Пожалуйста, Андрей Ильич, я вас очень прошу.
Андрей хотел возразить, но промолчал под серым насмешливым взглядом.
Он всегда чуть побаивался Медведева. Во-первых, Медведев был почти вдвое
старше. Во-вторых, Медведев - член знаменитой звездной восьмерки
Международного Совета Космонавтики. А в-третьих... В-третьих... В-третьих,
этот чопорный человек меньше всего располагал к откровенности. Он умел
убивать молчанием: не иронией, не доказательствами, не темпераментом -
именно молчанием. Молча, не перебивая, не отводя внимательных холодных
глаз, он слушал то, что ему говорили. Слушал до тех пор, пока говорящий не
начинал путаться в своих собственных логических построениях. Кончалось
обычно тем, что автор новой романтической гипотезы вопреки собственному
желанию связно и убедительно опровергал сам себя. Вот и сейчас - ни слова
упрека: только опустились глаза, и ненавистная пилочка для ногтей
замелькала в холеных руках, ставя крест на несостоявшемся открытии...
Даже не в этом дело. Шесть месяцев они вместе. Семь человек в
железной скорлупе космического корабля. Тысячи световых лет от дома - не
от Земли, а от этой немыслимо малой крупицы звездного света, которое
именуется Солнечной системой. Их отношения больше чем дружба: все они
спрессованы, сжаты, сплавлены темной тяжестью Вселенной... Все они - нечто
одно в семи разных воплощениях, в семи вариациях желаний, воспоминаний,
ума...
Все, кроме Медведева. В нем есть что-то от космоса. Может быть, это
холодное, беспощадное, безжизненное молчание?
Безжизненное молчание... Тринадцать планет-близнецов, которые не
хотят говорить... Почему?
Где-то краем сознания Андрей удивлялся непростительно откровенной
улыбке вошедшего капитана: меланхоличный латыш, начинавший еще на
досветовых плазменных колымагах.
Правда, поговорить он любил. Но его разговоры почему-то почти всегда
касались только дисциплинарных нарушений. Волей случая или судьбы чаще
всего он беседовал с Андреем. Поэтому Андрей привык ко всему, кроме...
- Товарищи, простите меня за опоздание. Несколько неожиданно к нам
пробилась Земля. Внеочередная связь...
В кают-компании стало тихо. Улыбался только капитан.
- Земля дала "добро" на наше возвращение. Старт корабля - через сутки
по бортовому времени...
Капитан покосился на незадернутую портьеру, но даже это явное
нарушение порядка не испортило его настроения. Он искрился какой-то
хорошей вестью и тянул с простодушной лукавостью сильного человека.
- И еще одно сообщение. Было очень много помех нестационарного
порядка, поэтому сообщение передавали трижды на двойной мощности
менгопередатчиков... Но я записал все точно.
Он повернулся к Андрею, и вслед повернулись шесть напряженных лиц.
- Дело в том, что население Земли увеличилось...
У Андрея внутри затикали часы: капитан явно переигрывал.
- Увеличилось на одного человека...
Что-то зябкое и нежное сжало горло...
- Сын у тебя, Андрюшка!
Андрей опомнился, когда десять сильных рук подхватили его у самого
пола, а как он очутился у потолка, до него так и не дошло. Он увидел, как
в резких складках морщин по губам Медведева мелькнула тень улыбки.
- Молодые люди, учтите, что в данное время тяготение почти равно
земному...
Андрей сел за стол, поправляя костюм. Шум покрыл раскатистый
капитанский баритон:
- Ладно, товарищи, крестины справим на Луне. А Совет все-таки
проводить надо. Устав требует. Я думаю, подробных докладов не нужно. Все
мы работаем вместе. Давайте прямо с вопросов. Что кому неясно...
Вопросы посыпались со всех сторон. Только к делу они не имели ни
малейшего отношения.

* * *
О витаскопе Андрей вспомнил только через два часа. Он услышал, как за
спиной Медведев сказал Бремзису:
- Капитан, Савину сейчас не до проблемы жизни на кристаллопланетах.
Он блестяще справился с этой проблемой на Земле. Я к тому, что надо
кого-то послать за прибором.
Андрей густо покраснел и встал:
- Петр Егорыч, не надо! Я сам... Простите, немного ошалел, но не
настолько, чтобы... Короче, я в трезвом уме и твердой памяти, как говорят.
И потом, мне сейчас совсем не помешает прогулка по свежему воздуху.
Медведев поднял брови, а капитан засмеялся:
- Ну что же, товарищ папа, если ты считаешь стерильный углекислый газ
свежим воздухом - пожалуйста! Только не вздумай открывать скафандр, если
запаришься!
Снова со всех сторон послышались шутки, но Бремзис поднял руку.
- Товарищи, времени до отлета осталось совсем мало. Пора готовить
"Альфу". Совет считаю законченным... Да! Чуть не забыл. Последний вопрос:
будем присваивать этой планете полное имя или ограничимся цифровым
индексом?
- Какой смысл? Все кристаллопланеты похожи, как две капли воды.
Единственная разница - возраст...
Медведев поддержал астрофизика:
- Кривцов прав. Достаточно цифрового индекса. Планета вполне
ординарная.
- Хорошо. Договорились. - Капитан повернулся к Андрею, похлопал по
плечу. - Ну а ты, товарищ папа, влезай в "Яйцо", бери диск и
отправляйся...
- "Яйцо"... - Андрей недовольно поморщился. - Здесь рукой подать... А
с ними возни столько...
- Никаких разговоров. Мне и так тебя отпускать одного не следует. Но
время горячее, ты человек опытный. С "Яйцом" тебе Кривцов поможет, а
связь...
- Связь буду держать я, - бросил на ходу Медведев. - Мне все равно в
радиорубке работать с "Хроносом", и я смогу заодно следить за "Примой".
- Добро. Не задерживайся, Савин. Время дорого.
Пока Андрей собирал записи, кают-компания опустела.

* * *
Кривцов догнал Андрея уже в "инкубаторе".
- Возьми вот это, - он кивнул в сторону третьей ячейки справа. -
Только вчера в нем ходил. Абсолютно свежее и отлично чувствует руки.
Придерживая за сложенные манипуляторы, они довольно легко выкатили
двухметровый полированный эллипсоид из ячейки и закрепили между
решетчатыми дисками возбудителя. Кривцов отошел к панели управления.
- Открывай! - бросил он через плечо.
Андрей только сейчас заметил, что САЖО-5 - скафандр автономного
жизнеобеспечения - мало напоминает яйцо. Он похож скорее на мертвого жука
со скорбно скрюченными лапками. Точнее, не на мертвого, а на спящего.
Достаточно одного движения и...
- Ну что ты там? Никак не опомнишься?
- Да нет, Алеша. Просто засмотрелся. Странно - сигнал готовности
горит, как кусок ночного лабира...
- Вот уж не знал, что отцовство развивает скрытые художественные
наклонности, особенно творческую фантазию. Надо будет запомнить на
будущее...
Андрей, улыбаясь, нажал тугую красную кнопку на туловище жука.
- Я думаю, Алеша, тебе не придется долго ждать подтверждения.
Астрофизик довольно фыркнул в черную бородку и полез за носогрейкой,
хотя курить в "инкубаторе" не полагалось.
Металлическое тело "жука" медленно разошлось на две половинки, словно
скрипичный футляр, открыв замысловатую и тщательно продуманную путаницу
внутренностей.
- Кстати, - Кривцов держал носогрейку в зубах, но не зажигал. - Ты
заметил заводскую марку? Красноярск... Так сказать, привет от
земляков-сибиряков...
Только сейчас - позор! - Андрей обратил внимание на буквы КБК -
"Красноярский биокомплекс", - выбитые на суставах манипулятора. А ведь
Нина до свадьбы работала на КБК! Может быть, ее пальцы прикасались к этому
металлу, давая жизнь миллиардам микроорганизмов и грибков, заключенным в
пробирки и змеевики, колбочки и реторты, этим пушистым подушкам
чудодейственной хлореллы; может быть, ее пальцы сделали для него эту
немыслимо сложную и великолепно действующую модель биосферы Земли, чтобы в
страшный час в пучинах беспощадного космоса он не погиб.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики