науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он молча показал рукой на кресло, но я присел
на подоконник. В окне творился очередной закат Мардеки. Мне недолго
оставалось любоваться закатами, этим тоже не удалось. Чарли раздраженно
крикнул, совсем как Антон, даже голоса стали похожи, раздражение подавило
все иронические интонации, столь обычные у Чарли:
- Слезай с подоконника! Скоро у тебя будет вдосталь времени
обсервировать красоты Урании и без того, чтобы делать это из моего окна.
Я знал, что именно этого-то и не будет, - времени для любования
красотами Урании из какого-либо окна, - ибо для меня вскоре время
кончится. Тем не менее сел в кресло и вопросительно поглядел на Чарли. Он
продолжал ходить и на ходу говорил:
- Проклятый Рой нанес-таки нам удар! Энергетики нажимают на него, он
поддался. Он дает разрешение на доставку с Латоны сгущенной воды.
Энергетики обещают отменить ограничения пользования энергией.
- Ты считаешь это ударом?
- Ударом, и почти смертельным, если мы с тобой не восстанем. Условием
для получения воды Рой поставил прекращение всех работ по трансформации
времени. Ибо ему, видишь ли, неясно, как конкретно произошел сдвиг времени
на энергоскладе в обратную сторону. Он опасается, что и с новой цистерной
сгущенной воды произойдет такая же катавасия. Он со всем своим земным
изяществом так и выразился: катавасия!.. Удивительно точный язык для
знаменитого космофизика!
- Но ведь и вправду точно неизвестно, каким образом волна обратного
времени достигла энергосклада, - осторожно заметил я. Чарли я не смог
показать, что знаю о причинах взрыва больше, чем он.
- Да, разумеется, мы далеко не все понимаем. Но какое это имеет
значение? В свой час допытаемся и подробностей. Сегодня важно одно: такая
волна была, ее генерировал Павел Ковальский, она вызвала взрыв. А Павла
Ковальского больше нет, волны обратного времени никто не генерирует,
опасностей для энергосклада, к тому же ныне отнесенного далеко от наших
лабораторий, не существует. Я рисую ситуацию неправильно?
- Правильно рисуешь. Уверен, как и ты, что условия для новой
катастрофы полностью отсутствуют.
- Так почему, тысячу раз черт его подери, Рой Васильев отказывается
это понять?
- Спроси у него самого.
- Уже спрашивал. Он притворяется дурачком. Разводит руками - не
физически, а фигурально, с этакой наукообразной грацией: доказательства
неубедительны, ситуация остается темной, мои, мол, мозолистые мозговые
извилины не способны разобраться во всех тонкостях вашей хропистики.
- Так прямо и высказывается?
- Не прямо, а криво! Придумал новый тип аргументации. Нас учили, что
"ультима рацио" логики - доказательство от абсурда. А у него -
доказательство от невежества. Аргументирует своим невежеством! А за его
невежеством стоят обширные полномочия. Все могу понять, одного не понимаю:
как Альберт Боячек, наш светлоразумный, наш проницательнейший президент
Академии наук, мог снабдить этого Роя Васильева таким властительным
мандатом!
- Что собираешься предпринять?
- Завтра вылетаю на Латону, оттуда на Землю. На время моего
отсутствия директором Института Экспериментального Атомного Времени
назначаю тебя. Продолжать борьбу с Роем Васильевым будешь ты. Тебе понятны
твои задачи?
- Мои задачи мне понятны. Мне непонятно, что ты собираешься делать на
Земле?
- Буду стучать кулаком по всем начальственным столам! Схвачу мудрого
Боячека за его старческое горло, вытряхну душу из этого милого человека.
- А если по-серьезному?
- По-серьезному? Буду доказывать, что эксперименты с атомным временем
слишком важны для науки, чтобы так безапелляционно их запрещать. Думаю, в
Академии наук к моим аргументам прислушаются больше, чем к безграмотным
велениям какого-то дознавателя. О чем ты так напряженно думаешь? Откажись
хоть разок от привычки многозначительно молчать! Надеюсь на твою полную
откровенность.
Полной откровенности я не мог себе разрешить. Но на многие просчеты
Чарли указал. Я напомнил, что еще недавно он предвидел пользу вызванного
аварией дополнительного внимания к работе института. Пользы не получилось,
ожидается вред. Он думал, что, доказав правильность гипотезы обратного
времени, заставит Роя удовлетвориться этим объяснением аварии. Рой пошел
дальше, он, судя по всему, основательно напуган возможностями, какие
таятся в искусственном изменении тока времени. Теперь Чарли делает новую
ошибку. Конечно, он докажет Боячеку важность хроно-экспериментов. Это тем
проще, что Боячек и не сомневается в их важности. Разве тот факт, что
Чарльза Гриценко, физика, создавшего первый в мире трансформатор времени,
единогласно избрали в члены Академии наук и Боячек после голосования
публично объявил: трудами нового академика открывается особая глава в
изучении природы - создается новая наука хронофизика, - разве это не
свидетельствует о признании важности наших работ? Но Чарльз Гриценко,
академик и директор Института Экспериментального Атомного Времени,
любитель парадоксов и острот, человек, умеющий ко всякому несомненному
факту немедленно подобрать другой несомненный факт, ставящий под сомнение
несомненность первого, этот блестящий софист и столь же блестящий
экспериментатор, этот наш общий друг Чарли почему-то упорно закрывает
глаза на то, что всеми понимается не только важность, но и опасность любых
искусственных изменений хода времени.
-Я ни в одном пункте не отошел от утвержденной на Земле тематики
наших работ! Будь справедлив ко мне, Эдуард!
- Буду справедлив. Не отошел от утвержденной тематики, все верно. Но
сама эта утвержденная тематика показалась такой опасной, что колебались,
можно ли ее выполнять на Урании, далекой от Земли планете, специально
оборудованной для сверхопасных работ. Разве не изучали предложение
оборудовать вторую планетку, подобную Урании, и передать ее одному тебе? И
разве не ты убедил этого не делать, ибо тебе не терпелось поскорей
развернуть исследования? Вспомни, что ты говорил: работы наши, конечно,
опасны, но вряд ли опасней творений биоконструкторов. Те способны
выпустить в мир искусственно созданные смертоносные бактерии, новых
гигантских цератозавров, всякое невиданное зверье, перед которым земные
тигры, что божьи коровки перед осой, - в общем, тысячи рукотворных,
биологически реальных демонов зла. А мы, хронофизики, и близко не коснемся
таких страхов. Так ты говорил, верно? А что получилось? Погиб Павел
Ковальский, прекрасный человек, великолепный экспериментатор. И только
счастливая случайность, что все мы в тот миг сидели в своих
сверхэкранированных казематах, именуемых лабораториями, только эта
случайность предотвратила гибель еще десятков, если не сотен людей. Так к
кому прислушаются теперь на Земле? К тебе или посланцу Боячека Рою
Васильеву? Не надейся, что распоряжение Роя Земля отменит, она его
подтвердит. Ты предлагал нам уступать, но не поступаться. Ты поступишься
всем. Знаешь, чего ты добьешься? Что возвратятся к предложению, которое ты
когда-то уговорил снять: станут спешно выискивать другую планетку для
наших работ. А все те годы, которые понадобятся для ее оборудования, мы
будем поплевывать в потолок или прогуливаться по равнинам Урании. Если
нас, конечно, не отзовут на Землю, чтобы поручить совсем иные исследования
- Проклятый молчун! - с досадой сказал Чарли.Сто лет держишь замок на
губах, но уж если заговоришь!.. Что ты предлагаешь делать?
- Просить Роя отменить свой запрет. Объяснить ему ситуацию так, чтобы
он взглянул на нее нашими глазами. Все иное неэффективно.
Чарли, шагая по кабинету, с минуту размышлял.
- Согласен. Надо опять идти к Рою. И немедленно. Поднимайся,
отправимся вместе.
- Нет, - сказал я. - К Рою пойдет один человек. Этот человек - я. Ты
останешься у себя.
Чарли выглядел таким удивленным, что я едва не рассмеялся, хотя мне
было не до смеха.
- Ты слишком волнуешься, Чарли, - продолжал я.И ты увлекаешься
собственной аргументацией, боюсь, на педанта Роя это действует плохо.
Доверь мне переговоры.
Чарли принимал решения без долгих колебаний.
- Иди один. Если ты меня переубедил, то с ним задание проще - не
переубеждать, а убеждать. Превратить его дремучее невежество хотя бы в еле
брезжущий рассвет знания.
- Та самая простота, которая хуже воровства, - ответил я в его стиле,
и он захохотал: реплика показалась ему отвечающей обстановке.
До гостиницы от института было метров пятьсот, но я потратил на них
полчаса. Уверенность, с какой я разговаривал с Чарли, вдруг испарилась.
Убедить Роя я мог только исповедью, а не вывязыванием цепочки аргументов.
На исповедь я не пошел бы ни к Жанне, ни к Чарли. И я не был уверен, что
скорбная откровенность подействует на сухого землянина. Что, если и
последняя моя отчаянная попытка спасти процесс будет напрасной? Нужно
тысячу раз подумать, сотни раз взвесить все "за" и "против", прежде чем
постучать в дверь Роя. Я шел, останавливался, стоял - ни одной мысли не
возникало в голове, - снова шел. Меня вела неотвратимость.
На двери Роя горел зеленый глазок: он был у себя и не запрещал входа.
Я постучал и вошел. Рой стоял у окна. Он сделал шаг ко мне и показал рукой
на кресло. Ни на лице, ни в голосе его не было удивления. Он очень
спокойно сказал:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики