науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


расследует катастрофу он, а не я. Если бы мне стали ведомы причины
катастрофы, то ему не понадобилось бы прилетать на Уранию. Не вижу никаких
объективных причин для несчастья, не могу обсуждать даже абстрактных
возможностей. У него похолодели глаза. Он не взглянул, а ударил взглядом.
"В самом деле? А я собираюсь предложить вам для рассмотрения одну
абстрактную возможность несчастья. Она непосредственно вытекает из вашего
рассказа о своих работах".
"Вот как? Интересно!"
Надо было вскочить, топнуть ногой, в крайнем случае, стукнуть
кулаком, с вами бы я так и поступил, но с ним постеснялся, только
постарался, чтобы слова прозвучали язвительно:
"Очень хочется знать, какие возможности катастроф таятся в моих
работах".
"А, к примеру, вообразите, что стенки энергетической цистерны
каким-то способом превращены в разновидность ваших пористых перегородок и
что сквозь них бурным потоком вдуваются в сгущенную воду под давлением
быстрые молекулы. Вы уверены, что это не приведет к немедленному взрыву?"
Я бы жестоко соврал, ребята, если бы не признал, что его слова меня
ошеломили. То, что Рой говорил, было дико, по абстрактная возможность
такого объяснения существовала.
"Но ведь этого не было!" - воскликнул я.
"Я с вами говорю о возможностях, а не о реальностях", - холодно
напомнил он.
Он, похоже, радовался, что ему удалось меня поразить. Но я ответил:
"А не кажется ли вам, друг Рой, что привлекать для объяснения взрыва
сепарационные перегородки ничем не лучше, чем вызывать для этого реальных
демонов?"
"Реальных - в смысле "реально не существующих"? - деловито уточнил
он. - Вы говорите о бесах и дьяволах, феях и ведьмах, леших и эльфах?"
"Именно о них. Почему бы не объяснить катастрофу на энергоскладе
вторжением в цистерну сгущенной воды зловредных джиннов или кобольдов?"
"Попробуйте изучить и эту возможность, вы ведь крупный специалист по
демонологии, - хладнокровно отпарировал он. - Надо, надо вам оправдывать
прозвище Повелитель Демонов, друг Антон".
На этом беседа закончилась. Он снова мощно выжал мою руку и милостиво
отпустил. Вот такой разговор, други мои. Не стану притворяться - конец был
иным, чем начало. Боюсь, что не так я иронизировал над его наивными
вопросами, как он подшучивал надо мной. Бросаю вам эту психологическую
кость, погрызите ее.
- Погрызем, погрызем! - сказал Чарли. - Но раньше послушайте, как я
оцениваю сцену, описанную Антоном.
Толкование Чарли было просто. Рой Васильев работает по системе. Он
подбирается к решению загадки исподволь: последовательно отсекает все, что
не может иметь значение. Его прогулки по Урании - отнюдь не пейзажное
времяубивание. Если бы это было не так, то он продолжал бы их, а он как
отрезал все выходы на природу - видимо, установил, что с катастрофой
природные условия не связываются. И, верный своей системе, он начал опросы
с биологов и опять установил, что они далеки от тайны, такое на первых
порах пытливое изучение новых биологических объектов, такой глубокий
интерес к искусству геноконструирования в считанные часы сменяются
полнейшим равнодушием. Подходит очередь энергетиков - следующий этап
приближения к загадке. Опросы превращаются в расспросы. А в случае с
Антоном, последним из энергетиков, расспросы завершаются насмешками. Рой
подшучивает над нашим вспыльчивым другом. Он ни одной минуты не верит, что
исследования Антона Чиршке могли вызвать внезапное катастрофическое
изменение структуры сгущенной воды.
- Этот Рой Васильев, космофизик и детектив,штучка с ручкой, - покачал
головой Чарли. - Я назвал его медведем средней руки. Но шкура этого бурого
медведя шита белыми нитками. Круги его поисков сужаются. В фокусе его
внимания скоро окажемся мы трое - Жанна, Эдуард и я. Это опасно. Нужно
готовиться к тому, что опросы, превратившиеся в расспросы, теперь станут
допросами.
- Не понимаю тебя, Чарли! - воскликнул Антон. -
Последовательностью ты никогда не отличался, хлесткая фраза тебе
важнее факта. Но такой поворот! Не ты ли недавно доказывал, что
исследованиям времени ничего не грозит? Уступать, но не поступаться - не
твои ли слова?
- Мои, мои! От себя не отрекусь. Но видишь ли, сценка, разыгранная
Роем с тобой, очень странна. Я уже не уверен, что удастся избежать
осложнений. Очередь теперь за Жанной. Посмотрим, как пройдет ее допрос.
- Буду говорить правду и только правду - точно, как ты советовал.
- Правда чаще всего выглядит неправдоподобной, Жанна.
- Постараюсь доказать Рою, что правда - это правда. Надеюсь, он не
остряк и не любитель парадоксов, как ты.
- Надежда - это изнанка неуверенности. В ней что-то от "авось" и
"небось". Предпочел бы расчет, а не надежду.
- Хорошо, выражусь по-твоему. Рассчитываю на ясный ум и научные
знания Роя Васильева.
- Круги сужаются, - сумрачно повторил Чарли.Жутко не понравился мне
разговор Роя с Антоном. Говорю вам: круги сужаются!

5

"Круги сужаются", - молчаливо твердил я себе. Всю беседу у Антона мне
удалось промолчать. И ни Антон, столь остро ощущающий любое отклонение от
обычности, ни Чарли, воспринимающий всякое молчание как красноречивое
высказывание, ни тем более Жанна молчания моего не заметили. Поведение Роя
казалось им более важным, чем мое поведение. Уже это одно было успехом. У
меня разошлись нервы. Если бы меня вызвали сейчас на разговор, я наговорил
бы глупостей. Никто от меня не ждет сияющих откровений и пронзительных
озарений, отнесли бы мои неудачные реплики к плохому настроению. Но я мог
наговорить и такого лишнего, что в старину это назвали бы "неосторожным
раскрытием карт". Друзья по-прежнему были далеки от истинного понимания
того, как скверны наши дела, и я не имел права просвещать их. Круги
сужались. Новая трагедия уже надвигалась, и лишь я один знал, какой она
будет. Я это понял, глядя на Жанну.
Проклятый прозорливец Антон Чиршке, Повелитель Демонов Максвелла, и
на этот раз не ошибся. Он говорил Чарли, что Жанна повеселела и
похорошела, он увидел в этом свидетельство выздоровления, как бы там ни
острил Чарли насчет основных и второстепенных хворей. Мне же Жанна
казалась, как и раньше, ослабевшей и похудевшей, бесконечно измученной,
такой она сидела в моей лаборатории, когда я ввел ее пси-поле в датчик
самописца и самописец не уловил важных изменений в ее психике. Несколько
дней я с ней не встречался и сегодня сам увидел то, о чем первый заговорил
Антон. Нет, я не раздражал Жанну пытливым взглядом, она не терпела, когда
засматриваются на нее; даже у Павла пресекала любование собой, что же
говорить обо мне! Я только бросил на нее взгляд и молчаливо ужаснулся. Она
похорошела, она пополнела, на еще недавно серые щеки возвратился румянец,
в потускневшие глаза - блеск, в голосе, так долго усталом и слабом,
зазвучали звонкие нотки. Антон, чутко воспринимающий и малые изменения, не
мог проникнуть в тайную суть перемен. Не здоровье возвращалось,
происходило нечто иное - и совсем не радостное!
Самописец пси-поля по-прежнему записывал душевное состояние Жанны.
Прибор был из короткофокусных, далеко не брал, Жанна, выходя за пределы
научного городка, выпадала из обзора, но пока находилась дома или в
лаборатории, он надежно фиксировал ее душевный настрой. Я запрограммировал
компьютер на оценку изменений в Жанне за последние дни. Каждый день
компьютер выдавал, что существенных изменений нет, так, обычные колебания
от настроения похуже к настроению получше, повышенная нервность, усиленная
реакция на раздражительность. Такую же оценку он объявил и сейчас.
- Идиот! - обругал я компьютер и пригрозил кулаком самописцу.
Неистовство Антона, дубасящего кулаком по приборам, охватывало и
меня. Но такое поведение, соображал все же я, не будет решением. "Надо
поразмыслить", - сказал я себе.
Я бегал по лаборатории и размышлял. Приборы не открывают того, что
давно обнаружил Повелитель Демонов, что сегодня увиделось и мне. Приборы
описывают душевное состояние, а не внешний вид Жанны. Внешний вид
изменился, психическое состояние осталось прежним. Вот так надо понимать
несовпадение записи самописца и свидетельства моих глаз.
"Психика запаздывает, - рассуждал я. - Ведь основные отправления
организма - дыхание, пищеварение и прочие - мало зависят от сознания. А
психика - пленница сознания, она побочная функция разума. Хорошо, что тебя
не слышат наши биологи, но в порядке бреда допусти и такое приближение к
истине. Понимаешь ли ты тогда ужас того, что надвигается?.. Не задавай
себе, глупец, риторических вопросов! - гневно оборвал я себя. - Ты давно
предвидел возможность этого. Нужно срочно действовать!"
В столе Павла хранился его альбом фотоснимков. В альбоме была и моя
страница: одна фотография с Земли, четыре - я на Урании. Жанне Павел отвел
половину альбома. Жанна выглядела на первых снимках чуть ли не девчонкой,
такой она прибыла на Уранию, Павел фотографировал ее тогда почти каждый
день. Последние фото показывали Жанну, когда она стала женой Павла. Это
была незначительная часть альбома: Павел мог уже любоваться Жанной и не
обращаясь к снимкам и охладел к фотографированию.
Я всматривался, соотносил многочисленные портреты Жанны с тем, какой
она была сегодня.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики