науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Еще недавно, вынув альбом, я убеждался, до чего Жанна
подурнела по сравнению с той, на последних фотографиях. Я горевал вместе с
пей, гибель Павла была тяжка и ей, и мне,внешний вид отвечал внутреннему
состоянию, странным было бы, выгляди Жанна хорошо. Сегодня она походила на
ту девушку, еще не жену моего друга, которая глядела со множества снимков.
Она была привлекательней и моложе женщины, изображенной на последней
странице альбома.
"Не преувеличивай! - сказал я себе. - Ты уже впадаешь в панику. Время
еще есть. Форсируй решающий эксперимент".
Но форсировать решающий эксперимент я не мог. Я был способен
по-разному использовать законы природы, однако отменить их было сверх моих
сил. Я снова и снова изучал кривые стабилизации времени. И снова и снова
видел, что ускорения нет, процесс идет на пределе. "Время еще есть", -
утешал я себя. Внешний вид Жанны предупреждал, что времени оставалось все
меньше.
На засветившемся стереоэкране возник Чарли.
- Спешу порадовать, дружок, нас просит к себе посланец Земли. -
Недавняя озабоченность, какую Чарли старательно внедрял и в нас, видимо,
отошла. Он снова готов был сыпать парадоксами и остротами. - Почему не
вскакиваешь? Мало бодрости!
- Иди к дьяволу!
- Намек понят. Исполнение отложим. Раньше посетим Роя. Впрочем,
возможно, это и будет реализацией твоего желания.
- Жанну вызывают?
- Жанна, очевидно, пойдет после нас. Видимо, Рой считает, что она
ближе всех к тайне катастрофы. Древние французы во всех запутанных случаях
советовали: ищите женщину. Тебе не кажется, что Рой Васильев если не по
рождению, то по образованию - француз?
- Мне надоели словесные выверты, которые ты считаешь остротами.
- Тогда деловой совет. Приведи себя в порядок. У тебя нос по фазе не
совпадает со ртом, с этим уже ничего не поделаешь. Но совершенно излишне к
кривому носу еще так злодейски выкривливать губы.
Насмешкой над моим носом он временно исчерпал запас своих шуток. За
дверью лаборатории он встретил меня озабоченным - очень нечасто можно
видеть его в таком настроении. Хоть я и не люблю зубоскальства, а сейчас
вообще было не до шуток, я не удержался:
- Ты тоже по фазе не в своей обычности, Чарли. Боишься Роя?
- Боюсь, - признался он. - Следствие, которое мы с тобой проводим,
показывает, что возможны неожиданности.
- Следствие, которое мы проводим? Я думал, следствие ведет Рой
Васильев.
- Он ведет следствие открытое. А мы скрыто следим за ним самим. Мы
ведем следствие о следователе. Для него тайна - катастрофа на Урании, для
нас тайна - что думает о той тайне землянин Рой Васильев, облеченный, не
сомневаюсь, значительными полномочиями.
- Следует ли понимать, что для тебя тайны взрыва уже не существует?
- Сердечный мой друг Эдуард! - сказал он с досадой. - Я давно
догадываюсь, что ты свой природный ум, правда небольшой и неупорядоченный,
намеренно экранируешь от посторонних глупейшими вопросами. У каждого своя
форма самозащиты, но, пожалуйста, не перебирай. Особенно у Роя. Он не
поверит, что ты так туп.
Я промолчал. Мы дошагали до гостиницы. Зеленый глазок в дверях
приглашал войти. Рой занимал стандартный номер из двух комнат. В гостиной
стены были увешаны фотографиями взрыва: локаторы космостанции, следящие за
поверхностью планеты, успели зафиксировать катастрофу в ее первые
мгновения. Я собственными глазами видел черную тучу из двух миллионов тонн
воды, я помнил, как она взметнулась над планетой, как потом из недр ее
хлестал ливень. Но фотографии, собранные в гостиной Роя Васильева,
показывали детали, мне не известные. Мы с Чарли переходили от снимка к
снимку, а Рой сидел в кресле и глядел на нас - внимательно и задумчиво.
- Ну, и что вы думаете обо всем этом, друг Рой? - поинтересовался
Чарли, усаживаясь в кресло. Я сел рядом в Чарли. Рой тихо засмеялся.
- Я пригласил вас, чтобы узнать ваше мнение, а не для того, чтобы
делиться своим.
- Да, так обычно ведут расследования. Но случай необычный. Давайте
вести его нестандартно. И начнем с того, что не вы нам, а мы вам будем
задавать вопросы.
- Можно и так.
- Тогда жду ответа на мой первый вопрос.
- То есть какое у меня создалось мнение о происшествии? Я мог бы
ответить: пока никакого. И будет достаточно правдиво. Но не вполне точно,
ибо фраза "никакого мнения" тоже своего рода мнение.
- Согласен. И уточняю: какое конкретно мнение выражает абстрактное
утверждение, что мнения нет? Уверен, что за внешней неопределенностью
вашего ответа таится нечто определенное.
- Вы угадали. Мое мнение таково. Взрыва сгущенной воды не могло быть.
Все, что я знаю о технологии изготовления и хранения этого продукта,
решительно исключает возможность катастрофы. А взрыв совершился.
- Вы хотите сказать, что причины катастрофы лежат вне уровня
современной науки?
- Именно это!
- И вы собираетесь требовать, чтобы мы - я и Эдуард Барсов - подняли
вас над уровнем современной общеизвестной науки?
- Уверен, что вы можете это сделать.
- Мы это сделаем. Начну с того, что причина катастрофы, по нашему
мнению, таится в характере исследовательских работ в Институте
Экспериментального Атомного Времени, который я возглавляю. И скажу больше
- ничто иное, кроме экспериментов над атомным временем, не может явиться
научным объяснением катастрофы.
- Стало быть, вы принимаете на себя ответственность за трагедию?
- Что называть ответственностью, друг Рой? Понятие это
неопределенное. Его можно понимать и как сознательное устройство
катастрофы. Этого не было. Мы и не догадывались, что катастрофа возможна,
до того как она совершилась. Лишь оглядываясь назад, анализируя все
обстоятельства трагедии, мы допускаем, что вызвать ее могли некоторые из
наших исследований.
- Не предвидели, значит, преступления не было. Но и определенности
тоже пока нет. "Не вызвали, по могли вызвать", "оглядываясь на прошлое",
"анализируя", "допускаем"... Вряд ли такие уклончивые формулировки сочтут
доказательными.
- Вам придется удовлетвориться ими, ибо никто другой, кроме нас, и до
такой неопределенной определенности не дойдет. Поверьте, друг Рой, ни один
человек ни на Урании, ни на Земле и не подумает заподозрить нас в
несчастье. Мы спокойно могли бы сказать: не знаем, не понимаем,
столкнулись с загадкой. Как бы вы поступили в таком случае?
- Власть закрыть ваш институт у меня есть...
- Нет у вас такой власти, Рой! Вам прежде понадобилось бы доказать,
что эксперименты с атомным временем явились причиной взрыва на
энергоскладе. А как бы вы это сделали? Где нашли бы факты? Какие выставили
бы аргументы? И второе, в наших работах заинтересована вся человеческая
наука, они отражены в плане Академии наук в разделе важнейших. И то, что
их перенесли на Уранию, местечко для самых опасных исследований,
свидетельствует, что какая-то неизвестная угроза от опытов с атомным
временем заранее учитывалась, но полагалась менее важной, чем возможный
успех. Это вам ничего не говорит?
Я не сомневался, что Чарли идет на встречу с Роем Васильевым, как на
сражение. И что Чарли не постесняется припереть Роя к развилке двух
одинаково рискованных решений: либо прервать наши работы без строгого
обоснования, либо оставить их без твердых гарантий безопасности. Но чтобы
Чарли провел дискуссию с такой дерзостью и так бесцеремонно показал Рою
Васильеву его беспомощность - это было неожиданно! Я переводил взгляд с
одного на другого. Чарли раскраснелся, глаза его сердито блестели. Я
иногда видел его таким, но то были минуты крайнего раздражения, приступы
злости при больших неудачах. Сейчас не было ни поводов раздражаться, ни
причин для злости. Чарли временами актерствует, особенно когда ударяется в
парадоксы, позы в такие минуты просто поражающие. Однако и позы нынче не
было, он не актерствовал: и нападал, и защищался по-серьезному.
А Рой Васильев глубоко откинулся в кресле, слушал с безмятежным
хладнокровием: ему, он показывал, даже нравится запальчивость директора
Института Экспериментального Атомного Времени, он, мол, способен слушать
не прерывая, сколько Чарли вздумается говорить. Но Чарли выдохся и
замолчал, и заговорил Рой.
- Очень интересно и по-своему убедительно, - объявил он, лениво
покачивая ногой, закинутой на другую ногу. - Чего-то в этом роде я и
ожидал. В дороге я штудировал ваш рапорт о взрыве в Академию наук, там вы
коснулись и этого вопроса, правда, сослагательно: не могут ли изменения
атомного времени, волнообразно распространяясь, сказаться и на расстоянии
от ваших лабораторий? Уже формула - волны времени, проникающие сквозь
стены хорошо экранированных лабораторий, - поражает... Неподготовленному
трудно снести... Но столько на Земле говорят об Урании вообще, о вашем
институте в особенности! Многие убеждены, что вы конструируете машину
времени, любимый механизм в романах старых фантастов. Один филолог,
проведавший о моей поездке на Уранию, просил меня прокатиться в прошлое
лет на восемьсот и записать два-три горных языка на Кавказе - у него
какая-то своя теория их происхождения, но он не может ее обосновать, те
языки давно вымерли. В общем, друг Чарльз, если вы подробней введете меня
в существо ваших изысканий, это будет не только в моих, но также и в ваших
интересах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики