науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


И Чарли ответил блестящей лекцией. Он совмещал в себе не только
ироника и софиста с глубоким экспериментатором, но был и мастером
популярного изложения. Он сел на одного из любимых коньков и сразу погнал
в галоп. Вот такой же сверкающей лекцией десять лет назад он убедил
президента Академии наук Альберта Боячека разрешить строительство нашего
института на Урании. Мы с Павлом тогда сидели в зале рядом и то и дело
издавали невнятные возгласы восторга, в такое возбуждение привел Чарли и
нас, тоже неплохо разбиравшихся в атомном времени. Не берусь сейчас
восстановить ту форму, в какой Чарли вдохновенно ораторствовал перед Роем,
попробую передать хотя бы смысл его лекции.
Пусть не говорят при нем о какой-то дикарской машине времени, так
Чарли начал. Он, Чарльз Гриценко,физик и инженер, а не писатель
фантастических повестей. Его захватывают лишь реальные возможности науки,
а не заоблачные полеты неупорядоченного мечтательства. Переброс больших
материальных масс из настоящего в будущее или тем более в прошлое -
детская сказочка. И столь же далеки от реальности все воображаемые
конструкции, названные машинами времени. Цель Института Экспериментального
Атомного Времени, между прочим, состоит и в том, чтобы доказать вздорность
подобных сказок. Да, конечно, мы в своих установках искусственно меняем
ток времени - то замедляем, то ускоряем его. Но это совершается лишь в
недрах атома. Эксперименты с ядерным временем мы освоили, теперь шагнули
из теснин ядра в атомное электронное облако. О выходе из атомов в толчею
молекул мы пока и не мечтаем.
Время - это всеобъемлющая река, в ней плывут все события жизни,
продолжал Чарли - научный соловей, увлеченный только своей песней и не
слышащий ничего больше. Иначе бы он заметил, что Рой Васильев слушает его
вовсе не так внимательно, как можно было ожидать.
А Рой тем временем бросал на меня быстрые взгляды, словно проверяя,
какое впечатление у меня от вдохновенной речи моего начальника; я также -
и по возможности незаметно - пытался в свой черед определить, что думает
сам Рой. И уж конечно, Чарли и помыслить не мог, что Рою известно все, о
чем ему говорят, что он дьявольски осведомленный парень, этот невозмутимый
следователь, и ловко прикрывает свою эрудицию ширмой внешнего интереса.
Вдруг развернувшаяся безмолвная борьба - борьба между Роем и мной - до
Чарли и намеком не доходила, меня самого она застала врасплох; я молчаливо
защищался, не было иного выхода - ведь дело, в конце концов, касалось не
только меня. Ни один звук, ни одно движение не говорили о разгоревшейся
схватке. Был именно тот случай, когда пси-поле собеседника, я скажу
сильней - противника, ощущается без специальных датчиков, фиксируется не
на ленте самописца, а реакцией души. Я уже знал, что отныне
проницательное, как удар копья, понимание Роя направлено в меня, как в
фокус тайны. И что он, не думая это показывать Чарли, знает, что я о том
знаю тоже. Чарли выстраивал стартовую площадку для Роя, чтобы облегчить
тому понимание. Но если бы я мог закричать: "Перестань, не ведаешь, что
творить!" - я бы крикнул.
Да, время - это всеобъемлющая река Вселенной, вдохновенно доказывал
Чарли. Но каждая река слагается из тысяч струй, ее колеблют миллионы волн.
Именно так обстоит и с могучей рекой нашего общего физического времени.
Оно складывается из миллиардов локальных времен, в нем слиты мгновения
ядерных превращений, атомных взаимодействий, молекулярных реакций, каждая
мельчайшая молекулярная частица, каждая атомная комбинация частиц, каждая
упорядоченная молекулярная микроструктура атомов вливается в общий поток
времени своим крохотным ручейком. Нет, мы еще неспособны повелевать
суммарным временем, величественным потоком, текущим в космосе из прошлого
через настоящее в будущее, мы плывем в нем безвольной щепочкой, куда нас
бросают волны: корабли, прокладывающие самостоятельный путь в этой
грандиозной реке Вселенной, долго еще не сконструируют. Но в глубочайших
глубинах потока космического времени мы уже способны кое-что сделать. В
наших лабораториях мы замедляем и ускоряем течение ядерного и атомного
времени. Отдельные атомы искусственно, раньше их соседей, выдвигаются в
будущее, так же искусственно задерживаются в прошлом. Но дальше
эксперименты пока не идут. В отчетах института за прошлый год указано:
"Методы воздействия на кванты времени найдены, методы слияния искусственно
деформированных квантов времени в единый микровременной поток
разрабатываются".
Рой задумчиво сказал:
- Стало быть, вы все же нашли способ преобразования настоящего в
прошлое или будущее?
Слишком элементарное толкование, возразил Чарли. Оно отдает все той
же примитивной машиной времени. Что такое настоящее и что такое прошлое и
будущее? Настоящее всегда приход из прошлого и уход в будущее, это разрез
по живой линии временного потока. Прошлое еще живет в настоящем, будущее
уже в нем живет. Выход в будущее лишь постепенно ослабляет прошлое, а не
уничтожает его сразу и целиком. Поэтому изменение временного тока
отдельных атомов не выбрасывает их сразу из молекул, а лишь ослабляет
связь с остальными частями молекулы. Молекула как бы расшатывается. Она
уже частично в будущем, еще частично в прошлом. Но любая разновременность
грозит разрывом структуры. Здесь база для многих опасностей.
- Сколько я понимаю, мы подходим к вашей гипотезе взрыва на
энергоскладе, - сказал Рой. - В докладе Земле вы осторожно упомянули о
ней. Сейчас, видимо, разопьете подробней?
- Вы не ошиблись, Рой, я перехожу к моей концепции катастрофы. В этой
связи должен поговорить о Павле Ковальском, помощнике Эдуарда Барсова.
Павел обеспечивал экранирование нашего института. Вас, конечно,
информировали, что лаборатория Эдуарда называется лабораторией
стабилизации времени. В ее программу входит поддержание постоянства поля
времени - в той мере, какая нужна, чтобы волны времени не превосходили
безопасного предела. И Павел взял на себя охрану окружающего институт
пространства от выноса наружу хроноколебаний. Он вел свое дело надежно уже
не один год, но вот допустил какой-то просчет, и пульсирующая волна
атомного времени вырвалась острым лучом в направлении энергосклада,
который, к сожалению, находился слишком близко от института. Так произошло
нарушение спокойного тока внутреннего времени воды. Павел собственным
телом, как экраном, погасил пульсацию времени, но было уже поздно: на
складе высвободилась из чудовищного сгущения вода, а в клетках самого
Павла произошел разрыв биологического времени. Спасти его мы не сумели.
- Как, по-вашему, произошла деформация атомного времени сгущенной
воды - в будущее или прошлое? - спросил Рой.
- В прошлое. Ибо в обозримом будущем сгущенная вода должна оставаться
сгущенной водой, если не производится энергосъема с ее поверхности. А в
прошлом было время, когда сгущенная вода была просто водой. Достаточно
возвратить ее в это время, даже в одно мгновение этого времени, чтобы
мигом высвободилась вся чудовищная энергия сгущения, что, к несчастью, и
произошло.
Рой Васильев задумался. Чарли бросил на меня вопросительный взгляд -
убедительна ли аргументация? Я взглядом же успокоил его - отличная речь,
возражений по существу гипотезы не будет.
Рой заговорил медленно, как бы вслушиваясь в каждое слово:
- Возражать вам не могу да и не хочу. Гипотеза, вероятно, правильная.
А объяснение откровенное. Вы не ждете, чтобы вам предъявили обвинение, вы
сами признаете свою вину.
- Свою часть вины, - поправил Чарли. - В конечном итоге авария
произошла от недостаточного экранирования трансформаторов времени. Это мой
просчет. Постараюсь больше не допускать таких просчетов.
- Вы продумали, как повысить безопасность?
- Конечно. Новый энергосклад строится подальше от нас. Вы могли
заметить: около столовой заканчивают здание, это для него. Вас не удивило,
что все мы едим в столовой, отдаленной от институтов? На этом настояли
биологи, они боялись заражения пищи вблизи их лабораторий. Мы, как и они,
будем удалять все, что не имеет непосредственного касательства к нашим
экспериментам. А экранирование лабораторий от пульсаций времени усилено,
за этим следит Эдуард Барсов.
Рой наконец обратился ко мне:
- Что вы добавите к объяснениям друга Чарльза?
- Решительно ничего, - спокойно ответил я.
- Значит, вы с ним полностью согласны?
- Полностью согласен.
- Друг Чарльз, по-вашему, исчерпал проблему?
- Мне добавить нечего, - повторил я.
Рой, казалось, что-то хотел спросить еще, но передумал. Он теперь
говорил снова с одним Чарли, так демонстративно игнорируя мое присутствие,
что мой начальник, опасался я, должен был это почувствовать. Но Чарли и не
заметил, что Рой поворачивается ко мне чуть ли не спиной.
- Я буду думать, друг Чарльз, - сказал Рой. - Вы до краев наполнили
меня интереснейшей информацией, надо ее переварить. Когда я приду к
какому-либо решению, я снова с вами посоветуюсь.
Мы ушли из гостиницы, и по дороге Чарли радостно сказал:
- Он, наверно, думал, что мы будем юлить, оправдываться заранее. А мы
обрушили на него правду, нигде не затесывая ее острые грани. Он ошеломлен,
это минимум.
- Будет еще и максимум, - сказал я. - В максимуме, очнувшись от
ошеломления, он может счесть недостаточными наши защитные меры.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики