науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Что… Где мы? — спросила она сквозь зубы, сжатые, чтобы не стучать от трясущей ее лихорадки — Кто — они?
— Сартаны, — сказал, Альфред, успокаивая ее, и стараясь убедить лечь обратно. Ты здесь в безопасности. Я собираюсь вылечить тебя, и поэтому тебе необходимо будет поспать.
Лицо Мейрит стало каменным, на нем появилось вызывающее выражение. Альфреду это напомнило то время, прошлый раз, когда он был на Абаррахе и когда вылечил Эпло помимо его воли.
— Я сама могу позаботиться о себе, — начала Мейрит, но ее речь резко оборвалась. Она задохнулась и не могла восстановить дыхание.
Альфред взял ее за руки, ее правую в свою левую, ее левую в свою правую, объединив круги их жизненных сил.
Она сделала слабую попытку вырвать руку, но Альфред сейчас был сильнее, чем она. Он крепко держал ее и начал петь руну. Его сердечная сила перетекала в Мейрит. Ее боль, страдание и одиночество уходили к нему. Круг, возникший вокруг них, объединил их вместе, и только на краткий миг Эпло оказался в его пределах.
Перед мысленным взором Альфреда появился странный, пугающий образ их троих, плывущих на волне света, воздуха и времени, и беседующих друг с другом.
— Вы должны покинуть Абаррах, Альфред, — сказал Эпло. — Ты и Мейрит. Уходите куда-нибудь. Скройтесь там, где Ксар не сможет найти вас.
— Но мы не можем забрать собаку, не так ли? — заспорил Альфред. — Ксар прав. Собака не может пройти через Врата Смерти. Не может без тебя.
— Мы не пойдем, — сказала Мейрит. — Мы не оставим тебя.
Она казалась окруженной сиянием, и в глазах Альфреда была прекрасна. Она склонялась над Эпло, находясь на расстоянии протянутой руки, но ни он не мог бы коснуться ее, ни она — притронуться к нему.
Волна несла их, поддерживала, но она же и разделяла их.
— Я уже однажды потеряла тебя, Эпло. Я оставила тебя, потому что не имела мужества, чтобы любить тебя. Но я достаточно храбрая теперь. Я люблю тебя, и я не потеряю тебя снова. Если бы все было наоборот, — продолжала Мейрит, не позволяя ему вставить слова, — и если бы это я осталась лежать на том каменном катафалке, разве бы ты покинул меня? Или ты думаешь, что я не такая же сильная, как ты?
Голос Эпло задрожал.
— Я не прошу, чтобы ты была слабее, чем я. Я прошу, чтобы ты была сильнее. Вы оба должны понять, что сила оставляет меня, Мейрит. Помните о наших людях, о борьбе за их жизни в Лабиринте. Помните, что случится с ними и в каждом из четырех миров, если наш повелитель преуспеет и закроет Седьмые Врата.
— Я не могу оставить тебя, — сказала Мейрит.
Любовь лилась из нее. Любовь Эпло текла от него, и Альфред был прекрасной шелковой тканью, через которую они оба проходили. Трагедия их разделения глубоко огорчала его. Если бы он мог бы дать им возможность поговорить без свидетеля, вырвав себя из круга, он бы ушел немедленно. Как бы то ни было, он мог быть только убогим посредником.
Хуже было то, что он услышал слова Эпло, и тот сказал их ему, Альфреду, также как и Мейрит. Альфред тоже должен был найти силы покинуть того, кого он любил.
— Но, однако, как быть с Балтазаром? — спросил Альфред.
Прежде, чем Эпло ответил, свет начал исчезать, а тепло в области сердца — остывать. Волна отхлынула, оставив Альфреда в неизвестности и одиночестве, в темноте. Он глубоко вздохнул, вздрогнул зябко, не желая возвращаться к действительности. И, поскольку в мыслях своих он был далеко, то не сразу расслышал, как его окликают по имени.
— Альфред. — Мейрит полулежала, опираясь на локоть. Лихорадочный блеск уже не так был заметен в ее глазах, хотя веки были теперь тяжелы и слипались от желания закрыться. — Альфред, — повторила она, борясь со сном.
— Да, моя дорогая, я — здесь, — ответил он, стараясь не заплакать. — Ты должна лежать…
Она опустилась назад на одеяла, разрешив ему хлопотать над нею, потому что слишком была погружена в посторонние мысли, чтобы остановить его. Когда же он собрался уходить, она поймала его за руку.
— Спросите сартана… про Седьмые Врата, — прошептала она. Что он знает об этом…
— Ты действительно думаешь, что это разумно? — возразил Альфред.
Теперь, когда он увидел Балтазара снова, он вспомнил о магической силе некроманта. И, даже будучи ослаблен многими волнениями и недостатком продовольствия, Балтазар был способен восстановить свою силу достаточно быстро, если бы вдруг обрел надежду, что нашел выход из тупика для себя самого и своих людей.
— Я не могу сказать, что хочу, чтобы Балтазар нашел Седьмые Врата, так же, как и Повелитель Ксар. Возможно, я не должен допустить это.
— Только спроси, что он знает, — оправдывалась Мейрит. — От этого не получится вреда.
— Я сомневаюсь, — отказался Альфред, — знает ли Балтазар что-нибудь об этом…
Мейрит быстро потянулась к его руке и крепко ее стиснула.
— Спроси его. Пожалуйста!
— Спросить меня о чем?
Балтазар стоял в некотором отдалении, наблюдая за процессом исцеления с живым интересом. Теперь, услышав свое имя произнесенным вслух, он скользнул вперед.
— Что это, о чем вы хотите узнать?
— Ну давай же, — внезапно раздался голос Эпло, приведя Альфреда в состояние потрясения. — Спроси его. Посмотрим, что он скажет.
Альфред вздохнул, набирая в грудь побольше воздуха.
— Мы задавались вопросом, Балтазар, слышали ли вы что-нибудь о месте, называемом Седьмые Врата?
— Конечно, — спокойно ответил Балтазар, но бросил на них острый взгляд своих черных глаз.
Это задело Альфреда подобно лезвию бритвы.
— Все на Абаррахе слышали о Седьмых Вратах. Каждый ребенок учит наизусть эту литанию.
— Какую… Что это за литания? — слабо спросил Альфред.
— …Земля была разрушена, — начал Балтазар, повторяя слова высоким отчетливым голосом. — Четыре мира были созданы из осколков крушения. Миры для нас самих и мешней: Воздух, Огонь, Камень, Вода. Четверо Врат соединяют каждый мир с другим: Арианус с Прианом, Приан с Абаррахом и Челестрой. Дом исправления был построен для наших врагов: Лабиринт. Лабиринт связан с другими мирами через Пятые Врата: Нексус. Шестые Врата — центр, они разрешают вход: Вортекс. И все было исполнено через Седьмые Врата. Конец был началом.
— Значит, у вас есть знание относительно Врат Смерти и про другие миры, — сказал Альфред, мысленно возвращаясь к моменту первой встречи с Балтазаром, увидев его так, как увидел некроманта Эпло, который заметил, что тот имеет обыкновение скрывать свою истинную сущность. — И вы говорите, что это преподают детям?
— Это было, — сказал Балтазар с печальным ударением на последнем слове. — Когда у нас еще оставался досуг, мы учили наших детям разным вещам помимо того, как умирать.
— Как ваши люди дошли до такого состояния? — спросила Мейрит, преодолевая дремоту и обволакивающий разум сон. — Что случилось с этим миром?
— Жадность — причина того, что случилось, — ответил Балтазар. — Жадность и отчаяние. Когда магия, которая поддерживала этот мир живым, все чаще оказывалась бессильной, наши люди стали умирать. Мы обратились к некромантии, чтобы сохранить то, что было для нас дорого, но только — сначала. Потом, в конечном итоге, мы использовали это черное искусство, чтобы увеличить нашу численность, чтобы добавлять солдат к нашим армиям, слуг в наши дома. Но вместо того порядок вещей ухудшился, и лучше никому не стало.
— Абаррах изначально был задуман, как зависимый от других трех миров для выживания, — объяснил Альфред. — Трубопроводы, известные на этом мире как Колоссы, должны были служить каналами энергии, текущей от цитаделей Приана в Абаррах. Энергия обеспечивала бы свет и высокую температуру, позволила людям жить около поверхности, где воздух чище и свежее. План не исполнился. Когда Кикси-Винси потерпела неудачу, источники света в Цитаделях Приана также не смогли работать, и Абаррах был оставлен в темноте.
Он остановился. Его дидактическая лекция принесла свои плоды. Глаза Мейрит были закрыты, ее дыхание — глубоким. Альфред слегка улыбнулся, тщательно подворачивал одеяла вокруг нее, чтобы сохранить тепло. Затем он украдкой, молча двинулся прочь. Балтазар, бросив взгляд в сторону Мейрит, тоже последовал за Альфредом.
— Почему вы спрашиваете про Седьмые Врата?
Пронзительный взгляд проник в существо Альфреда, отчего он немедленно начал путаться.
— Я… Я.. любопытный… Слышал… Где-то там … Кое-что…
Балтазар нахмурился.
— Что вы пробуете выяснить, брат? Местоположение? Поверьте мне, если бы я знал хотя бы приблизительно, где находятся Седьмые Врата, я бы использовал это, чтобы помочь моим людям скрыться из этого ужасного места.
— Да, конечно.
— Тогда что еще вы хотите узнать об этом?
— Ничего, правда. Только… Это просто любопытство. Давайте пойдем, посмотрим, что мы можем сделать, чтобы накормить ваших людей.
Искренне обеспокоенный заботой о своем народе, некромант не сказал ничего больше. Но это было очевидно Альфреду, и вызывало у него сильное опасение, что Балтазар обратил внимание на его внезапный интерес к Седьмым Вратам Что вызвало интерес также у самого Балтазара. И некромант был во многом подобен собаке Эпло. Как только у него окажется что-то в зубах, он так просто с этим не расстанется.
Альфред начал умножать мешки семени кейрн-травы, создавая достаточное их количество, чтобы сартаны могли бы смолоть его в муку, испечь хлеб, или сделать что-нибудь посущественнее, чем каша. Поскольку он работал, то имел возможность тайком осмотреть пещеру.
Ни один мертвый сартан не обслуживал больше живых, как это было в прошлый раз, когда Альфред посетил их. Ни один солдат-кадавр не охранял вход, никакой король-кадавр не пробовал управлять.
Везде, где лежали мертвые, они лежали в покое, поскольку так велел Балтазар.
Альфред смотрел на детей, толкающихся вокруг него, просящих горсточки семени травы, которую на Арианусе он бросил бы птицам.
Его глаза наполнились слезами, и тем самым напомнили ему о вопросе. Он обратился к Балтазару, который стоял рядом, наблюдая каждое магическое движение Альфреда, почти как голодающий, для которого магия была пищей.
Некромант, уступив настойчивой просьбе Альфреда, тоже съел небольшое количество зерен и выглядел теперь получше, хотя воскрешение надежды, вероятно, считал более важным для перемен к лучшему, чем потребление неаппетитного теста кейрн-травы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики