науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он толкнул дверь.
Дверь беззвучно распахнулась.
И они оказались внутри Лабиринта.
Глава 27. ЛАБИРИНТ
Пройдя через Врата Смерти, два сартанских судна прибыли в Нексус. Они опустились на землю у руин, которые когда-то были резиденцией лорда Ксара. Теперь же это была лишь груда сгоревших бревен. По приземлении все сартаны бросились к иллюминаторам, в молчаливом потрясении взирая на ужасные разрушения.
— Теперь вы можете воочию узреть всю ту ненависть, которую патрины питают к нам, — произнес Раму. — Они разрушили город и осквернили землю, которую мы создали для них. И они сами будут расплачиваться за содеянное, им некого винить в этом. Не было никаких причин для столь вопиющей дикости. Эти люди никогда не смогут приспособиться к жизни среди цивилизованных людей.
Мейрит могла бы рассказать ему правду: именно змеедраконы разрушили Нексус, но она знала, что он никогда ей не поверит. Она решила не ввязываться в бесполезные споры. Она хранила надменное, даже высокомерное молчание, опустив голову так, чтобы окружающие не могли увидеть ее слез.
Приказав большинству сартанов оставаться на корабле под защитой рун, которые могли защитить их в случае прямой опасности, Раму выслал несколько отрядов разведчиков.
Пока все ожидали их возвращения, сартаны с Челестры разошлись по судам, чтобы помочь своим братьям, которых они забрали с Абарраха. Они были аккуратны, терпеливы и добры, щедро делясь своими запасами силы для восстановления жизненных ресурсов своих истощенных родичей. Несколько сартанов, проходя мимо Мейрит, останавливались и сочувственно интересовались, не могли бы как-то помочь ей. Она отказалась от их услуг, но была искренне удивлена и тронута их предложением, при этом она старалась сделать свои отказы максимально вежливыми, чтобы не оскорбить их чувств.
Единственный сартаном, которому она стала практически полностью доверять, был Балтазар. Мейрит не могла найти этому точного объяснения. Возможно, это случилось потому, что он и его люди также своими глазами видели, как умирают их дети. Или, возможно, причина была в том, что он уделил достаточно много времени беседам с ней, чтобы узнать ЕЕ мнение о событиях, которые происходили в Лабиринте.
Мейрит с нетерпением ждала возвращения разведчиков, которые сразу же направились с докладом к Раму. Мейрит с охотой бы пожертвовала несколькими годами своей жизни, чтобы только услышать, о чем они там говорили. Но, к сожалению, она ничего не могла поделать, и ей оставалось только ждать.
Наконец Раму вышел из своей каюты. Он с некоторой неохотой, как успела заметить Мейрит, пошел к стоящему неподалеку Балтазару. Глава Совета, очевидно, не очень любил делить свою власть с кем бы то ни было, но на этот раз у него не было иного выхода. Сартаны Абарраха во время этого путешествия вполне четко дали понять, что не последуют ни за каким другим человеком, кроме своего нынешнего предводителя.
— Мне не по душе то, что я слышу, — тихо произнес Раму. — Сообщения разведчиков противоречат друг другу. Они сообщают мне…
Мейрит не могла услышать того, о чем рассказали скауты, но она предполагала, что именно они могли рассказать. Они видели только то, что им позволили увидеть змеедраконы.
Балтазар слушал, а затем приостановил Раму вежливым жестом. Некромант посмотрел на Мейрит, и кивком головы попросил ее присоединиться к ним.
Раму нахмурился. — Ты полагаешь, это мудро? Она ведь заключенная. Я не хочу посвящать в наши планы врага.
— Как ты правильно сказал, она — заключенная и вряд ли сможет сбежать. Я хотел бы услышать ее мнение насчет происходящего вокруг.
— Если ты заинтересован во лжи, тогда конечно, брат… Изволь, — ехидно произнес Раму.
Мейрит подошла и молча встала между ними.
— Пожалуйста, продолжайте, Советник, — сказал Балтазар.
Раму хранил молчание еще несколько мгновений, пытаясь унять раздражение и гнев от того, что его прервали и заставили вновь обдумать то, что он собирался рассказать. — Я собирался сказать, что планирую возглавить группу, идущую к Последним Вратам. Я хочу лично убедиться в том, что здесь творится.
— Превосходная идея, — согласился Балтазар. — Я буду вас сопровождать.
Раму это известие не обрадовало.
— Я думал, брат, что ты предпочтешь остаться на борту. Ты все еще слишком слаб.
Балтазар отмел прочь эти предположения.
— Я представляю моих людей. Я их вождь, если тебе угодно. В соответствии с нашими законами, ты не можешь отказать мне в этой просьбе, Консул.
Раму попытался оправдаться.
— Я беспокоился только о твоем здоровье.
— Конечно же, ты не имел в виду ничего другого, — улыбнувшись, произнес Балтазар. — И я возьму с собой Мейрит, она будет моим советником.
Пойманная врасплох, она посмотрела на него в недоумении.
— Нет и еще раз нет, — Раму отказался это даже обсуждать. — Она все еще слишком опасна. Она останется здесь, под охраной.
— Будьте же благоразумны, Консул, — с прохладцей в голосе сказал Балтазар. — Эта женщина жила и в Нексусе и в самом Лабиринте. Она знакома с окружающим миром, с его обитателями. Она знает, как выяснить то, чего не смогли выяснить, как мне кажется, ваши разведчики.
Гнев ударил Раму в голову. Он не привык к тому, чтобы его волю кто-то оспаривал. Другие члены Совета, которые слышали весь этот разговор, выглядели неловко и обменивались смущенными взглядами.
Балтазар был по-прежнему вежлив и крайне дипломатичен. Раму не оставалось иного выхода, как согласиться. Он нуждался в помощи сартанов Абарраха, и у него не было времени для созыва Совета, чтобы оспорить право Балтазара на власть и лишить его полномочий.
— Хорошо, — скривившись, произнес Раму. — Она может сопровождать тебя, но она будет находиться под постоянным контролем. И если что-нибудь случится…
— Я беру полную ответственность за ее действия на себя, — не дал ему закончить Балтазар.
Раму мрачно взглянул на Мейрит, развернулся на каблуках и удалился.
Прямой конфронтации удалось избежать. Но каждый, кто был непосредственным свидетелем противостояние этих двух сильных характеров, понял, что негласная война была объявлена. Как говорила одна древняя поговорка: «Два солнца не могут путешествовать по одной орбите».
— Я хочу поблагодарить тебя, Балтазар… — неловко начала Мейрит.
— Не благодари меня, — холодно произнес он, обрывая ее на середине фразы. Схватив ее за руку, он потянул Мейрит к одному из иллюминаторов. — Посмотри сюда. Я хочу, чтобы ты мне кое-что объяснила.
Тонкие пальцы впились Мейрит в руку с такой силой, что руны на ее коже замерцали, пытаясь защитить ее. Ей не понравилось его прикосновение, и она попыталась вырваться. Он еще больше сдавил ей руку.
— Используй свой шанс, — мягко произнес он, прежде чем она смогла что-то сказать. — Когда появится возможность — не упусти ее. Я, в свою очередь, сделаю для тебя все, что смогу.
Бегство! Мейрит отчетливо понимала, о чем он говорит. Но почему? Она сдержалась и с подозрением уставилась на него.
Он оглянулся через плечо, лишь несколько сартанов наблюдали за ними, но это были его люди, и он мог доверять им. Другие сартаны ушли с Раму или же были заняты, помогая своим собратьям.
Балтазар повернулся обратно к Мейрит и шепотом произнес:
— Раму не в курсе, но я отправил моих собственных разведчиков. Они сообщают, что гигантские полчища ужасных существ сосредоточились у Последних Врат. Там множество красных драконов, волков, которые могут ходить подобно людям, гигантских насекомых и других тварей. Тебе, наверное, будет интересно узнать, что люди Раму схватили одного человека из твоего народа, допросил его и вынудили все рассказать.
— Они захватили патрина? — Мейрит был крайне изумлена. — Но в Нексусе не осталось ни одного патрина. Я же говорила тебе: змеедраконы отправили весь мой народ за Последние Врата.
— Кстати, в этом патрине было нечто странное, — продолжал Балтазар, пристально изучая Мейрит. — У него были очень необычные глаза.
— Позволь угадать. Его глаза пылали красным. Он не из моего народа! Это был один из тех змеедраконов. Они могут принимать любое обличье…
— Да. Из того немногого, что ты мне успела рассказать, я заключил, что это могут быть именно они. Псевдо-патрин признавался, что его народ в союзе со змеями борется за то чтобы открыть Последние Врата.
— Эта часть истории — правда! — воскликнула Мейрит, чувствуя себя крайне беспомощной. — Мы должны это сделать! Если Последние Врата закроются, мой народ будут навеки заточен…
Страх и отчаяние душили ее. На некоторое время она вообще потерла дар речи. Отчаянно сопротивляясь своим страхам, она сумела восстановить контроль и продолжила говорить более ли менее спокойно.
— Но мы не в союзе со змеями. Мы знаем их, знаем их сущность. Лучше уж мы окажемся запертыми внутри Лабиринта навсегда, чем объединимся с ними! Как вообще этот глупец Раму может верить в такие вещи!
— Он верит в то, во что хочет верить, Мейрит. В то, что приближает его к цели. Или возможно он слеп и не видит источаемого ими зла. — Некромант изобразил жалкое подобие улыбки. — Мы — видим. Мы уже заглядывали в глубины этого мрака. Мы знаем, какова будет плата…
Балтазар вздохнул, лицо его приобрело чрезвычайно бледный оттенок. Он, как правильно заметил Раму, был все еще слишком слаб. Но он отказался от предложения Мейрит вернуться в свою каюту и лечь.
— Ты должна сообщить все своим людям, Мейрит. Сообщи им, что мы здесь. Мы должны объединиться, чтобы бороться с этими существами, или мы все будем уничтожены. Если бы среди вашего народа нашелся хоть кто-то, кто мог бы поговорить с Раму, убедить его…
— Он есть! — от неожиданного озарения Мейрит задохнулась и схватила Балтазара. — Предводитель Вазу! В нем течет и сартанская кровь! Я постараюсь добраться до него. Я могу использовать свою магию, чтобы переместиться. Но Раму заметит, если я что-то попытаюсь предпринять, и сделает все возможное чтобы остановить меня.
— Сколько времени тебе необходимо?
— Достаточно много времени понадобится, чтобы нарисовать руны. Около тридцати ударов сердца, я полагаю. Не больше.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики