науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Допустить этого я не могла, вот и смылась.
– Убийца дворецкий, – пробормотал я.
– То есть?
– Дыр в твоем рассказе, как в последней главе детектива.
– Ну, ты уж мне поверь, дело-то... О, черт, oпять начинается!
– То есть?
Освещение из белого стало вдруг голубым. Ламп не было, светился весь потолок. Я попытался подняться на ноги и... не смог. Чувствовал я себя таким измотанным, как будто только что закончил кросс по пересеченной местности. Сил хватало только дышать. Я обмяк, как мокрая веревка.
Крошка с усилием пыталась что-то сказать мне:
– Когда они за нами... придут... ты не... сопротивляйся... самое главное...
Голубой свет снова сменился белым, узкая стена поехала в сторону.
На лице Крошки появилось испуганное выражение, но она продолжала с трудом:
– Самое главное... не зли... его .
Вошли двое, отпихнули Крошку, связали мне ремнями запястья и щиколотки, еще одним ремнем прихватили руки к телу. Я начал приходить в себя, но медленно; сил не хватило бы и марку лизнуть. Я жаждал размозжить им черепа, но шансов на это было не больше, чем у бабочки спереть со стойки бара колокольчик. Они понесли меня.
Я запротестовал:
– Слушайте, вы, куда вы меня тащите? Да какого черта, вы в своем уме? Да я вас засажу, я...
– Заткнись, – ответил один из них. Тощий такой, коротышка, лет пятидесяти, а то и больше, которому, видно, ни разу в жизни не довелось улыбнуться. Второй был потолще и помоложе, с капризным детским ртом и с ямочкой на подбородке. Он, похоже, не прочь был посмеяться, когда не волновался. Но сейчас он выглядел весьма издерганным.
– Попадем мы из-за него в беду, Тим, ей-богу, попадем. За борт его надо, обоих их за борт надо, а ему потом скажем, что несчастный случай. Скажем, что вылезли и пытались удрать через люк. Он же все рав...
– Заткнись, – ответил Тим тем же тоном и добавил: – Хочешь его и впрямь разозлить? Космоса пожевать хочешь?
– Но...
– Заткнись.
Изогнутым коридором они затащили меня в какое-то помещение и швырнули на пол.
Лежал я лицом кверху, но не сразу сообразил, что нахожусь в рубке. Уж больно она не была похожа на творение человеческих рук, потому что им и не была. А потом я увидел его .
Крошка могла бы меня и не предупреждать: кто ж такого злить захочет?
Тощий подонок был свиреп и опасен, толстячок – подл и смертоносен, но по сравнению с ним , они просто херувимы. Вернись ко мне силы, я не задумываясь полез бы в драку с теми двумя, я ни одного человека не испугаюсь, если только уж силы будут слишком неравны. Но с ним ...
И не в этом дело, что он – не человек. Слоны ведь тоже не люди, а все равно симпатичны. Он –то больше на человека был похож, чем слон. но легче от этого не становилось – я о том, что стоял он прямо, с одной стороны у него были ноги, а с другой – голова. Ростом он не превышал пяти футов, но, все равно, казался выше нас, как человек кажется выше лошади. Туловище той же длины, что и у меня, а приземистым его делали похожие на короткие и толстые тумбы ноги.
Когда он стоял на месте, наружу выдвигалась третья нога – или хвост? – на которую он опирался, превращаясь в подобие треножника. Ему не приходилось садиться, чтобы отдохнуть, да он и вряд ли сумел бы.
Но короткие ноги не замедляли его движений. Двигался он быстро, как атакующая змея. Нервная система у него лучше, чем у нас, или мускулы? Или просто живет на планете с повышенной гравитацией?
Руки его походили на змей – суставов гораздо больше, чем у нас, причем рук – две пары. Одна там, где у людей талия, вторая росла прямо из-под головы. Плечи отсутствовали. Пальцы – или щупальца? – я сосчитать никак не мог, они находились в постоянном движении. Одежды на нем не было, кроме пояса над и под нижней парой рук; на поясе он носил то, что у них сходило за ключи и деньги. Его пурпурно-коричневого оттенка кожа казалась смазанной маслом.
Откуда бы он ни взялся, соплеменником Материни он явно не был.
От него исходил слабый сладковатый запах мускуса. По правде сказать, в жаркую погоду от людей пахнет куда хуже, но случись мне почуять этот запах опять, у меня как пить дать поползут мурашки по коже, а испуг свяжет язык.
Разумеется, все эти подробности я усвоил не сразу, потому что сначала я не видел ничего, кроме его лица. Лица я пока не описывал, потому что от одного воспоминания поджилки трясутся. Но все же попробую, чтобы если вам доведется его повстречать, вы стреляли сразу, пока у вас еще ноги не подкосятся.
Носа нет. Дышит он кислородом, но как вдыхает и выдыхает, трудно сказать. Может быть, частично через рот, поскольку умеет разговаривать. Рот у него ужасный. Вместо челюстей и подбородка – неровная треугольная дыра, украшенная рядами мелких зубов, языка не было видно, вместо него рот обрамляли реснички, длиной с дождевых червей, они и шевелились беспрерывно, как черви.
Но даже этот рот не шел ни в какое сравнение с глазами, огромными и выпуклыми, прикрытыми роговыми оболочками. Они ощупывали пространство как радары, беспрерывно двигаясь вверх и вниз и из стороны в сторону. Он как будто прямо на меня и не смотрел, но от глаз его было некуда деться. Когда он обернулся, я увидел сзади третий глаз.
Какому же мозгу под силу воспринимать окружающую среду со всех сторон? Сомневаюсь, что с этим справился бы человеческий, будь у него даже дополнительный канал получения информации. Судя по размерам его головы, мозгу там не так уж много, но кто знает, может, у него мозг в туловище? Ведь если разобраться, у нас, у людей, мозг расположен не в самом удачном месте тела – больно уж открыт для удара; возможны ведь и лучшие варианты. Но мозги у него были точно. Он наколол меня как букашку и вытряс все, что хотел. Ему даже не пришлось меня обрабатывать, он просто долго-долго задавал вопросы, а я отвечал; так долго, что часы казались мне днями. Говорил он по-английски плохо, но вполне вразумительно. Речь его звучала безо всякого выражения. Он спрашивал, кто я, и что я, как я очутился на том пастбище, и почему был в скафандре. Я никак не мог понять, как он реагирует на мои ответы. Я с трудом сумел объяснить, в чем заключалась моя работа в аптеке. Растолковать, что такое рекламный конкурс я сумел, но зачем их проводят, он так и не уяснил. Но зато я уяснил, что ответы на многие его вопросы мне вообще неизвестны. В частности, я не знаю точную цифру населения Земли, и не знаю, сколько тонн протеина мы производим ежегодно.
Наконец, он приказал своим подручным:
– Уберите это.
Толстяк сглотнул слюну и спросил:
– За борт?
Он вел себя так, как будто решить, убить меня или нет, было все равно, что решить, понадобится еще ему кусок веревки или его можно выбросить.
– Нет. Оно глупо и необучено, но может пригодиться. Бросьте его обратно в карцер.
– Есть, босс.
Они выволокли меня за дверь. В коридоре толстяк сказал:
– Давай ему ноги распутаем, пусть сам идет.
– Заткнись, – ответил тощий.
Когда мы вернулись, Крошка была на месте, но даже не шелохнулась; ее, видно, угостили еще одной дозой голубого света. Перешагнув через нее, они бросили меня на пол. Тощий рубанул меня ребром ладони по шее, чтобы я отключился. Когда я очнулся, их уже не было. Я, развязанный, сидел около Крошки.
– Что, досталось? – спросила она взволнованно.
– Угу, – согласился я и меня всего передернуло. – Чувствую себя девяностолетним стариком.
– Всегда легче, если не смотришь на него , особенно если не видишь глаз. Отдохни немного, тебе станет лучше. – Она посмотрела на часы. – До посадки всего сорок пять минут. Вряд ли нас побеспокоят еще раз.
– Как?! – Я даже подпрыгнул. – Я там был всего час?
– Даже меньше. Но кажется, что всю жизнь. Я знаю.
– Чувствую себя как выжатый лимон. – Я нахмурился, припомнил кое-что. – Слушай, Крошка, я ведь не очень-то испугался, когда они за мной пришли. Я был намерен требовать объяснений и немедленного освобождения. Но ему я вообще ни одного вопроса не задал.
– И не задашь. Я пробовала. Вся сила воли уходит, как в песок, и чувствуешь себя кроликом перед удавом.
– Ага.
– Ты понимаешь теперь, Кип, почему я обязана была воспользоваться малейшим шансом, чтобы удрать? Тогда ты мне не верил, а сейчас?
– Еще как!
– Спасибо. Я всегда говорю, что мне плевать на мнения других, но на самом деле это не так. Мне обязательно нужно было суметь вернуться к отцу и все рассказать ему... потому что он один-единственный человек на свете, кто просто поверит моим словам, каким бы бредом они ни казались.
– Понятно. Но как ты очутилась в Сентервилле?
– В Сентервилле?
– Там, где я живу. Где «Майский жук» вызывал «Крошку».
– Ага; я туда и не собиралась. Я рассчитывала приземлиться в штате Нью-Джерси, желательно – в Принстоне, чтобы быстро найти отца.
– Здорово же ты промахнулась.
– Думаешь, у тебя бы лучше вышло? Я бы справилась, да вот локоть у меня свисал и трясся. Управлять этими кораблями нетрудно: возьми курс и лети, не так, как с ракетой. К тому же мной руководила Материня. Но пришлось тормознуть при входе в атмосферу и скомпенсировать вращение Земли, а как это делается, я толком не знала. Я залетела далеко на Запад, они уже гнались за мной по пятам, что делать, я просто не знала, и вдруг услышала твой голос на волне космического диапазона, и решила, что все уже в порядке... и очутилась здесь. – Она развела руками.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики