науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Верно, когда-нибудь изобретут скафандр, оснащенный такой же восстановительно-очищающей системой, как космические корабли, но пока что практический выход заключается в следующем: следует выпускать использованный воздух из скафандра, выводя с ним пот, двуокись углерода и избыточное тепло, тратя на все это большую часть кислорода.
Есть и другие проблемы. Давление в пятнадцать фунтов на квадратный дюйм, которому вы подвергаетесь, включает три фунта кислородного давления. Легким хватит и меньшего количества, но только индеец из высокогорных Анд будет себя уютно чувствовать при давлении кислорода менее двух фунтов. Девять десятых фунта – предел. Любое давление ниже этого предела просто не будет способно вгонять кислород в кровь – таков примерно уровень давления на вершине Эвереста. Но большинство людей начинают испытывать кислородное голодание задолго до этого предела, поэтому лучше остановиться на двух фунтах кислорода на квадратный дюйм. Кислород следует смешать с инертным газом, потому что от чистого кислорода может заболеть горло, или, что еще хуже, человек от него пьянеет, или начинаются страшные судороги.
Азот, которым вы дышите всю жизнь, использовать нельзя – при падении давления он образует в крови пузырьки и покалечит кровеносные сосуды. Пользоваться нужно гелием, который не пузырится. Только вот говорить из-за него будете скрипучим голосом, ну да черт с ним.
Итак, недостаток кислорода вас убьет, избыток отравит, азот покалечит, в двуокиси углерода можно утонуть, если прежде от нее не задохнешься, а обезвоживание организма может привести к смертельной лихорадке. Дочитав инструкцию до конца, я прямо диву дался, как человек исхитряется выжить, да еще в скафандре.
Но вот передо мной лежит скафандр, который сотни часов служил человеку защитой в космосе.
Вот вам способ избавиться от всех этих опасностей: на спине несете стальные баллоны с «воздухом» (смесь кислорода и гелия) под давлением сто пятьдесят атмосфер, больше двух тысяч фунтов на квадратный дюйм, и через редукционный клапан давление в шлеме «по требованию» доводится до трех-пяти фунтов на квадратный дюйм, два фунта из которых приходится на кислород. Вокруг шеи прокладываете силиконово-резиновый воротник и в нем проделываете крошечные отверстия, чтобы снизить давление в корпусе скафандра и ускорить поток воздуха, тогда значительно повысится скорость испарения и охлаждения, а нагибаться станет значительно легче. Добавьте выхлопные клапаны – по одному на запястьях и лодыжках. Эти клапаны должны пропускать не только газ, но и воду, в противном случае утонете по щиколотки в поту.
Баллоны, большие и неуклюжие, весят фунтов по шестьдесят, а масса воздуха, содержащаяся в баллоне, не превышает пяти фунтов даже при таком колоссальном давлении.
Вместо месячного приходится довольствоваться запасом на восемь часов. Но зато эти восемь часов гарантируются полностью, если, конечно, ничто в оснастке не откажет. Срок можно растянуть: перегрев, так же, как и двуокись углерода, мгновенной смерти не вызывает, но если уйдет кислород, то смерть наступит минут через семь. Так что возвращаемся к тому, с чего начали – без кислорода жизни нет.
Носом не почуешь, достаточно его поступает или нет, а знать, черт побери, надо точно. Поэтому к уху крепится зажимом маленькая фотоэлектрическая ячейка, которая следит за цветом крови – красный цвет придает ей обогащающий ее кислород. Ячейка подсоединяется к гальванометру. Если стрелка гальванометра указывает на опасность, начинают молиться.
В выходной день я отправился с Спрингфилд за покупками. В сварочной мастерской я нашел два подержанных тридцатидюймовых металлических баллона – и заслужил там всеобщую неприязнь, заставив хозяина проверить баллоны на давление. Доставив их автобусом домой, я заскочил в гараж Принга и договорился о покупке воздуха под давлением пятьдесят атмосфер. Подкачать давление повыше и купить кислород и гелий я мог в Спрингфилдском аэропорту, но пока не видел в этом нужды.
Вернувшись в мастерскую, я затянул пустой скафандр и велосипедным насосом накачал его до двух абсолютных атмосфер, или одной относительной, что дало мне испытательную нагрузку почти четыре к одному по сравнению с условиями в космосе. Затем взялся за баллоны. Их надо было отполировать до зеркального блеска, чтобы они не впитывали тепло солнечных лучей. Я соскреб с них верхний слой металла и отдраил поверхность проволочной щеткой, чтобы потом отникелировать.
Наутро «Оскар – механический человек» «Оскар – механический человек» – популярный в пятидесятые годы герой комиксов.

обмяк, как смятый комбинезон.
Самой большой проблемой было сделать мой старый скафандр герметичным не просто для воздуха, но и для гелия.
С воздухом еще куда ни шло, но молекулы гелия настолько малы и подвижны, что через обыкновенную резину проходят запросто, а я хотел привести свой скафандр в настоящую рабочую форму, чтобы он годился не только для прогулок по мастерской, но и для работы в космосе. Но сальниковые прокладки поистрепались так, что невозможно было обнаружить места утечек.
Поскольку в маленьком городке таких товаров не сыщешь, пришлось обращаться в фирму «Гудьир» за новыми силиконово-резиновыми прокладками. Я подробно описал, что мне нужно и зачем – и они все выслали бесплатно, приложив даже дополнительные инструкции.
Работа была нелегкой. Однако настал день, когда я накачал Оскара чистым гелием под давлением в две абсолютных атмосферы.
Неделю спустя он все еще оставался герметичным, как шестислойная шина.
В тот день я вошел в Оскара как в замкнутую самообеспечивающуюся среду. Я и раньше ходил в нем по несколько часов, но без шлема, работая в мастерской, учась владеть инструментами не снимая перчаток, подгоняя скафандр по росту и размеру. Чувствовал я себя так, как будто обкатывал новые коньки, и вскоре совсем перестал отдавать себе отчет в том, что хожу в скафандре, однажды даже к ужину в нем явился.
Отец вообще ничего не сказал, а мама проявила выдержку, достойную посла, и обнаружил я свою ошибку, только начав развертывать салфетку на коленях.
Итак, я выпустил гелий в атмосферу и укрепил на скафандре заряженные воздухом баллоны. Затем задвинул шлем и загерметизировал его.
Воздух втягивался в шлем с мягким шипением, его поступление регулировалось грудным клапаном, работающим от моих вдохов и выдохов. Подбородком я мог привести в действие другой клапан и ускорить либо замедлить поток воздуха. Следя за отражением индикаторов в зеркале, я довел давление до 20 абсолютных фунтов – на пять фунтов больше, чем за пределами скафандра, что давало мне максимально возможное на Земле приближение к космическим условиям.
Я почувствовал, как скафандр раздулся. Суставы напряглись. Я попробовал шагнуть и... чуть не упал. Пришлось схватиться за верстак.
В скафандре, да еще с баллонами за спиной, я весил в два с лишним раза больше обычного. Кроме того, хоть суставы и сохраняли постоянный объем, под давлением передвигаться в скафандре не так-то легко.
Натяните тяжелые болотные сапоги, наденьте пальто и боксерские перчатки, а на голову ведро, и попросите кого-нибудь навьючить вам на спину два мешка цемента – тогда получите представление, каково ходить в космическом скафандре при одном "g".
Но не прошло и десяти минут, как я вполне освоился, а еще полчаса спустя мне уже казалось, что я ношу скафандр всю жизнь. Вес распределялся по телу так, что нагрузка была вполне терпимой (и я знал, что на Луне она вообще почти не будет чувствоваться). К сочленениям суставов просто следовало привыкнуть. Привыкнуть и прилагать больше усилий при движениях. Учиться плавать и то трудней.
День выдался ясный, я вышел во двор и посмотрел на Солнце. Поляризатор умерял силу света, и глазам не было больно. Я отвел глаза в сторону так, что поляризатор ушел из поля зрения, и огляделся.
Внутри скафандра сохранялась прохлада. Воздух, охлажденный полуадиабатическим расширением (как гласила инструкция), холодил голову и через выпускные клапаны уносил из скафандра теплоту тела и использованный воздух.
В инструкции говорилось также, что нагревательные элементы скафандра приходилось включать не часто, поскольку обычной проблемой было избавление от тепла. Я решил достать сухого льда и испытать термостат и обогреватель.
Я опробовал все системы, о которых только мог вспомнить. За нашим двором течет ручеек, а за ручейком – пастбище, я потопал прямо по ручейку, оступился и упал – хуже всего было то, что я не видел, куда ставлю ногу. Упав, я продолжал лежать, меня покачивало водой. Мокро мне не было, жарко мне не было, не было и холодно, я дышал так же ровно, как и всегда, хотя через шлем переплескивалась вода.
Я тяжело выкарабкался на берег и снова упал, врезавшись шлемом в валун. И ничего. Никаких повреждений. Для того Оскар и сделан, чтобы все выдержать. Подобрав под себя колени, я поднялся и пересек пастбище, спотыкаясь о неровности, но держась на ногах. Потом подошел к стогу сена и зарылся в него. Прохладный свежий воздух... и никаких проблем. Я даже не вспотел. конструкцию. Но ее я еще не наладил, так что разделся я через три часа – еще до того, как кончился запас воздуха. Повесив скафандр на специальную стойку, которую я соорудил, я потрепал его по плечу.
– Оскар, ты парень в порядке, – сказал я. – Теперь мы с тобой партнеры. Еще попутешествуем.
Предложили бы мне за Оскара пять тысяч долларов – я бы только фыркнул.
Пока Оскар испытывался на герметизацию, я работал над его электросистемой и электронной оснасткой. С радаром и с маяком я даже возиться не стал – первый настолько прост, что и ребенок с ним справится, а второй дьявольски дорог.
Но рация, действующая в диапазоне, принятом в космосе, – антенны принимали только эти волны – казалась мне необходимой. Можно было, конечно, собрать простую походную рацию и привесить ее к поясу снаружи, но я тогда все время мучился бы с неправильными частотами, да и вакуума она не выдержала бы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики