науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

длинную такую штуковину футов в пять, заостренную с одной стороны и с четырьмя медными держалками с другой. Я, конечно, толком не понял, что это такое – может, у этих уродов он сходил за пожарный топор, но я решил, что это лом, потому что ломать им дверь было очень сподручно. Я разнес ее в клочья с нескольких ударов, и мы вошли в рубку.
Поначалу у меня по коже мурашки поползли, потому что именно здесь он меня и допрашивал. Я постарался этого не показывать и решил, что если напорюсь на него , сразу врежу ломом промеж глаз.
Посреди комнаты я обнаружил (в первый-то раз было не до осмотра) нечто вроде гнезда, окруженного конструкцией странного вида: не то кофеварка, не то велосипед для осьминога. Хорошо хоть Крошка знает, где какую кнопку нажимать.
– Здесь наружный обзор есть?
– Ага. Вот. – Она сунула палец в отверстие, которого я и не заметил.
Потолок был полусферический, как в планетарии. В общем, я и очутился в планетарии, да в таком, что только рот разинул.
Вдруг оказалось, что стоим мы вовсе не на полу, а на платформе футов тридцати высотой и в открытом пространстве. Меня окружали изображения тысяч звезд, а в черном «небе» прямо передо мной огромная, зеленая и прекрасная висела Земля!
– Очнись, Кип, – тронула меня за локоть Крошка.
– Не поэтичный ты человек, – выдавил я.
– Поэтичный, да еще какой. Но у нас нет времени. Кип, я знаю, где мы. Там же, откуда я бежала. Их база. Вон, видишь, те скалы, отбрасывающие длинную тень? Некоторые из них – замаскированные корабли. А вон там, левее, такой высокий пик с седловиной. Если взять левее его, почти прямо на запад, то можно выйти к станции Томба, сорок миль отсюда. А еще через двести миль – Лунная база, а за ней Луна-сити.
– Как долго туда лететь?
– Взлетать и садиться на Луне я еще не пробовала. Думаю, что несколько минут.
– Надо лететь! Они в любую минуту могут вернуться.
– Да, Кип, – она влезла в гнездо и склонилась над приборами.
Через минуту она вылезла обратно. Лицо ее побледнело, осунулось, стало совсем детским.
– Прости, Кип. Никуда мы с тобой не полетим.
– Что случилось, почему? Ты что, забыла, как им управлять?
– Нет. Они унесли «мозг».
– Унесли что?
– "Мозг". Маленький прибор размером с орех, который помещается вот сюда, – она показала мне паз. – Тогда нам удалось бежать, потому что Материня сумела его стащить. Нас заперли в пустом корабле, так же, как сейчас. Но у нее был «мозг», и мы сумели улететь. – Крошка выглядела совершенно отчаявшейся и растерянной. – Следовало мне догадаться раньше, что он не оставит его в рубке. Пожалуй, что я и догадывалась, только не хотела себе в этом признаваться. Извини.
– Слушай, Крошка, мы так просто не сдадимся. Может, я сумею что-нибудь соорудить.
– Нет, Кип, – покачала она головой. – Не так-то это просто. Автомобиль ведь не поедет, если вместо генератора поставить макет. Я толком не представляю себе функций этого приспособления и прозвала его «мозгом», потому что оно такое сложное.
– Но... – я замолчал. Дайте туземцу с острова Борнео новехонький автомобиль и выньте свечи – заведет он его? – Что можно придумать взамен полета, Крошка? Есть предложения? Если нет, покажи мне, где входной люк. Я стану там с этой штукой, – я потряс ломом, – и размозжу голову каждому, кто сунется.
– Я в растерянности, – сказала она. – Надо искать Материню. Если она здесь, то что-нибудь придумает.
– Ладно. Но сначала все-таки покажи мне люк. Я покараулю, пока ты будешь ее искать.
Меня охватил безрассудный гнев отчаяния. Выбраться отсюда уже не казалось больше возможным, ну и пусть! Все равно, мы еще за кое-что поквитаемся.
Пусть он знает, что люди просто так не позволят помыкать собой. Я был уверен, – ну, почти уверен, – что успею как следует врезать ему , прежде чем у меня ослабнут поджилки. Размозжу его отвратительную голову.
Если, конечно, не посмотрю ему в глаза.
– Есть еще один выход... – тихо пробормотала Крошка.
– Какой?
– Мне даже предлагать его противно. Ты еще подумаешь, что я хочу бросить тебя одного.
– Не глупи. Если есть идея, выкладывай.
– Станция Томба всего в сорока милях отсюда. Если мой скафандр здесь, в корабле... Что ж, может удастся сыграть еще один тайм!
– Мы пойдем туда пешком!
– Нет, Кип, – печально сказала она. – Потому-то я и не хотела даже говорить. Я смогу дойти... если найду скафандр. Но на тебя ведь он все равно не налез бы.
– Нужен мне твой скафандр! – ответил я гордо.
– Ты забыл, Кип? Ведь мы на Луне, а на Луне нет воздуха.
– Что я, идиот, по-твоему? Просто, если они оставили твой скафандр, то и мой висит где-нибудь рядышком.
– Твой? У тебя есть скафандр? – не веря, спросила она.
Последующий диалог был настолько путаным, что нет смысла его приводить.
В конце концов я заставил ее поверить, что двенадцать часов назад в четверти миллиона миль отсюда я связался с ней по радио на волне космического диапазона только потому, что вышел прогуляться в скафандре.
– Разнесем эту лавочку в клочья, – сказал я. – То есть нет, сначала покажи мне входной шлюз, а потом разноси ее сама.
– Идет.
Она отвела меня к шлюзу, комнате такого же типа, как наш карцер, только поменьше размером и с внутренней дверью, специально сделанной, чтобы принять на себя давление атмосферы корабля. Дверь не была заперта. Мы осторожно отворили ее. Наружная дверь шлюза была закрыта, в противном случае нам никогда бы не открыть внутреннюю.
– Будь Черволицый действительно предусмотрительным, он, конечно, оставил бы внешнюю дверь открытой, – подумал я вслух, – даже если бы был уверен, что из карцера нам не выбраться. Потому что... Слушай-ка! А нельзя ли внутреннюю дверь закрепить так, чтобы она не закрывалась?
– Не знаю.
– Что ж, поглядим.
Ага, вот она, элементарная защелка. На всякий случай, чтобы ее не могли открыть извне нажатием какой-нибудь кнопки, я заклинил защелку ножом.
– Другого шлюза нет?
– В том корабле не было, значит, и здесь нет.
– Через этот-то уже никто не войдет.
– Но вдруг он все-таки сумеет взломать наружную дверь? – нервно спросила Крошка. – Мы ведь лопнем, как воздушные шарики.
Я улыбнулся ей в ответ.
– Кто здесь у нас гений? Конечно, нас разорвало бы, удайся ему открыть люк, но... ему не удастся. Люк удерживает давление тонн в двадцать-двадцать пять. Как ты только что мне напомнила сама, мы на Луне, а на Луне нет воздуха, так ведь?
Крошка даже смутилась.
Итак, мы взялись за поиски. Я с удовольствием взламывал двери. Симпатий ко мне у Черволицего это не прибавит. Мы сразу же наткнулись на вонючую конуру, где обитали Толстяк и Тощий. Жаль, что их дверь не была заперта. Комната могла рассказать многое о нашей парочке, прежде всего то, что они – грязные свиньи. А также и то, что они не пленники: комната была переоборудована для людей. Их отношения с Черволицым, какими бы они ни были, начались, очевидно, не вчера. Я обнаружил две пустые стойки-вешалки для скафандров, несколько десятков консервных банок с рационами армейского образца, которые обычно продают в магазинах списанных армейских избытков, и, самое главное, – питьевую воду и что-то типа умывальника. Более того, я нашел ценность, не сравнимую ни с золотом, ни с ладаном (если конечно, мы найдем и свои скафандры) – два заряженных баллона с гелиево-кислородной смесью.
Я отпил воды, вскрыл для Крошки банку консервов (она открывалась ключом; мы избежали участи Троих в лодке" с их банкой ананасов), велел ей поесть, а потом продолжать обыск. Сам же отправился дальше – найденные баллоны просто подзуживали меня разыскать и скафандры, и унести отсюда ноги, пока не вернулся Черволицый.
Я вскрыл с дюжину дверей быстрее, чем Плотник с Моржом Персонажи повести-сказки Льюиса Кэррола «Алиса в Стране Чудес».

вскрывали раковины, и много чего обнаружил, в том числе и жилые помещения черволицых. Но там я уже не стал задерживаться – этим займется Космический Корпус, когда (и если) прибудет сюда. Я только проверил, нет ли там скафандров.
И, наконец, нашел их – в комнате рядом с нашим узилищем.
До того я обрадовался, увидев Оскара, что чуть его не расцеловал.
– Привет, дружище, – заорал я. – Какая встреча! – И понесся за Крошкой. Ноги опять полетели вперед меня, но я уже внимания не обращал.
Крошка взглянула на меня, когда я ворвался в комнату:
– Я уже собиралась идти за тобой.
– Нашел! Нашел!
– Кого нашел? Материню? – спросила она жадно.
– Да нет же, нет! Я нашел скафандр! И твой, мой! Пошли!
– А-а-а... – она выглядела огорченной, и я даже обиделся. – Здорово, но... надо найти Материню.
Чувство беспредельной усталости охватило меня. У нас появился, хоть и слабый, но все-таки шанс спастись от участи худшей, чем смерть (и это отнюдь не метафора), а она не желает уходить, пока не найдет свое пучеглазое чудовище. Будь это человек – я бы тоже не колебался ни секунды, даже если бы у него изо рта дурно пахло.
Будь это кошка или собака – я поколебался бы, но остался.
Но что мне это пучеглазое? И вообще, я ему обязан только одним, то есть тем, что здорово влип, как еще не влипал никогда в жизни.
Сгрести, что ли, Крошку и сунуть ее в скафандр? Но вместо этого я лишь спросил:
– Ты в своем уме?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики