ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«Шевроле», отброшенный вправо на пару футов, сбил кирпичный столбик и загубил часть бесценного забора. В наступившей тишине было слышно лишь шипение пара, вырывавшегося из пробитого радиатора в автомобиле шерифа. Затем раздался протяжный металлический скрежет - это открылась дверца со стороны водителя «понтиака», и оттуда, пошатываясь, выбрался помощник Милса - Чак. Он крепко прижимал к себе левую руку чуть ниже локтя. Молодой человек сделал еще пару неуверенных шагов, упал на колени и, перекатившись на бок, так и замер, прижавшись щекой к холодному асфальту.
Доремус, прихрамывая, добрался до противоположной дверцы искореженного «понтиака» и распахнул ее. Инок Милс с трудом оторвал голову от приборного щитка. Нижняя губа его была здорово разбита, и кровь тонкой струйкой стекала по подбородку. Инок пару раз тряхнул головой и, словно о чем-то сожалея, заявил Доремусу:
- Кажется, нам следовало бы чуток повременить.
Доремус помог ему выбраться из автомобиля.
- Со мной все в порядке, - успокоил следователя Милс. - А что там с Чаком?
- Вырубился пока.
Они обошли автомобиль и приблизились к Чаку. И только теперь Доремус вдруг обратил внимание на клубы дыма, поднимавшиеся вокруг «шевроле». Следователь шагнул к автомобилю психолога и застыл на месте. Крэг Янг, словно выплыв из сизого дыма, пошатываясь шел прямо на них. Боевая пунцовая раскраска сбила следователя с толку, и он не сразу понял, что Крэг ранен, и это течет кровь из его виска. Но самым непостижимым образом Крэг продолжал сжимать в руке кинжал.
Доремус направил дуло пистолета прямо ему в грудь.
- Бросай, - коротко скомандовал следователь.
Крэг замер и подозрительным взглядом обвел мужчин.
Рука с ножом дернулась и угрожающе поползла вверх. Доремус хладнокровно взвел курок.
- Это что еще за маскарад? - удивился Милс, изумленно разглядывая Крэга. - Где его барахло?
- Отважные воины не носят одежды. Верно, Крэг? Кстати, с твоей тетушкой Элен все в порядке. Ты только слегка поранил ей плечо. А теперь давай-ка бросай нож, сыграем в другую игру. Эта уже всем порядком осточертела.
Струйка крови стекала по левой щеке Крэга. Губы его раздвинулись, и он вдруг оскалился, как зверь. Доремус заметил, что психолог сбрил свои усы. Без этих роскошных усов лицо Крэга казалось ужасно, неестественно худым. Оно выглядело как череп, обтянутый кожей. Доремус поймал себя на мысли, что он почти видит, как бьется сердце Крэга, пытаясь прорваться сквозь острые, выпирающие ребра. Кровь из виска потекла сильнее. Следователю вдруг стало жаль молодого человека, и он тут же подумал: «Неужели и Хэп Уошбрук видел перед смертью нечто подобное?»
- Повторяю, Крэг. Бросай нож. - В тот же момент у Доремуса возникло смутное и неприятное ощущение, что он просто застрелит Крэга. И теперь он раздумывал над тем, как сделать это наименее жестоко, чтобы ни за что не корить себя после. Он знал, что на таком расстоянии невозможно промазать, что пуля угодит Крэгу прямо в сердце, и тот скончается на месте.
Его рука с «кольтом» опустилась всего на несколько секунд, но и этих мгновений было достаточно Крэгу. Он издал боевой клич и, бросившись на мужчин, метнул нож. Тот рукояткой угодил в лоб Иноку Милсу, и шериф отступил назад, оседая на колени, словно его оглушили. Крэг внезапно развернулся и помчался в противоположную сторону через дорогу к известняковому утесу. Доремус медленно поднял «кольт» и тщательно прицелился. И тут же опустил пистолет. Крэг ловко, по-кошачьи, карабкался вверх по крутому склону. Следователь засунул пистолет за пояс и помог Милсу подняться на ноги.
- Куда это его черт понес? - проворчал шериф, потирая шишку на лбу.
- Я думаю, Крэг и сам не знает. Куда-то вверх. Может, он надеется улизнуть. Только это вряд ли ему удастся.
В полном молчании наблюдали они, как психолог продолжает карабкаться вверх. Судя по всему, он уже окончательно лишился рассудка. Они слышали, как Крэг рычит и хрипит от ненависти, как скребут его ногти мягкий, податливый известняк. Мелкие камушки градом сыпались на дорогу. Крэг находился уже на высоте футов тридцать и казался снизу хрупким и тщедушным существом на фоне этой грозной и величественной скалы. Силы, видимо, начали оставлять Крэга. Каждым дюймом своего тела он пытался вдавиться в известняк. Ветер разбушевался, как будто пытаясь сбросить Крэга вниз со скалы. Раздался отчаянный вопль, но безумец все еще продолжал ползти вверх.
- Не знаю, выдержат ли мои нервы это испытание, - пробормотал Милс. Он подтащил Чака к «понтиаку», накренившемуся в сторону лопнувшей шины, и впихнул своего помощника внутрь автомобиля. Затем, подобрав с пола машины рацию, Милс проверил, работает ли она. Все это время Доремус, не шелохнувшись, наблюдал за Крэгом. Тот уже почти скрылся из виду, но голос его был хорошо слышен: каждый вопль, полный предсмертного ужаса, прорывался сквозь сильнейшие порывы ветра.
И тут он сорвался, увлекая за собой целое облако известняковой пыли. Он падал, словно птица без перьев, широко раскинув руки, будто из последних сил пытаясь уцепиться за что-нибудь, удержаться любой ценой... Крэг рухнул на асфальт, коснувшись его сначала ногами, а через долю секунды и голова его ударилась о поверхность дороги, в мгновение ока раскроившей его череп. Крэг неподвижно лежал на асфальте, и боевая раскраска индейцев тускло поблескивала в свете единственной фары «понтиака».
Внезапно следователь услышал царапанье. Звук доносился из «шевроле». Автомобиль все еще слегка дымился. Открылась правая дверца, и Доремус увидел руки, растрепанные белокурые волосы... Эми с трудом выбралась из машины и встала на ноги. Пошатнувшись, она тут же оперлась о «шевроле». Девушка недоуменно уставилась на поваленный забор, затем перевела взгляд на осколки известняка у своих ног. И тогда Эми увидела тело Крэга. Доремус только и успел подумать: «Как же я забыл об Эми?!»
- Кто-нибудь, пожалуйста, помогите мне, - ослабевшим голосом взмолилась девушка. Ноги ее подкосились, и она рухнула на руки Доремусу.
Глава 17
Она пробудилась в коттедже, где они проводили свой медовый месяц. Сознание возвращалось к ней вместе с шумом ласковых волн, набегавших на песчаный пляж всего в нескольких ярдах от окна. Солнце только-только поднималось. Минут десять она блаженствовала, находясь где-то между сном и действительностью, в легком забытьи.
Кондиционер был отключен, но все в комнате дышало свежестью, и она вспомнила, что ночью шел дождь. Она скинула с себя прозрачную, почти неосязаемую ткань, которую лишь с большой натяжкой можно было назвать ночной рубашкой, и та плавно опустилась на громадную кровать, туда, где всего пару часов назад спал Доремус. Посреди ночи его вдруг одолела навязчивая мысль, будто не вся рыба еще выловлена, и он, поднявшись ни свет ни заря и все еще не разлепив сонные глаза, побрел на рыбалку, спотыкаясь на каждом шагу.
Она покачала головой: такое пристрастие к рыбной ловле она встречает впервые! Затем она приняла душ.
Улыбаясь, она пошарила в шкафу и достала голубые шорты, а также яркую блузку. Оделась, сунула ноги в итальянские сандалии и вышла на веранду, немного постояла, любуясь окружающими красотами. Солнце светило ей в спину, но было пока не жарко. На небе - ни единого облачка. А на аккуратно подстриженном газоне, на пальмовых ветвях все еще переливались радужными искрами дождевые капли. У берега покачивалась большая лодка, в ней сидели двое мужчин. Увидев мужа, она снова тепло улыбнулась.
На пороге появился высокий официант в белоснежном фраке. На голове он осторожно держал поднос с завтраком. Официант опустил поднос на маленький стеклянный столик.
- Доброе утро, мэм.
- Доброе утро, Джонас.
- Как ваши ожоги? Сегодня, кажется, уже гораздо лучше.
Она обвела грустным взглядом покрасневшую и шелушащуюся кожу на бедрах.
- Да, вроде полегче. Мне всегда казалось, что я отлично переношу солнце, но, видимо, я не умею правильно загорать.
- Да, мэм, солнце на Ямайке ядреное. И круглый год. Но вам еще повезло. Случаются такие ожоги, что несчастных даже увозят в больницу. А вы можете наслаждаться солнцем и здесь, сидя в тени.
- Да, - согласилась она, не сводя глаз с лодки, которая уже причалила. - Мне действительно повезло.
Официант набросил на столик накрахмаленную до хруста скатерть, составил с подноса блюда и зашагал к гостинице, расположенной неподалеку. Пустой поднос он засунул теперь под мышку.
Она налила себе горячего кофе и, застыв как изваяние у входа на веранду, продолжала следить за лодкой. Когда же, наконец, мужчины выбрались на берег, она стремительно бросилась к ним навстречу, мимо овального бассейна, прямо на песчаный пляж. Доремус в рыбацких сапогах, плавках и огромной соломенной шляпе помогал своему напарнику вытаскивать лодку на берег.
- И кого же вы поймали? - спросила она и ослепительно улыбнулась.
Фреди - так звали второго мужчину - восхищенно кивнул в сторону лодки.
- Акулу, мэм. Настоящую акулу.
Волна окатила ее ноги, и женщина испуганно отпрянула:
- Что?!
- Это мако. Она не нападает на людей, - пояснил Доремус, нагибаясь в лодку и подхватывая добычу.
Она внимательно осмотрела рыбину и явно разочаровалась. Конечно, акула смахивала на своих свирепых сестриц с газетных и журнальных фотографий, однако эта рыбешка была не более трех футов длиной.
- А я-то считала, что мальков принято выкидывать обратно в море, - воскликнула она.
Доремус рассмеялся.
- Да, но они не хотят больше расти. А не желаешь ли взглянуть на зубки этого «малька».
- Ух ты! Подожди, я сейчас принесу фотоаппарат. Хоть это и малек, все равно надо щелкнуть на память.
Она помчалась обратно в коттедж, схватила фотоаппарат, который им подарили на свадьбу. Задержалась на минутку, наливая мужу кофе, и тут же кинулась обратно к лодке. Она с трудом переводила дыхание, запыхавшись от быстрого бега. Отдышавшись, заставила мужчин подойти к акуле и сфотографировала их. Фреди забросил рыбину в лодку и отчалил.
- А завтра, - весело добавил он, - мы поплывем за скумбрией. Там ее целые косяки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики