ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Это так они говорят, — угрюмо парировал король. — Лично мне совершенно наплевать, втянут нас немцы в свою империю или нет. Может, мы стали бы богаче, чем теперь.
— Нет! Нет! — вскричала Зошина. — Как вы можете говорить подобные вещи? Мы должны сохранить свою независимость. Мы не можем допустить, чтобы нами правил прусский император!
— Меня он оставит на троне.
— Но только до тех пор, пока вы станете выполнять его приказы, — запротестовала Зошина. — Вас раздражает ваша зависимость сейчас, но это ничто по сравнению с немецкой кабалой.
— Ну вот вы и заговорили, совсем как дядюшка Шандор, — издевательски перебил ее Георгий. — Я думаю, эти бездельники-политики придумывают много всяких страхов. Лучше бы они делом занимались!
— Но ведь это правда, — упорствовала Зошина. — Я и сама читала газеты и слышала, как мой отец говорил о немецкой угрозе. Нельзя допустить, чтобы Лютцельштайн и Дьер стали частью Пруссии!
— Я хочу одного: получать от жизни удовольствия. Если бы я попытался вмешиваться в политику, меня тут же остановили бы. Так какой же толк мне тратить свое время и пытаться разобраться в происходящем?
Зошина только вздохнула. Эти рассуждения были достойны заносчивого грубияна школьника. Ее не покидало ощущение, что король сердит на весь мир. Он будет злиться, какими бы словами она ни пыталась убедить его, он не захочет оценить серьезность создавшейся вокруг их стран ситуации и никогда не поверит, что будущая жена абсолютно не склонна манипулировать ни им, ни кем бы то ни было еще.
Девушка поднялась и, пройдя через комнату, подошла к другому окну.
Освещенные солнечными лучами снежные шапки, венчающие горы, сияли ослепительной белизной на фоне синего неба. Ей чудилось, будто она различает бурные потоки, берущие начало с ледников.
Река, протекавшая через город, казалась серебряной полоской, уходящей за горизонт.
— Дьер — удивительно красивая страна, — задумчиво произнесла Зошина, — и это ваша страна. Она принадлежит вам!
Король снова расхохотался:
— Вы так думаете? Но правит-то страной дядюшка Шандор. Все, от премьер-министра до последнего чистильщика сапог, знают это.
Его голос звучал презрительно и язвительно:
— Неужели вам до сих пор не рассказали? Ведь я неудачный последыш, сын албанской цыганки, которую и пускать-то в Дьер не следовало!
— Вы король, — возразила Зошина. — В вашей власти заслужить любовь и уважение своих подданных. Если вы это сделаете, если сохраните свободу вашей страны, вы сможете заслуженно гордиться собой.
Король засмеялся, на сей раз искренне:
— Ну вот вы и заговорили так, как от вас ждут: «Вы должны стать хорошим королем!», «Будьте добры к вашим людям!», «Они полюбят вас!», «Вы обязаны поступать правильно!» — Он вскинул руки, явно передразнивая кого-то.
— Дядюшка Шандор не промахнулся. Какой молодец! Выбрал подходящую «юбку»… для Дьера. Кто мог лучше подходить для этого, нежели принцесса, которая выросла в Лютцельштайне?
Зошина почувствовала, что начинает терять терпение.
— Я думаю, вы напрасно оскорбляете меня! Если бы я могла поступать согласно своим желаниям, я вернулась бы в Лютцельштайн и сообщила отцу, что отказываюсь выходить замуж за человека, который не верит ни одному моему слову!
— Ах, так у вас и характер имеется! Отлично! Это все-таки лучше, чем сладкоречивые проповеди.
Зошина сообразила, что была почти столь же невежлива с ним, как и он с ней.
— Простите… — искренне извинилась она. — У меня нет никакого желания читать проповеди… И уверяю вас, я вовсе не намерена принуждать вас к тому, чего вы сами не хотите делать.
— Я же знаю! Вы обязательно попытаетесь неволить меня, и, конечно, «ради моей же пользы». — Снова в голосе Георгия послышалась язвительная ирония. — Именно так всегда говорит дядюшка Шандор: «Это требуется ради твоей же пользы!» Если хотите знать, мне до смерти надоел этот мой дядя и все ему подобные! Я хочу, чтобы меня оставили в покое! Я хочу наслаждаться жизнью, проводить время со своими друзьями, ухаживать за женщинами и добиваться расположения тех женщин, которых выбираю сам… И позвольте мне уведомить вас, раз и навсегда… вы не в моем вкусе!
Зошине хотелось ответить, что он-то уж и вовсе не в ее вкусе, но это прозвучало бы слишком по-детски.
Она молча стояла у окна, ничего не видя вокруг себя. Все казалось ей нереальным и бессмысленным. Этот разговор больше напоминал какой-то кошмарный сон.
— И вот еще, — король говорил громко, почти кричал, — если нам все же придется пожениться, а я не представляю себе, как мне выпутаться из этой истории, с того самого момента, как я стану настоящим королем и смогу отослать дядюшку Шандора прочь от двора, я буду поступать по-своему, а вы живите как хотите!
С этими словами он пересек гостиную и вышел, громко хлопнув дверью.
Зошина закрыла лицо руками и не веря тому, что случилось с ней, и виня во всем себя.
«Ну как же так? Ну зачем же я его расстроила? Почему, ну почему он был так раздражен?» — спрашивала она себя.
Пальцы ее, да и вся она дрожали.
Девушка не могла поверить, что король мог вести себя с ней столь отвратительно грубо.
Никогда в жизни ни один мужчина, кроме, пожалуй, отца, не говорил с ней так язвительно и насмешливо. В ушах у нее все еще раздавался издевательский голос короля.
«Как же я могу выйти замуж за такого человека?» — думала она, и при этой мысли ее охватывал панический страх.
Неожиданно дверь открылась, и слуга объявил:
— Его королевское высочество, принц-регент, ваше высочество!
Зошина сжала руками подоконник. Она не могла повернуться. Она не могла предстать перед регентом в таком смятении, но и не поворачиваясь, она чувствовала, что, войдя в комнату, он остановился на пороге, глядя на нее с удивлением.
Девушка слышала, как закрылась дверь, и спустя мгновение раздался голос вошедшего, тихий и сдержанный:
— Что-то случилось? Почему вы одна? Я видел, как отсюда выходил король.
Зошина попыталась заговорить, но от волнения голос не слушался ее. Так она и стояла — молча, не оборачиваясь. Принц Шандор подошел к ней.
— Вижу, вы расстроены, — мягко заговорил он, — мне очень жаль, если король чем-то встревожил или огорчил вас.
Голос его был так добр, что Зошина почувствовала, как глаза ее наполнились слезами.
— Он ненавидит меня! Он… очень… злится на вас… Ведь, если бы не вы… меня бы здесь не было! — сама того не желая, пробормотала девушка.
Может, ей показалось, но ее слова поразили принца-регента.
— Неужели король сказал, что ненавидит вас! Он так сказал?
— Я… я не могу повторить все сказанное им, но его… возмущает… ваше желание женить его, и он считает, что вы специально выбрали меня… чтобы… я руководила им… он сказал… как моя мать… моим отцом.
Последние слова вырвались у Зошины против ее воли, при этом слезы потекли у нее по щекам.
Она надеялась, что регент не заметит этого, и упорно смотрела на горы вдали, хотя сейчас почти не различала их из-за слез.
Регент подошел к ней и теперь стоял рядом, глядя на нее. Почему-то ей казалось, что она должна замереть, затаить дыхание, лишь бы он ничего не понял и не увидел ее слез.
— Мне так жаль, — подавленно проговорил он наконец, — что этому суждено было случиться именно с вами.
— Пожалуйста… можно мне… уехать домой? Возможно, вы сумеете… найти для короля кого-нибудь еще? — переборов страх, с трепетом выговорила девушка.
— Вы же знаете, это невозможно. И как бы жестоко для вас это ни звучало, от вашего брака зависят судьбы наших двух стран, а это много важнее той приязни или неприязни, которые испытывает отдельный человек.
— Но… король этого не… осознает, — прошептала Зошина.
— Ему следовало бы уже давно это понять, — резко произнес регент. — Ему не раз разъясняли создавшуюся обстановку.
— Он хочет быть… свободным.
— Именно свободы он лишится, если попадет под власть императора Вильгельма.
— Я говорила ему… об этом… но он не захотел меня слушать.
— Думаю, он упрямился от обиды, — вздохнул регент.
— Вам непременно надо было… Вы не могли бы… позволить ему… самому выбрать себе жену. Возможно, он… влюбился… бы в одну из моих сестер, если бы приехал к нам в… Лютцельштайн.
Регент не отвечал, и, не выдержав затянувшегося молчания, она повернулась к нему. Их взгляды встретились.
Сквозь слезы девушка не могла понять, что выражали глаза принца.
— Мне очень… жаль, но я… потерпела неудачу. Вы же сами видите… я…
— Вовсе нет, — перебил ее регент. — Это моя ошибка, но даже теперь, когда я увидел вас, я не уверен, что сумел бы найти другой выход.
Заметив, что Зошина не понимает его, он попытался объяснить:
— Я не ожидал, что вы окажетесь такой.
— Я неподходящая невеста?
Ее вопрос прозвучал так трогательно, что регент заторопился:
— Да нет же, вы само совершенство! Вот только ситуация сложилась такая, что вас ни в коем случае не следовало вовлекать в нее. Я сам не понимаю, как я раньше не догадался выяснить… Не подумал об этом… Но я ведь никогда не видел вас!
— О чем вы не… подумали?
— О том, что вы можете оказаться такой ранимой, так тонко чувствующей и такой умной девушкой.
— И как вам… удалось… понять это сейчас? — с удивлением спросила Зошина.
— Разве вы забыли? Мы же беседовали с вами, — в свою очередь удивился регент.
— Тогда, если вы… составили обо мне такое мнение… почему же… я не подхожу?..
Принц молчал, и Зошина подумала, что он не ответит на ее вопрос, но он, словно собравшись с духом, наконец произнес:
— Я думал, вы будете похожи на свою мать!
У Зошины перехватило дыхание.
— Король сказал… все знают… это мама правит Лютцельштайном, и у нас там… бабье царство.
— Он не имел права высказываться подобным образом, — поморщился принц-регент.
— Но ведь вы-то… и вы думаете… именно так?
— Я этого не говорил.
— Но это правда? Я понятия об этом не имела. Папа всегда казался таким властным и мне, и моим сестрам, что нам и в голову не приходило, что кто-то в… Лютцельштайне может противостоять ему.
Она еще не успела договорить, как ее осенило:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики