ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Девушка улыбнулась этому знакомому до боли голосу и с усилием открыла глаза.
Она различила его лицо совсем близко от себя и очертания головы. Свет падал сзади него. Неудержимое счастье нахлынуло на нее, она пробормотала:
— Я люблю… вас… Я… вас люблю!
— Бесценное мое сокровище, любимая моя! — выдохнул принц-регент. — Я думал, мне уже не суждено отыскать вас, но, кажется, с вами все в порядке. Они не сделали вам ничего плохого?
Он говорил с нею, он был так близко! Разве могла она в этот миг думать о ком-то, кроме него? Все остальное не имело для нее никакого смысла.
— Я люблю… я люблю вас! — повторила она.
И он не смог побороть себя. Зошина почувствовала прикосновение его губ, и сердце рванулось из ее груди. Ей казалось, она тает в его объятиях.
Пусть только он прижимает ее к себе, пусть целует, и пусть это никогда не кончится. Но принц отстранился и заговорил сдавленным голосом:
— Я уже думал, я потерял вас! Как вы могли решиться на такое безумие? Зачем вы поехали одна?
Тут только Зошина начала что-то вспоминать и бессвязно забормотала:
— Цыгане!.. Они… дали мне… какой-то… чай… Может, они… что-то подмешали туда?
— Ну да! — отозвался Шандор. — Если бы мы не встретили их с Шаму, нам бы никогда не найти вас.
— Шаму? — не поняла девушка.
— Они украли коня, но, к счастью, я сразу же узнал его, встретившись с табором.
Зошина постаралась заставить себя соображать.
Она лежала в какой-то пещере на сене, рядом был принц-регент. Он опустился на колено, поэтому она могла различать его профиль при свете, проникавшем в пещеру.
На земле подле нее лежало седло Шаму и уздечка. Понимая, как ей трудно собраться с мыслями, Шандор пояснил:
— Цыгане решили напоить вас тем, что у них называется «сонный чай». Они оставили тут седло Шаму и его уздечку, чтобы никто не узнал, откуда он, и тронулись в путь. К счастью, мы натолкнулись на них. Если бы они не привели нас сюда, моя любимая, прошло бы немало времени прежде чем вас нашли бы.
— Простите… меня… мне очень жаль, — пробормотала Зошина.
— Когда этот юноша, грум, возвратился во дворец и рассказал мне, как вы умчались одна, я пришел в ужас. Он был уверен, что это Шаму во всем виноват, но я почувствовал, что все произошло по вашему желанию.
— Он… все говорил… говорил… А мне хотелось… подумать.
Девушка взглядом умоляла его понять ее, и, когда он улыбнулся в ответ, ей показалось, будто пещеру осветило солнце.
— Я понимаю, — пробормотал Шандор, — но нельзя же так рисковать!
— Но… вы же… нашли меня.
— Нашел, и я благодарю Бога за это. А теперь, если вы в силах, я отвезу вас домой.
— Домой? — Впервые с момента этой встречи она по выражению глаз регента поняла, что все их проблемы и обрести никуда не делись.
— Я… я не могу… вернуться.
— Вы должны. У вас нет выбора, — тихо и печально проговорил принц-регент, и она поняла, что это правда. Выбора у нее не было.
— Но как вы… можете говорить… мне это?! — прошептала Зошина, и он понял, что она вспомнила о короле и его возмутительном поведении.
— Я заставлю его вести себя прилично, — резко произнес принц-регент.
— Он не… станет вас… слушать.
Регент вздрогнул и крепко стиснул зубы. Помолчав, он решительно произнес:
— Я найду способ заставить его.
Но Зошина была уверена, что король не обратит внимания ни на какие требования.
Как только дядя потеряет власть над ним, король отстранит его от дел, и бывший регент уже не сможет изменить ситуацию.
Наверное, принц Шандор догадался, о чем она думает. В его глазах застыла страшная боль. И девушка поняла, что все это значило для него.
Он любил свою страну, любил ее жителей, он понимал их нужды и их желание сохранить независимость от Германии.
Он охотно отдал бы жизнь за это на поле битвы, и ему было тяжело жить, зная, что он не может защитить Дьер.
И он сражался против самого себя, против своих чувств, желаний, своей любви.
И, почувствовав его боль, его страдание, Зошина словно сразу повзрослела. Она поняла, что не смеет усугублять их, жалуясь и цепляясь за него.
— Мы возвратимся, — сказала она, заставив голос не дрожать. В нем не осталось ни колебаний, ни страха.
Они молча посмотрели друг на друга. Принц-регент бережно поднес ее руку к губам и поцеловал.
Затем он поднялся на ноги, подошел к выходу из пещеры, позвал одного из солдат, поджидавших его там, и попросил забрать седло Шаму и уздечку.
Зошина встала, стряхнула с юбки сухие травинки, подняла шляпку с вуалью с земли и направилась к выходу из пещеры.
Выйдя, она увидела, что цыгане отнесли ее довольно высоко в горы. Если бы регент не разбудил ее, она могла бы проспать в пещере всю оставшуюся часть дня и ночь.
В голове все еще гудело, но легкий ветерок освежал ее. Девушка глубоко вздохнула. Ей повезло, что регент и шестеро его гвардейцев нашли ее так быстро.
Черная гладкая спина Шаму блестела на солнце. Его серебряная уздечка вернулась к нему, заменив грубую веревку, которую надели на него цыгане.
Зошина надела шляпку, увидела, как подтянули подпруги у седла Шаму, и спросила:
— А где цыгане?
— Я отпустил их, как только они привели меня сюда, — улыбнулся принц Шандор.
— Вы позволили им уйти? — удивилась Зошина.
— Если бы я арестовал их, это вызвало бы ненужные толки и сплетни. Пришлось бы объяснять, почему вы в такой ранний час покинули дворец, почему, как только справились с Шаму, не повернули его обратно.
— Вы… очень… мудро рассудили.
— Я стараюсь, — со вздохом сказал принц-регент. — Но я так боялся, что никогда не отыщу вас. Я и представить себе не мог, какой грозной может казаться цветущая горная долина. Ведь я любил ее всю жизнь.
— Теперь я… в безопасности, — с легкой улыбкой попыталась успокоить его Зошина.
Но она понимала, что это не правда. Ей грозила опасность, которая была куда страшнее того, что с ней сделали цыгане. Но какой смысл было говорить об этом? По крайней мере, думала девушка, судьба подарила ей радость поездки с принцем Шандором. Еще целый час, а может, и больше…
Она не знала, как далеко они находились от дворца. Солдаты ехали сзади, не мешая их беседе.
— Мне так хотелось этого — отправиться с вами на верховую прогулку, — сказала Зошина, убедившись, что солдаты ее не слышат.
— У меня никогда не хватало времени на удовольствия, — задумчиво проговорил регент. — Но мне тоже хотелось этого. А еще хотелось танцевать с вами и показать вам свой дом.
Зошина вопросительно взглянула на него, и Шандор пояснил:
— У меня есть дом, который принадлежал еще моему отцу. Для меня это самое прекрасное место, поэтому мне так хотелось видеть вас там.
Она поспешила спросить:
— А где это?
— В долине, очень напоминающей эту, со всех сторон окруженной горами. Дом построен на берегу теплого озера.
— Теплого? — удивилась Зошина.
— В нем бьют горячие источники, и я могу купаться в озере и зимой, и летом.
— Какая прелесть! — воскликнула Зошина.
Их взгляды встретились, и она подумала, что ничто не могло быть лучше: плавать с Шандором в озере и видеть над их головами синее небо и солнце, отраженное в воде.
Какое-то время они ехали молча, потом девушка не выдержала:
— Когда-нибудь я… смогу побывать в вашем доме. Какая несбыточная надежда! Дом принца Шандора — последнее место, которое пожелал бы посетить король, а королеве едва ли будет удобно посещать человека, удаленного королем от дел.
Но ей не хотелось, чтобы Шандор погрузился в печальные размышления.
— Я буду… мечтать о вашем… доме у… теплого озера. Так я буду чувствовать себя… ближе к вам. Вы словно будете рядом, как тогда, когда вы… будили меня.
— И я буду думать о вас. Уж это никто не сможет отнять у нас.
— Никто! — решительно воскликнула Зошина.
Ей казалось, что до дворца еще очень далеко, но его шпили и башни города довольно скоро предстали перед ними.
Она взглянула на принца-регента и догадалась, что он тоже думал о том, что их ждет во дворце.
Предстояло объясниться с герцогиней Софией, да и все остальные, несомненно, ждали объяснений.
— Предоставьте все мне, — сказал принц-регент. — Шаму понес вас, вы потеряли дорогу, цыгане приняли вас у себя в таборе, и они показали бы вам обратную дорогу, если бы мы не нашли вас раньше.
— А гвардейцы подтвердят ваш рассказ? — спросила Зошина.
— Это моя личная охрана, из моего полка, — ответил принц-регент с гордостью.
Зошина подумала, что она не ошиблась: солдаты любили своего командира и с гордостью последовали бы за ним.
— Хорошо, что вы защищаете цыган.
— Я не хочу, чтобы жители Дьера боялись или преследовали их, как в соседних странах.
— Это… ужасно.
— Вы все правильно чувствуете. Я всегда старался, чтобы был мир между нашими людьми, а цыгане — тоже наши люди.
— Я уже… говорила вам, вы очень… мудры.
Он улыбнулся ее похвале, но оба подумали о короле, отнюдь не отличавшемся мудростью.
Он уже умудрился восстановить против себя не только придворных, но и простой люд.
«Я должна заставить его понять гибельность подобного поведения», — думала Зошина, в очередной раз ощущая свою беспомощность. Георгия ей не убедить. Для него не существовало ничего, кроме собственного удовольствия.
Близость дворца давила на них, и они ехали в полном молчании, тем более что гвардейцы подъехали ближе, когда процессия вступила на улицы города.
Слышались только цокот копыт, звон уздечек и, как казалось Зошине, биение ее сердца.
Девушка страшилась всего, что ждало ее впереди.
И лишь одно воспоминание царило над всеми страхами: Шандор целовал ее! Это был невероятный восторг, настоящее чудо близости. Они принадлежали друг другу, и ничто не имело значения, кроме торжества их любви.
Ей хотелось бы сказать Шандору об этом, сказать, сколько он значит для нее, как она восхищается им!
Но сейчас это было немыслимо. Зошина только повернулась к нему, взгляды их снова встретились, и она не усомнилась ни на секунду, что и он тоже вспомнил их поцелуй.
Они въехали во дворцовый парк по задней подъездной аллее. Там их встретили двое часовых, стремительно вытянувшихся по стойке «смирно».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики