ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Но… почему же… поздно. Я же… еще не жена… короля.
— Но вам придется стать его женой.
— Почему? Ведь я же… люблю вас, а не его?
— Потому что наша любовь безнадежна.
— Наша любовь? — переспросила Зошина. — Значит, и вы… любите меня, хоть немного?
Принц-регент не отвечал. Подождав немного, девушка попросила:
— Ответьте же… Я должна… знать.
— Да, да, я люблю вас! — Эти слова словно помимо воли сорвались с его губ. — Как еще я могу относиться к вам, если для меня вы само совершенство?
Он глубоко вздохнул.
— Ваша красота заставила мое сердце биться сильнее с того самого момента, как я впервые увидел вас. Но дело не только в красоте. Ваша беззащитность, нежность, обаяние, ваша умная маленькая головка… И мы с вами так понимаем друг друга!
— Именно поэтому я люблю вас! — воскликнула Зошина. — Вы понимаете меня… как никто, никогда не… понимал прежде и как никто никогда больше… не сможет понять.
Принц Шандор молчал. Она снова заговорила дрожащим от волнения голосом:
— Я не могу… выйти замуж за короля! Вы не знаете… как он вел себя сегодня вечером… Он столько пил… и эти его… друзья…
— Я знаю, знаю! — перебил ее регент.
— Вы знаете? Вы знаете, какой он? Вы знаете о них?
— Конечно, я все знаю.
— Он думает, будто обманывает всех, покидая дворец…
— Я знаю все. Знаю, куда он направляется, знаю всех, с кем он общается. Но я ничего не могу с этим поделать. Еще две недели, и он будет волен вести себя, как ему заблагорассудится, и проводить время с теми, кто ему нравится.
— Неужели вы… действительно думаете, что я смогу… остановить его? — прошептала Зошина.
— Нет, теперь, когда я узнал вас, — нет, — признался регент. — Я сам себя ввел в заблуждение, я вообразил, будто вы окажетесь совсем другой. Внушил себе, что вы сможете управлять им и заставите его поступать так, как полагается, как ему следует.
— Я с этим… не… справлюсь… — начала было Зошина, но регент перебил ее:
— Бесполезно обсуждать это. Дело зашло слишком далеко. Премьер-министр и кабинет знают о цели вашего визита. В той или иной мере об этом знает весь Дьер. Во всех газетах пишут о значении этого брака для укрепления независимости наших двух стран.
Зошина изо всех сил стиснула руки.
— Я понимаю… все, о чем вы… говорите, — сказала она, — но… я хотела бы выйти… замуж… только за вас. — Регент закрыл лицо руками. — А если бы… если бы мы были… обычными людьми? Пожалуйста, ответьте!.. Тогда… вы захотели бы… взять меня в жены?
— Неужели вам и вправду необходимо задавать мне этот вопрос? Вы же знаете: если бы это было возможно, если бы мы были обыкновенными людьми, я подхватил бы вас на руки и унес туда, где мы могли бы остаться одни. И тогда я сумел бы доказать вам, как я люблю вас, — пылко произнес регент глубоким, прерывающимся от волнения голосом. Зошина поняла, как сильно он страдает.
— Я всегда… буду… помнить… ваши слова, — тихо произнесла девушка.
— Для вас лучше забыть меня и все, связанное со мной.
— А вы… Вы забудете меня?
— Это совсем другое.
— Нет… не может быть. Мне никогда… не удастся забыть вас… Мне трудно выразить словами то, что я чувствую, но… я не только… принадлежу вам, я… словно частица вас. — Зошина немного поколебалась, но все же добавила:
— Возможно, когда-нибудь… в каком-нибудь другом воплощении… мы сможем быть друг с другом, не знаю… Я знаю только одно: я мечтала о вас, я ждала вас… всю мою жизнь.
— Так же, как я искал вас. О любимая, ну почему это должно было случиться с нами?
Он с горечью усмехнулся:
— А я-то считал свою жизнь полной и насыщенной: ведь я служил своей стране. Думал, что я уже миновал опасность влюбиться в общепринятом смысле этого слова. Но когда я увидел вас… — Он вдруг замолчал.
— Что тогда?
— Я почувствовал, как мое сердце несколько раз словно перевернулось в груди. Вы шагнули мне навстречу, словно озарив все вокруг невиданным светом.
— Это… правда? Жаль, я не могу признаться в том же. Когда я коснулась вашей руки, я всего лишь почувствовала в вас своего защитника. Ваше прикосновение придало мне мужества.
— Только Богу ведомо, как я хотел бы защитить вас, — тихо проговорил принц-регент. — И с той самой минуты я все сильнее любил вас. Ваше лицо все время стоит у меня перед глазами. Повсюду я слышу только ваш голос.
Зошина протянула ему руку.
— Прошу вас… возьмите меня с собой! — взмолилась она. — Разве нельзя нам уехать… и жить в какой-нибудь другой стране, где никто не будет знать нас… где мы сможем быть… вместе?
Регент так крепко сжал ее пальцы, что кровь отхлынула от них.
— Я мог бы отправиться с вами куда угодно, — сказал он. — Но вы же знаете, как это знаю и я: мы с вами слишком значительные персоны, чтобы просто исчезнуть. Любой скандал сыграет на руку Германии, и бог знает какая ситуация может сложиться вокруг наших стран.
«У него на все есть ответ», — беспомощно подумала Зошина. Каждое прикосновение принца заставляло ее трепетать, она едва дышала. Они были так близки, но его слова разъединяли их.
В окно кареты она увидела впереди огни дворца и торопливо проговорила:
— Я должна еще раз увидеться с вами наедине… мне надо поговорить с вами…
Регент только покачал головой:
— Нам не о чем больше говорить, нам ничего не остается, как только проститься!
— Я не могу… я не могу!
— Я уеду отсюда, — печально возразил ей принц-регент. — Когда вы вернетесь в Дьер на свое бракосочетание, меня здесь уже не будет.
Зошина вскрикнула, как раненый зверь:
— Куда же вы?..
— Куда угодно!
— Но… как же я?.. Вы должны помочь мне…
— Неужели вы думаете, я смогу оставаться здесь, зная, что вы стали женой другого?! — В его голосе было столько боли, что Зошина на мгновение смолкла.
— Как же… я, как же… я… справлюсь… без вас?
— Вы справитесь. Вы же умница, а ваше женское чутье подскажет вам, как поступать в том или ином случае.
— Этого недостаточно! Мне нужны вы… Я хочу быть с вами… Мне нужна ваша любовь… я хочу любить вас, — не помня себя восклицала девушка.
Дворец был совсем близко, и при свете фонарей, окружавших его, Зошина увидела, как Шандор закрыл глаза и на лице его отразилась смертельная мука. Он прижал ее руку к губам и очень мягко и тихо произнес:
— Прощай, моя любовь, моя единственная любовь!
Глаза у Зошины наполнились слезами, и слова застряли в горле.
Карета проехала мимо парадных дверей, объехала огромное здание и остановилась у бокового входа, который Зошина никогда раньше не замечала. Часовых там не было.
Регент вышел из кареты, вынул ключ из кармана и, открыв дверь, пропустил Зошину вперед.
Когда они оказались в небольшом холле, он снял с ее плеч домино.
— Идите прямо по этому коридору до лестницы. Поднимитесь на второй этаж. Оттуда вы уже знаете дорогу. Нас не должны видеть вместе.
Зошина повернулась к нему. Горел только один светильник, но она отчетливо видела боль в его глазах и резкие складки у рта.
Они постояли, глядя друг на друга. Ей нечего было больше сказать, не о чем молить его. У них не было будущего, не было даже надежды. Зошина беспомощно отвернулась и пошла в никуда. В темноту. Отныне всегда ее будет окружать беспросветная тьма.
Она уже почти миновала холл, как внезапно принц-регент догнал ее.
Он повернул ее лицом к себе и сжал в своих объятиях. Сердце подпрыгнуло у нее в груди. А он уже целовал ее, целовал неистово, страстно, требовательно.
Сначала ей было больно, но и боль, которую он причинял ей, казалась чудом, она упивалась ею. Зошина затрепетала в его объятиях и вся, ликуя, прижалась к нему.
Принц замер. Его поцелуи стали ласковее, мягче. В них было столько нежности! Но эта нежность покоряла настоятельнее, чем сила. Такие чувства были так новы для нее.
Она перестала ощущать свое тело, а ее душа принадлежала ему, стала частью его души, они были неделимы.
Божественная любовь осияла их. Возвышенная и совершенная любовь. Зошина чувствовала, как Бог благословлял их и предназначал друг другу.
Эта любовь поглотила ее целиком. Любовь оказалась могущественнее, величественнее, чем она себе воображала.
Любовь была в каждом их вздохе, в каждой мысли, в каждом ударе их сердец.
«Я люблю! Я люблю!» — хотелось ей сказать, но в словах не было никакой нужды.
Зошина знала, принц чувствовал то же самое. Как бы ни пытался рок разделить их, они оставались единым целым.
Но вот принц-регент разжал объятия, резко повернул девушку и чуть подтолкнул в том направлении, куда она шла, когда он остановил ее.
На какое-то время она потеряла способность думать и ничего не видела вокруг себя, все еще пребывая в том божественном состоянии духа, которое Шандор пробудил в ней.
Потом она услышала, как где-то рядом открылась и закрылась дверь. Он покинул ее. Оставил совсем одну.
Зошина вспомнила, куда он велел ей идти, медленно ступила в темный переход и пошла к лестнице. Она любила его и не могла ослушаться.
Глава шестая
Госпиталь, расположенный в женском монастыре, глубоко тронул их души. Они проходили через тихие с высокими потолками помещения, где жили монахини, которые приветливо встречали гостей. Зошине рассказали, что это была идея принца-регента: женщины, посвятившие себя облегчению страданий ближних, получили возможность, благодаря устройству госпиталя, помогать своим подопечным непосредственно в стенах монастыря.
Теперь все в Дьере она воспринимала несколько иначе. Везде и всюду она видела влияние человека, которого полюбила.
Необузданный нрав и безответственность короля заставили ее понять, что именно регент привел свою страну к преуспеванию, поддерживал в ней порядок, сделал счастливыми ее граждан.
Мать-настоятельница монастыря рассказывала, что о больных и престарелых в Дьере заботились намного лучше, чем в любой другой стране Европы, а детская смертность существенно сократилась за годы его регентства.
Принц-регент по-настоящему заботился о жителях своей страны. Его интересовали все стороны их жизни. Зошина не сомневалась, что в Дьере не так уж много безработных, а на производстве внедряются прогрессивные методы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики