ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Могу я попросить вас?..
— Без всякого сомнения.
— Пока я здесь, не мог бы кто-нибудь рассказать мне о Дьере и его жителях? — Она замолчала, а затем торопливо договорила:
— Я имею в виду не просто историю страны, я говорю о реальных человеческих судьбах… то, что невозможно… найти в… книгах.
Принц-регент не ответил, и Зошина решила, что он ее не понял. Она попыталась объяснить свою просьбу поподробнее:
— Вот мне никто раньше не говорил, как красив дворец и какие яркие краски вокруг, и люди на улицах тоже одеты в яркие цвета. Боюсь, если и дальше мне никто ничего не станет рассказывать, я пропущу что-то самое важное.
Регент по-прежнему молчал, и, выждав секунду, девушка заговорила снова:
— Я думала… мне казалось, вы… поймете… меня.
— Я все понял, — наконец произнес он. — Я все отлично понял. Только никто никогда еще не просил меня ни о чем подобном.
— Может, вы… считаете, это… излишним… любопытством с моей стороны, — пробормотала Зошина.
— Я ни в коей мере не могу позволить себе так думать, — ответил регент. — Ведь именно это и должно вас интересовать.
У нее возникло странное чувство, что он собирался добавить, «но я не ожидал этого от вас», однако предусмотрительно не закончил фразы.
— Пока вы гостите здесь, — продолжил регент, прежде чем она успела ему ответить, — я приложу все старания и, полагаю, сам сумею описать кратко людей, с которыми вам предстоит встретиться, и те места, которые вы посетите.
И уже с легким смешком он добавил:
— Возможно, я не столь красноречив, как некоторые из наших ученых-историков. Да и не столь несдержан, как биографы наших выдающихся граждан. Но, смею надеяться, мои рассказы будут и короче, и информативнее.
— Если бы… о! право… я буду вам очень… благодарна. Но я не хотела бы надоедать вам…
— Вам это никогда не удастся! — ответил регент с улыбкой. — Ну а сейчас позвольте мне немного рассказать вам о людях, собравшихся за этим столом. Начнем с премьер-министра.
При этих словах он взглянул мимо Зошины на другой край стола, и ей почудилось, что его взгляд намеренно скользнул мимо короля, сидевшего рядом с нею.
Описывая вкратце премьер-министра, принц-регент своими комментариями не только смешил ее, но действительно несколькими штрихами великолепно набросал портрет этого государственного мужа.
Затем регент в нескольких словах столько поведал об одной из тетушек короля, что Зошине показалось, что она прочитала об этой даме целый роман.
Он сделал «наброски» еще с двух вельмож за столом, потом замолчал, но она не удержалась и нетерпеливо попросила:
— Спасибо, спасибо, но продолжайте же! По вашим описаниям я представляю этих людей так ярко и реально. Вас очень интересно слушать, и хочется познакомиться с ними со всеми. Пожалуйста, не останавливайтесь!
— Я с удовольствием бы продолжил, — ответил регент, — однако…
При этих словах он бросил взгляд на короля, и Зошина сообразила, что совершила непростительную ошибку, увлекшись разговором с принцем и игнорируя собеседника, сидевшего, по другую руку от нее. Это было явное нарушение этикета.
«Но королю совсем неинтересно беседовать со мной», — чуть не проговорила она в свое оправдание. Но тут девушку осенило, что скорее всего принц-регент хочет поговорить с другой своей соседкой, той красивой яркой женщиной.
— Простите… — робко произнесла. — Я злоупотребляю вашим вниманием.
Она повернулась к королю и увидела, что тот неотрывно разглядывает основание канделябра, который стоял перед ним, словно видел его впервые.
Поскольку он явно не выражал желания говорить с ней, Зошина понимала, что ей необходимо сделать над собой усилие. Собравшись с силами, она нерешительно начала:
— Интересно… ваше величество, а какие планы у нас… на завтра. Я знаю, вечером предполагается… банкет…
— Тогда вы знаете даже больше, чем я! — холодно буркнул в ответ король. — Неужели вы полагаете, что я имел хоть какое-нибудь отношение к этому абсурдному ажиотажу, связанному с вашим приездом?
Зошина постаралась не заметить его откровенную грубость.
— Я полагаю, государственные визиты и этот… в том числе… для вас — обычное явление, сир, но я еще никогда не участвовала… ни в одном… и все вызывает у меня восторг!
— Восторг! — воскликнул король. — Да все это — смертельная тоска от начала и до конца. Единственное, что, может быть, слегка развеет скуку, так это костюмированный бал-маскарад.
В его голосе наконец-то послышался хоть какой-то интерес, и Зошина заторопилась:
— Маскарад! Это же замечательно! Он пройдет во дворце?
— Бог мой! Нет, конечно! Его устраивают для простонародья, а не для нас. Предполагается, что мы усядемся на своих позолоченных тронах и вовсе не будем принимать в нем участия.
— Какая жалость! — воскликнула Зошина. — Я ни разу не бывала на маскарадах, но я столько о них слышала! Наверное, это очень забавно, когда не знаешь, танцуешь ты с графом или свечным мастером, королем или трубочистом!
Она надеялась рассмешить короля или хотя бы заставить его улыбнуться, но он неожиданно повернулся к ней и серьезно посмотрел прямо ей в глаза. При этом Зошине показалось, что выражение его лица изменилось.
— Так вы советуете мне отправиться на маскарад? — спросил король.
— Возможно, конечно, я ошибаюсь, сир, но у меня такое… чувство, что вы-то уже бывали… на маскараде.
Он внимательно посмотрел на нее, словно не совсем был уверен в том, как воспринимать ее слова, но потом нашелся:
— Вы хотите заманить меня в ловушку! Я не собираюсь отвечать на подобный вопрос.
— Я совсем не пыталась заманивать вас куда-либо. Просто, если бы я оказалась на вашем месте, я непременно бы отправилась на маскарад.
Король ничего не ответил, и, выждав немного, Зошина заговорила снова:
— Если подумать, история сохранила массу рассказов о королях, которые путешествовали по своим владениям в переодетом виде. Франциск Первый, например, каждый вечер выходил из замка и бродил по городу, смешиваясь с толпой, чтобы пообщаться… со своими подданными.
Она сдержалась и не произнесла «с красивыми женщинами», как упоминалось в одной довольно своеобразной французской биографии, попавшей ей когда-то в руки. Говорить подобные вещи было бы нескромно, да и неразумно.
— И кто такой этот Франциск Первый? — поинтересовался король.
— Король Франции, сир, он правил в 1515 году.
— Никогда о нем не слышал, но, вероятно, он поступал весьма разумно.
— Вы интересуетесь историей?
— Нет, нет и еще раз нет! — воскликнул король. — Вот уж унылое и скучное занятие» Правда, мне никогда ничего занятного о королях не рассказывали, тем более ничего вроде этого упомянутого вами весьма поучительного факта.
— Никто из преподавателей не сообщает нам подробности личной жизни представителей королевских родов, — заметила Зошина. — Их приходится находить в книгах.
— У меня нет времени на чтение, — решительно отрубил король. За этим последовало молчание.
Зошина подумала, что с ним действительно очень трудно. Возможно, с ним могла бы поладить только Каталин.
Она была способна болтать с кем угодно, независимо от того, отвечают ей или нет, слушают ее или нет, и всегда умудрялась подыскать новую тему для разговора.
Зошина вздохнула с явным облегчением, заметив, что ее бабушка отвернулась от премьер-министра и заговорила с королем.
И тут же, не в силах подавить свой интерес, Зошина обратилась к принцу-регенту.
— Расскажите мне о том господине с огромными усами, — попросила она.
Глаза ее собеседника заблестели, когда он начал жизнеописание этого усача, одного из самых грозных генералов в армии Дьера.
После обеда дамы перешли в прелестный салон, и Зошина оказалась рядом с одной из тетушек короля. Та болтала обо всех членах семьи, рассказывала о таких деталях их личной жизни, о которых — Зошина в этом почему-то не сомневалась — принц-регент наверняка не стал бы упоминать в разговоре с гостьей.
— Вон та женщина с крашеными рыжими волосами — моя кузина Лилли, — сообщила она. — Лет десять назад она была очаровательна, но теперь она замужем за невыносимо скучным господином. К тому же он глух и все понимает только с третьего раза, а сам все время кричит. В его присутствии я чувствую себя как на плацу.
Зошина рассмеялась, но тут принцесса тихонько поинтересовалась:
— А каково, прелестное дитя, ваше мнение о моем племяннике Георгии?
Такого вопроса Зошина не ожидала и нашлась не сразу. Но принцесса ждала ответа, и девушка проговорила:
— Я почему-то не представляла… его величество таким… смуглым и черноволосым.
Тетушка короля удивленно подняла брови:
— Разве никто не рассказывал вам, что его мать родом из Албании?
— Нет, — ответила Зошина.
— Ох, дитя мое, вижу, вам многое еще предстоит узнать. Мой братец, прежний король, был старшим из восьми детей своего отца, но в его собственной семье рождались, к несчастью, только девочки. Первая жена родила ему четырех дочерей.
— Совсем как у моего папы! — заметила Зошина.
— Именно так! И это сильно огорчало его.
Зошина едва не повторила «совсем как папу», но посчитала это нескромным.
— Когда его жена умерла, — продолжала принцесса, — вы не можете себе даже представить, как заволновались премьер-министр и члены Совета: мой брат вдруг решительно заявил о своем намерении жениться снова на албанской принцессе, о которой никто из нас до этого ничего не слышал.
— Какой сюрприз для всех! — пробормотала Зошина.
— О да! Тем более что мы всегда считали албанцев странными людьми, больше всего похожими на обыкновенных цыган!
В голосе принцессы звучало столько презрения, что Зошина удивленно посмотрела на свою собеседницу.
— Однако мой брат, король, дождался наследника! Его вторая королева родила ему сына.
— Он, наверное, был счастлив, — сказала Зошина, представив, в какой восторг привело бы ее отца известие о рождении продолжателя рода и наследника трона.
— Можете себе представить, — продолжала принцесса, — как баловали Георгия всю его жизнь. Мой брат не мог надышаться на него вплоть до самой своей смерти, а его жена, по-моему, вообще влияла на сына отвратительно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики