ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


«Мне надо твердо и страстно желать, чтобы король поверил: я не враг ему, я не стану ему мешать, во мне он найдет сочувствие и понимание», — убеждала себя Зошина.
Но, по правде говоря, она могла только молиться.
«Бог поможет мне», — шептала девушка, понимая, как она слаба, и зная, что может полагаться только на высшую силу, способную творить чудеса.
Когда они шли вместе с бабушкой по коридору, направляясь в банкетный зал, герцогиня София со свойственной ей добротой подбадривала внучку:
— Ты прелесть, дорогая моя! Все в Дьере очарованы твоей красотой и твоим обаянием, и я очень горжусь тобой, детка.
— Спасибо, бабушка.
— О чем говорил с тобой Шандор, когда я зашла в комнату?
Герцогиня София не могла скрыть своего любопытства, но Зошина не решилась пересказать ей содержание их беседы.
Чуть замявшись, она ответила:
— Его королевское высочество говорил со мной о короле, бабушка.
— Я так и думала. Не сомневаюсь, вы с Георгием скоро обнаружите много общего между собой. В конце концов, вы почти одного возраста. Ему явно необходима молодая спутница жизни, ведь на него возложено столько серьезных обязанностей!
Зошина подумала про себя, что бабушка во всем права, вот только спутница королю нужна совсем другая.
Перед банкетом она с ужасом обнаружила, что, поскольку король выступал в роли хозяина, а они с бабушкой были почетными гостями, ее место за столом снова оказалось рядом с королем.
Обед начался, и Зошина на какой-то момент забыла обо всем, настолько ее поразило великолепное убранство помещения и стола.
Экзотические цветы, столы, сервированные бесподобной красоты столовым серебром и золотой посудой, огромные хрустальные люстры с сотнями свечей освещали все это великолепие.
Кроме них, в качестве уступки прогрессу, в зале стояли газовые светильники под круглыми стеклянными колпаками. Видимо, за исключением особых случаев, банкетный зал освещался газом.
В этот вечер сияние свечей подчеркивало красоту и изысканные туалеты дам, хотя, на взгляд Зошины, женщины Дьера значительно превосходили всех, кого ей доводилось видеть до сих пор.
Да и мужчины не уступали им: высокие, широкоплечие, с выразительными, тонко очерченными лицами. Чем-то они напоминали принца-регента. Видимо, это был национальный мужской тип красоты.
Сам принц-регент опять сидел по левую руку от нее. Заметив, как изумленно она оглядывается вокруг, он, словно угадав ее мысли, заметил:
— Осматриваетесь?
Девушка с улыбкой повернулась к нему, и принц увидел, как восторженно сияют ее глаза.
— Все здесь так красиво! — воскликнула Зошина. — Я думала о том, какие же красивые люди здесь, в Дьере.
— Вы перехваливаете нас! Уверен, герцогиня-мать отнесла бы наши достоинства на счет преобладания венгерской крови в наших жилах!
— Несомненно, это справедливо, — согласилась Зошина.
— Благодаря нашим венгерским предкам, — продолжал принц-регент, — в Дьере много рыжеволосых и белокожих.
Зошине хотелось сказать: «Жаль, что король унаследовал внешность своей матери и совсем не похож на отца». Но вместо этого она переменила тему:
— Я никогда раньше не бывала на банкетах. У меня такое ощущение, будто я участвую в каком-то романтическом представлении на сцене театра.
Зошина вспомнила, как Каталин сравнивала ее с оперной примадонной, и ей пришло в голову, что сестренка назвала бы принца-регента исполнителем главной мужской партии, если бы могла его сейчас увидеть.
Как и король, принц был в белом парадном мундире с тяжелыми золотыми эполетами и золотой вышивкой по воротнику.
Мундир короля украшали традиционные монаршие знаки отличия. Регент заслужил свои ордена на поле боя.
Часть наград Зошина узнала. Она видела их при осмотре оружейной палаты во дворце.
Поведение принца-регента, почтение, с которым относились к нему люди, говорило о том, что он был отличным боевым командиром. В нем чувствовался прирожденный лидер.
Регент назвал ей нескольких знаменитостей среди гостей, но потом она вежливо повернулась к королю, как того требовал этикет и ее положение.
Зошина никак не могла придумать, о чем заговорить с ним, не рискуя снова вызвать его раздражение.
— Вы устраиваете балы во дворце? Это великолепная зала для танцев. — Дворцовые балы показались ей самой нейтральной темой для разговора.
— Балы у нас бывают, но они всегда нагоняют на меня невыносимую скуку, — ответил король угрюмо, а затем, помолчав, добавил:
— Но я скоро все изменю.
— Как было бы весело устроить бал, — сказала Зошина, стараясь попасть в тон собеседнику.
— Ничего веселого, когда все гости — старики да старухи, из которых песок сыплется! — возразил король, со свирепой неприязнью оглядывая собравшихся за столом.
Зошина была готова предостеречь его, сказав: «Будьте осторожны, они могут услышать вас», — но вовремя сдержалась. Король непременно счел бы ее предостережение поучением или выговором и разозлился бы.
— Но ведь у вас, сир, наверняка есть множество друзей среди ваших сверстников, которые обожают танцевать, так же, как и я.
— Да, у меня есть друзья, — ответил король. — Но неужели вы полагаете, будто мне разрешают приглашать их сюда? О нет! Мои друзья недостаточно хороши для дядюшки Шандора!
Зошина украдкой вздохнула. Авторитет дяди — это была самая больная тема для молодого повесы.
Возникла пауза. Она никак не могла придумать, о чем же с ним говорить. Но тут король сказал:
— Если вы хотите танцевать и встретиться с моими друзьями, я могу взять вас с собой сегодня вечером.
— Взять меня с… собой? — переспросила Зошина. — А куда?
— На маскарад.
— Маскарад? Сегодня вечером будет маскарад?
Тот кивнул и с необычным для него воодушевлением ответил:
— О! Там все будет совсем иначе, чем здесь! Там я встречаюсь со своими друзьями, и там нет места всем этим церемониям.
Зошина удивленно посмотрела на него, и Георгий продолжал:
— Хватит у вас духу отправиться развлекаться со мной, или вы слишком боитесь ослушаться свою гувернантку?
В голосе его слышалась нескрываемая издевка, он не сомневался, каков будет ее ответ.
— А что вы… предлагаете?.. — почти шепотом спросила Зошина.
— Вам придется ускользнуть отсюда, как только все улягутся спать, — ответил король. — Для меня это обычное дело.
— И вы возьмете… меня с собой… на маскарад?
— Держу пари, у вас духу не хватит!
Он бросал ей вызов. Надо было решаться на авантюру, сродни тем проделкам, на которые подзадоривали ее сестры, особенно Каталин. Сама она всегда побаивалась участвовать в таких выходках.
— Держу пари, вам не хватит храбрости пройти по парапету или лазать по крышам!
Ну да! Все это всегда вызывало у нее если не страх, то опасение. И все же часто скрепя сердце Зошина заставляла себя участвовать в подобных забавах, лишь бы сестры не обвиняли ее потом, что она только портит всем удовольствие.
Но сейчас замышлялось нечто более серьезное, и она не сомневалась, что герцогиня София придет в полное негодование, если станет известно о том, что ее внучка покидала дворец без положенного сопровождения.
И все же это был шанс, которого она от души желала, шанс заставить короля почувствовать, что она понимает его и сочувствует его трудностям.
Король скривил губы в циничной усмешке. Он не скрывал презрительной уверенности, что Зошина слишком труслива, чтобы, презрев условности, принять его приглашение.
Девушка заподозрила подвох. Может, он предлагал эту авантюру, лишь бы подразнить ее? Но она уже решилась:
— Я пойду… с вами! Если вы уверены… что наше исчезновение никто не… обнаружит. Иначе, не сомневаюсь, бабушка будет вне себя… Да и принц-регент рассердится.
Король расхохотался:
— Держу пари, так оно и будет! По правде говоря, он остановил бы меня, если бы заподозрил хоть что-нибудь.
— Вы ведь не раз проделывали такие трюки?!
— Десятки раз! — похвастался король. — И никто ни разу не поймал меня на этом!
Зошина слегка содрогнулась от страха при мысли, что это произойдет на этот раз, но вслух только произнесла:
— Какой вы храбрый! А вдруг нас узнают?
— Мы же будем в масках.
— Откуда же я возьму маску?
— Я об этом позабочусь, — заверил ее король, — если только вы уверены, что у вас хватит мужества пойти со мной.
На взгляд Зошины, это был довольно примитивный способ доказывать свое мужество. Но ей действительно нужно было набраться смелости. Подобная выходка могла принести ей массу неприятностей, если бы о ней стало известно.
— Я пойду… с вами! — снова повторила она, хотя голос ее немного дрожал. — Но, пожалуйста, нам следует быть очень осторожными и удостовериться… никто не должен увидеть нас.
— Если вы будете все делать, как я вам велю, и во всем меня слушаться, все пройдет гладко, но только не жалуйтесь потом, если вам не понравится там, снаружи вашей золоченой клетки.
Снова он насмехался над ней. Правда, на этот раз немного добродушнее. Зошине показалось, что король очень рад ее согласию принять его приглашение. Вскоре она узнала, что именно его так радовало.
— Мы надуем дядюшку Шандора! Он-то думает, что отлично распланировал ваш визит! Ладно-ладно, я готов доказать ему, что он ошибается!
— Но вы не… скажете ему… ничего… после? — забеспокоилась Зошина.
— Чтобы выслушать еще одну из его бесконечных лекций? Я же не дурак. Но как же я буду торжествовать свою победу над ним! Я его перехитрю и обставлю!
Король снова сел на своего любимого конька. Власть дяди превратилась для него в некую навязчивую идею. Как только Георгий касался этой темы, с ним становилось невозможно разговаривать. Вслух она сказала:
— Вы сообщите мне детали… позже. Сейчас мне следует поговорить с принцем-регентом.
— Я обо всем позабочусь, это уж мое дело, — ответил король.
Зошина повернулась к принцу-регенту, который ждал возможности заговорить с ней.
— Завтра я хочу показать вам картины монахинь женского монастыря, расположенного высоко в горах. Мне они кажутся превосходными.
— Я с превеликим удовольствием посмотрю их, — согласилась Зошина.
— В этом женском монастыре живет несколько удивительно талантливых женщин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики