ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Если дело в этом, ты окажешь на него положительное влияние. Похоже, ты права. Именно поэтому им и надо, чтобы ты вышла за него замуж.
— Положительное… влияние? — пробормотала Зошина.
— Ну конечно! Как в романах: герой — повеса, прожигатель жизни, любитель женщин, все его осуждают. Но появляется очаровательная героиня, и он понимает, что, кроме нее, ему никто не нужен.
Старшие сестры рассмеялись.
— Каталин! Какая ерунда, у тебя в голове сплошные фантазии!
— Это не ерунда и не фантазии, это правда! — горячо запротестовала Каталин. — Помяните мое слово, Зошина превратит этого повесу и распутника в великолепного короля. К концу жизни ее канонизируют, и в каждой церкви в Дьере установят ее статуи!
Эльза и Теона весело смеялись, Зошина, сделав над собой усилие, присоединилась к ним.
— Это все сказки. Но мне, кажется, по-настоящему… страшно… ехать… в Дьер.
— Чего тебе бояться! — снова заговорила Каталин. — Там ты отлично проведешь время. Мне всегда было интересно, а какие они, повесы, на самом деле? Как проводят время? А как называют… даму, если она… ну… вроде повесы?
— Никак, — ответила ей Эльза. — Мужчина может считаться и кутилой, и повесой, и гулякой. Но если женщина позволит себе хоть частицу того, что вытворяет такой мужчина, ее осудят, назовут порочной и на порог никуда не пустят.
— Я полагаю, — задумалась Каталин, — ее даже могут бросить в темницу или на съедение собакам, как Иезавель.
Тут не выдержала и расхохоталась даже Зошина.
— В таком случае пусть уж лучше меня канонизируют, — смеялась она. — Но, по правде сказать, мне жаль, что я не могу остаться здесь. Я сказала папе, что король, может быть, предпочел бы жениться на Эльзе.
Сестра даже вскрикнула.
— Уж я бы тотчас же согласилась! Ради бога, Зошина, не притворяйся, будто тебе неохота стать королевой! Учти, если ты захватишь единственного свободного короля, имеющегося на примете, а я вынуждена буду довольствоваться каким-нибудь бедным дальним отпрыском королевского рода, я умру от зависти!
— Возможно, король влюбится в тебя, когда вы встретитесь в Дьере, — мечтательно проговорила Каталин, обращаясь к Эльзе, — и пригрозит отречься от престола, если ты не согласишься стать его женой. Тогда все будут счастливы.
— Вот чудеса! — заметила Эльза. — Сидим мы в классной комнате, никуда не выходим, ни с кем из мужчин не видимся, кроме титулованных старцев, которые приезжают к отцу, и вдруг — раз — Зошина становится королевой Дьера. Вот уж действительно самая замечательная новость за долгие годы нашего затворничества!
— Папа сказал, что я… неблагодарная. Наверное, так оно и есть, — задумчиво произнесла Зошина. — Но только я хотела бы… сначала полюбить, а уж потом… выходить замуж.
При этих словах девушки затихли. Молчание прервала Теона:
— Нам всем этого хочется! Но на это у нас мало надежды.
— Очень немного, — согласилась Эльза. — Это кара за то, что мы родились в королевской семье. Всем нам суждено выйти замуж за того, за кого велят, и при этом еще делать вид, что это мечта всей нашей жизни.
Каталин склонила головку набок:
— С папой совершенно невозможно договориться. Это, наверное, потому, что он не хотел жениться на маме. Вот его до сих пор и тяготит и этот брак, и вся семья.
— Каталин! Как ты можешь говорить такие вещи?! — возмутилась Эльза.
— Не понимаю, что ты возмущаешься, — запротестовала Каталин. — Все знают, каким красавцем был папа в молодости. Я уверена, он мог бы жениться на ком угодно, даже на самой королеве Виктории, если бы только захотел.
— Для нее он был слишком молод, — заметила практичная Эльза.
— Не важно, на ком-нибудь еще, в кого был влюблен.
— Может статься, он действительно был страстно влюблен в какую-нибудь красавицу не королевской крови, а эти невыносимые члены Совета вынудили его взять в жены маму.
— Давайте прекратим этот разговор. Не стоит нам говорить подобные вещи, — остановила сестер Зошина. — Мне-то от этого все равно не легче.
— Ох, я рассуждаю как эгоистка, — спохватилась Каталин. — Прости меня! Но ведь мы понимаем твои чувства, правда, девочки?
— Да, конечно, мы все понимаем, — согласились Эльза и Теона.
— Хорошо хоть, что он молод и красив, — продолжала Теона. — Если тебе будет уж очень трудно, ты должна утешаться тем, что он мог оказаться еще и старым, и безобразным!
Зошина чуть слышно вздохнула и выглянула в окно. Она попыталась убедить себя, что сестра права. Все могло сложиться еще хуже.
Но Зошина чувствовала, что ее мучит несбывшаяся мечта о любви, о той несказанной встрече, с которой для нее должна была начаться замечательная новая жизнь.
Все прочитанные книги убеждали ее в непреходящей ценности любви.
Даже древние греки воспевали это чувство. Любовь пронизывала всю их философию, всю жизнь. И для богов, и для простых смертных не было ничего важнее любви.
Любовь становилась причиной войн, но она же побуждала к великим делам, вдохновляла на создание прекраснейших шедевров искусства, делала простых смертных не менее величественными, чем боги, которым они поклонялись.
Зошина думала, что ее желание развить свой ум, узнать как можно больше, ее стремление к совершенству — все было вызвано тайной верой в то, что однажды появится человек, который полюбит ее и будет гордиться своей любимой.
Теперь эти мечты оказались бесплодным честолюбием.
Ведь и в самом деле: как в размеренной, тихой и обыденной жизни, которую дочери эрцгерцога Лютцельштайна вели в своей классной комнате, могли они забыть о своей принадлежности к королевской крови, которая роковым образом определяла их будущее.
И хотя Зошина иногда неожиданно для себя вспоминала, что ее брак — дело государственной важности, ей и в голову никогда не приходило, что ей уготовано выйти замуж за незнакомца.
Все станет свершившимся фактом, прежде чем она хотя бы попытается все обдумать. У нее не будет возможности с кем-нибудь из близких обсудить этот шаг, она не сможет отказаться от будущего мужа, если действительно невзлюбит его.
«Какая же я была глупая», — подумала девушка про себя, но она знала, что будь она хоть трижды другой, это ничего не изменило бы.
Глубоко в сердце эти мысли оставляли горечь и боль.
— В конце концов, если все окажется слишком… ужасно… — решила она, — я всегда могу… умереть!
Но ей совсем не хотелось умирать. Она мечтала прожить все отпущенное ей на земле время, узнать мир, а больше всего, хотя она едва осмеливалась признаться в этом даже себе самой, ей хотелось найти любовь, о которой она мечтала.
Глава вторая
Столицы Лютцельштайна и Дьера находились не слишком далеко друг от друга, но между ними простиралась гористая местность, и поэтому поезду, в котором они ехали, предстояло преодолеть трудный и долгий путь.
Однако путешествие оказалось настолько увлекательным, что теперь, оглядываясь назад, Зошина готова была примириться даже с бесконечными приготовлениями.
Сначала ей было невдомек, зачем вдруг потребовалось столько новой одежды, пока она не сообразила, что все это — часть ее приданого.
Это сразу же лишило наряды их привлекательности для девушки.
Но поскольку сестры безумно волновались, когда заказывались всевозможные платья, костюмы, шляпки, зонтики, перчатки и, конечно, тонкое и изысканное нижнее белье, то и Зошина волей-неволей втягивалась в эти хлопоты.
Времени на подготовку оставалось совсем мало, и ее очень утомляли примерки. К счастью, Эльза, хотя и была на пятнадцать месяцев моложе, фигурой и комплекцией мало отличалась от старшей сестры и нередко соглашалась заменить Зошину.
Правда, каждая примерка будила в Эльзе откровенную зависть к сестре, так что Зошина еще и оправдывалась в том, что ей приходится выходить замуж.
— Это же нечестно! Ну почему всегда все достается старшим! — негодовала Эльза. — Мало того, что из всех нас папа всегда предпочитал именно тебя…
— Это еще мягко сказано! — вставляла неуемная Каталин.
— ..так ты и замуж выходишь первой, да еще за короля! — закончила Эльза.
— Можешь еще добавить, что она самая красивая из нас, — заметила Теона, — уж это-то — сущая правда.
— Если бы вы только знали, как бы мне хотелось, чтобы ничего этого не было, — не выдержала Зошина в конце концов, в сотый раз выслушав причитания Эльзы.
— Ошибка в том, — вмешалась опять Каталин, — что тебя выдают за европейца. Если бы папа догадался остановить свой выбор на мусульманине, например арабе или египтянине, он смог бы сбыть с рук нас всех четверых одновременно!
Эта шутка заставила девочек от души расхохотаться, но обида Эльзы ясно говорила, что этот брак, который и сам по себе пугал Зошину, еще и отдалял ее от собственной семьи.
Однако не в ее силах было что-нибудь изменить. Оставалось только радоваться нарядам и одобрению со стороны родителей.
Эрцгерцогиня проявляла столь необычную приветливость, что Теона не выдержала и отметила:
— Если бы у мамы всегда было такое хорошее настроение, как сейчас, мы могли бы попросить ее устроить для нас танцы или хотя бы пригласить кого-нибудь из друзей на чай.
— Сомневаюсь, что она согласилась бы! — возразила Эльза. — Солнце сияет сейчас только потому, что Зошине предстоит стать королевой.
Действительно, их мать как будто бы была довольна, и Зошину явно удивляло это, поскольку эрцгерцогиня никогда не проявляла никакого честолюбия, когда дело касалось ее дочерей.
Потом ее внезапно, поразила странная мысль. Неужели все дело в том, что замужество дочери означает ее отъезд из дома, а значит, во дворце станет на одну женщину меньше.
Дети редко смотрят на своих родителей как на обычных людей.
И Зошина только в последний год стала воспринимать свою мать не только как незыблемый авторитет, но и как женщину, со всеми чувствами, присущими слабому полу.
Лишь совсем недавно к ней пришло острое и осознанное понимание того, как ревниво мать любит ее отца, как собственнически оберегает эту свою любовь.
Герцог со своей стороны, как казалось Зошине, никогда не выказывал особой привязанности к жене, хотя и был предельно учтив на людях и считался с ее мнением в семейном кругу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики