ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- Я как бездомный кочевник».
Но тут она вспомнила, как благосклонна оказалась к ней судьба, и устыдилась своих мыслей.
- Я хочу поблагодарить вас, отец, за вашу неоценимую щедрость и доброту, за то, что спасли меня и позволили остаться в вашем доме, и, конечно же, за то, что помогли мне найти способ вернуться в Англию. - Атейла протянула руки к старому священнику.
- Бог отвечает на мои молитвы, - просто ответил священник. - Я знаю, дитя мое, твое возвращение на родину родителей было предназначено, но не забывай, это и твоя родина тоже, хотя сначала тебе придется нелегко.
У девушки возникло чувство, что отец Игнатий знает все о ее переживаниях, как бы ни старалась она скрыть их от него.
«Если мне там будет уж очень плохо, - сказала она себе, - я обязательно вернусь».
Впрочем, Атейла знала, что глупо даже думать об этом попытаться привыкнуть к Англии и к родственникам своего отца, если, конечно, ей удастся найти их.
А потом всех закружила предпосадочная суета, пассажиры поднимались на борт, и было приятно думать, что после всей толчеи на палубе они окажутся наконец в отдельной каюте, которую заказал для них друг отца Игнатия. Еще он заказал для них железнодорожные билеты первого класса от Гибралтара до Мадрида и из Мадрида в Кале.
- Вам надо будет пересесть в Мадриде, - сказал отец Игнатий Атейле, - но когда вы доберетесь туда, узнайте в кассе, как вам побыстрее добраться до Англии.
- Спасибо, я так и сделаю, - ответила Атейла.
- Может быть, - продолжал священник, - вам лучше сесть на корабль в Гавре, а не в Кале, но, к сожалению, я не располагаю достаточной информацией, чтобы помочь тебе.
Атейла поблагодарила его снова, но в глубине души она надеялась, что все пройдет гладко Она уверяла себя, что в городе наверняка легче найти правильный путь, чем посреди безлюдной пустыми, Прощаться с отцом Игнатием было тяжело. Рвалась последняя ниточка, которая связывала девушку с прежней жизнью. Она словно отппавлялась в одинокое плавание, и не было рядом проводника, готового помочь в трудную минуту, и даже компаса.
- Да благословит и да сохранит тебя Господь, дитя мое, - напутствовал ее отец Игнатий. - Как бы ни было тебе трудно, молись дитя мое, и Господь не оставит тебя своей помощью.
Он повернулся и сошел на берег. Атейла и Фелисити помахали ему на прощание, заработал мотор, корабль качнулся и плавно отошел от причала.
Фелисити хотелось побегать по палубе, но вокруг было слишком много народу, и Атейла уговорила ее пойти в каюту.
- У нас теперь свой маленький домик на этом корабле, - объяснила она девочке. - Давай устроимся в нем поуютнее, а если тебе захочется поесть или попить, я позову стюарда и он все принесет.
Девочка никак не могла угомониться, и тогда Атейла рассказала ей о том, как однажды они с отцом заплыли на маленькой лодочке на середину озера, как водоворот закрутил их и они с трудом выбрались.
Фелисити слушала, широко открыв глаза, потом попросила рассказать еще. Это был прекрасный способ утихомирить девочку. Слушая рассказы, она забывала обо всем на свете и сидела тихо-тихо. Правда, Атейла иногда уставала от собственного голоса, и ей хотелось поразмышлять в тишине.
Когда корабль останавливался в портах, они развлекались, покупая себе местные лакомства. В испанских портах продавали экзотические фрукты, а во французских - пирожки и пирожные, которые казались Атейле чудом кулинарного искусства.
Фелисити оказалась довольно смышленой и иногда говорила об очень серьезных вещах, отчего казалась старше своих лет.
Вскоре после отплытия она сказала Атейле:
- Когда он вернется домой, то будет удивлен, узнав, что я уехала.
- Да, я уверена, он удивится, - ответила Атейла.
- Да, а еще он обрадуется, - сказала Фелисити. - Потому что он не любит меня. Почему он не любит меня?
- Ты ошибаешься, - поспешила ответить Атейла. - Он, конечно, любит тебя, но бывает недоволен, когда ты поступаешь не правильно.
Фелисити покачала головой, встряхнула темными кудряшками.
- Нет, он не любит меня. Мала говорит, это потому, что он не любит моего папу.
Атейла промолчала, не зная, что на это ответить, и через секунду Фелисити продолжила:
- У меня целых два отца! У всех девочек только один папа, а у меня два.
- Значит, тебе повезло. А мой папа умер, и теперь у меня нет ни одного. Эти слова отвлекли Фелисити.
- А почему умер ваш папа? Атейла рассказала ей о том, как на них напали разбойники, девочка внимательно слушала.
- А вас тоже хотели убить? Атейла кивнула.
- Они ранили меня и думали, что я мертва. Но Господь сохранил мне жизнь, может, для того, чтобы я помогла тебе попасть в Англию.
Фелисити задумалась:
- А мама сказала, что моя гувернантка многое расскажет мне об Англии.
- Я хотела бы, - сказала Атейла, - но я и сама очень давно там не была, так что, может, это тебе придется учить меня!
Фелисити засмеялась:
- Я много помню чего об Англии и смогу многому научить вас!
Когда они наконец добрались до Кале, Атейле казалось, что они в пути уже много месяцев. Ее распоряжения по поводу предварительного заказа билетов безукоризненно исполнялись. Их встречали с большим уважением, хотя невероятное количество багажа, который они везли с собой, вызывало веселое недоумение. Зато при пересадках вокруг них всегда крутилась толпа носильщиков. Дорогие чемоданы позволяли надеяться на щедрые чаевые.
Путешествие через Ла-Манш прошло спокойно. Правда, Атейла, беспокоясь о том, чтобы у девочки не началась морская болезнь, уговорила Фелисити лечь, и, к ее радости, ребенок заснул.
Потом они долго ехали поездом до Лондона, где Атейла узнала, какой поезд идет на север.
Фелисити устала и проголодалась, поэтому Атейла решила немного отложить продолжение путешествия. Она попросила начальника станции порекомендовать ей респектабельную гостиницу в каком-нибудь тихом месте.
Взглянув на элегантно одетую девушку, тот не колеблясь заверил ее, что Браун-Отель на Довер-стрит - самое подходящее место для нее и ребенка. Атейла последовала его совету, но на следующее утро, получив счет, была ошеломлена его размерами.
Да, большие чаевые, которых от нее ждали, шикарные условия путешествия довольно быстро поглощали деньги графини. Еще Атейла заметила, что марокканские франки ценились очень низко. Она, правда, не сомневалась, что денег до Рот-Касла ей хватит, но что она будет делать потом, девушка не представляла. Похоже, к концу путешествия ей грозило полное безденежье.
Однако после прекрасного завтрака в отеле, думать об этом не хотелось. Атейла даже согласилась на предложение управляющего упаковать им с собой в дорогу обед, хотя это тоже стоило денег, которые ужасающе быстро исчезали.
Управляющий отеля отправил к поезду посыльного, который должен был договориться о размещении багажа. Нужно было не забыть щедро вознаградить его за труды. Когда поезд наконец отправился, Фелисити сказала:
- Я устала путешествовать, мне хочется покататься на своем пони под ярким солнышком.
Атейла подумала, что ей и самой этого хотелось бы, но солнца не было, плотные темные облака низко висли над землей, да дождь барабанил в стекло.
Атейла вспомнила детский стишок:
«За мартовскими ветрами и апрельскими ливнями придут цветы мая».
Май еще не наступил, а в апреле английская погода совершенно непредсказуема. С того момента, как они покинули Гибралтар, стало холодно, и Атейла радовалась, что у нее есть плащ, хотя каждый раз, надевая его, испытывала неловкость: слишком это была дорогая вещь. Она думала о том, что ее плащ стоит больше, чем отец получил за все свои труды.
Плащик Фелисити, с бархатным воротничком и оборками, края которых были оторочены белым горностаем, был тоже очень мил. К нему имелась еще муфточка, тоже отделанная мехом. Когда Атейла достала эти вещи из чемодана, Фелисити воскликнула:
- Я давным-давно не надевала их, в Танжере они были не нужны.
- Конечно, - согласилась Атейла, - ведь там было очень жарко. Но сейчас они тебе пригодятся. Здесь, в Англии, бывает очень холодно, даже весной.
- Как сейчас? - спросила Фелисити. - Значит, Моn Pare был прав: здесь все противно и безобразно, я хочу домой.
Атейла подумала, что ей тоже неуютно, но вслух этого говорить не стала и постаралась отвлечь Фелисити от грустных мыслей.
Они ехали на эдинбургском экспрессе, и девушка рассчитывала, что в Рот-Касл они прибудут около пяти вечера. Однако поезд задержался на двух станциях, и было уже позже шести, когда поезд наконец остановился около маленькой станции, надпись на которой гласила: «Рот-Касл».
Проводник открыл двери вагона и помог им выйти. Потом состав немного подали вперед, чтобы багажный вагон оказался рядом с платформой. Единственный носильщик бесконечно долго, как показалось Атейле, разгружал вагон.
- Вы собираетесь в Касл, леди? - поинтересовался он. - Но здесь нет экипажа, который довез бы вас.
- Тогда я хотела бы нанять его. Носильщик сдвинул кепку набок и почесал в затылке.
- Боюсь, сейчас уже слишком поздно. У нас не было никаких указаний, насчет вашего приезда.
- Но нам необходимо попасть туда, - в отчаянии сказала Атейла. - Вы же видите, малышка едва на ногах стоит от усталости. Мы так давно в дороге!
- А его светлость ждет вас? Вопрос был неожиданный, но чувствуя, что отвечать «нет» было бы глупо, Атейла сказала:
- Я надеюсь. Если только почта не задерживается, он должен был получить мое письмо.
Ее объяснение, по-видимому, удовлетворило носильщика, потому что он сказал:
- Мы посмотрим, что можно сделать, а вы пока присядьте и подождите.
- Я устала, - захныкала Фелисити, - я хочу увидеть замок.
- Придется немножко подождать, - попыталась успокоить ее Атейла. - Скоро за нами пришлют.
- А почему нас не ждет экипаж? Фелисити сказала это так надменно, что Атейла с улыбкой подумала, как привык к роскоши этот ребенок и как далека его жизнь от жизни обыкновенных людей.
Чтобы спрятаться от ветра и дождя, они прошли в крошечную комнату ожидания на станции, и Атейла разожгла огонь в маленьком камине.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики