ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Вошла Дженни, и Атейла спросила у нее, где бы они могли позавтракать.
- Детская еще не готова, мисс, и миссис Брайерклифф решила, что вы можете позавтракать внизу. Его светлость завтракает в столовой, но миссис Брайерклифф подумала, что он не захочет присоединиться к вам.
- Нет, конечно же, нет! - ответила Атейла.
При одной мысли о завтраке в компании графа она пришла в ужас. Девушка боялась встречи с ним и, взяв, Фелисити за руку, постаралась как можно скорее прошмыгнуть вниз по лестнице.
Лакей в холле провел их по длинному коридору, где на стенах висело старинное оружие, в небольшую комнату. Там стол уже был накрыт к завтраку и в воздухе плавали аппетитные ароматы. Все вокруг было мало похоже на скудость и убожество, которые окружали девушку в миссии.
Фелисити чувствовала себя почти как дома. Не стесняясь, она попросила вторую порцию какого-то блюда, которое ей особенно понравилось, и толстым слоем намазывала мед на поджаренный хлеб.
- Этот мед, - сообщила девочка, - намного вкуснее, чем в Танжере.
Атейла радовалась, что Фелисити здесь что-то нравится, потому что до этого ребенок только и делал, что жаловался на холод и необходимость тепло одеваться. Как раз одежда Фелисити внушала беспокойство Атейле. Девочка выросла из тех платьев, которые она носила здесь несколько лет назад, а все, что они привезли из Танжера, совсем не соответствовало английской погоде. Хотя, насколько помнила Атейла, для этого времени года было еще довольно тепло.
Она ждала, когда Дженни распакует чемоданы, чтобы и самой снять дорожное платье, но, с другой стороны, зачем распаковывать вещи, если в любой момент ее и девочку могут выгнать из замка?
Атейла не забыла про ту часть багажа, которую они оставили на станции, но, когда она и Фелисити, позавтракав, выходили из комнаты, к ним подошел Доусон:
- Ваши чемоданы прибыли, мисс, я поблагодарил Робертса за доставку. С ним нелегко договориться. Иногда нам приходится ждать полдня, пока он привезет товары со станции.
- Я бы хотела сама поблагодарить его, - сказала Атейла. Прошлым вечером он был очень добр к нам.
- Он уже уехал, мисс, но не волнуйтесь, я хорошо заплатил ему.
- Я хочу увидеть своего пони, - твердила Фелисити.
В этот момент показался граф, и сердце Атейлы сжалось от страха. Он, очевидно, шел из столовой. Лицо его было также мрачно и сурово, как прошлым вечером.
Атейла замерла, а Фелисити вырвала свою ручку из ее ладони и побежала навстречу отцу.
- Я хочу увидеть моего пони, папа! - воскликнула она. - А мисс Линдсей сказала, что он в конюшне. Пожалуйста! Можно мне пойти посмотреть на него прямо сейчас?
Граф посмотрел на девочку сверху вниз, как показалось Атейле, с неприязнью. Затем он обратился к дворецкому.
- Пусть кто-нибудь из слуг проводит ее светлость в конюшню, а лучше сделайте это сами. Я хотел бы поговорить с леди Линдсей.
При этом он так сурово смотрел на Атейлу, что она с радостью ускользнула бы от этого разговора. Но слова застряли у нее в горле, возразить она не осмелилась.
Доусон взял девочку за руку и сказал:
- Пойдемте, ваша светлость, я покажу вам лошадей. Уверен, они вам понравятся.
Фелисити подпрыгнула от восхищения. Прежде чем они успели выйти, Атейла сказала:
- Я думаю, ее светлости стоит надеть плащ. Не сходит ли кто-нибудь за ним?
- Я принесу, мисс, - ответил Доусон. Когда они с Фелисити ушли, Атейла вопросительно взглянула на графа.
- Идите за мной, - приказал он.
Граф шел впереди, а Атейла, чувствуя себя провинившейся школьницей, со страхом следовала за ним. Почему-то она подумала, что именно так женщины в Северной Африке следуют за своими мужьями в ожидании приказаний.
Граф открыл дверь и, войдя за ним в комнату, Атейла поняла, что оказалась в библиотеке. Именно такой она представляла себе библиотеку в английском замке. Многие представители английского дворянства владели поистине бесценными коллекциями книг, которые собирались столетиями.
Атейла осмотрелась вокруг. Тысячи книг заполняли шкафы, от пола до потолка. Узкая винтовая лесенка вела на галерею. Неожиданно Атейла представила, как был бы счастлив ее отец, окажись он в подобной библиотеке.
На секунду она даже забыла о предстоящем графе и о малоприятном разговоре. Просто думала о том, какое это счастье владеть таким сокровищем.
- Боже мой, здесь невозможно вести серьезные научные исследования, - говорил он в Алжире, Тунисе, Танжере и других больших городах, где они останавливались, чтобы обработать материалы экспедиций.
- А у тебя дома была большая библиотека? - как-то спросила Атейла.
- Да, но я с удовольствием ее увеличил бы, - ответил тогда отец. - Понимаешь, твои дед и прадед больше интересовались английской литературой, поэтому в нашей библиотеке почти нет иностранных авторов.
Потом он рассмеялся и добавил:
- Ты же знаешь, я пишу о том, о чем, пожалуй, еще вообще не написано книг. Так что, надеюсь, мои труды неплохо дополнят наше собрание.
Из прошлого в настоящее ее резко вернул грозный голос графа.
- Садитесь!
Граф указал ей на стул, напротив старинного стола времен короля Георга. Сам он сел за стол.
Через высокие окна, на разноцветных стеклах которых был изображен герб семьи Рот, в комнату пробивались солнечные лучи, освещавшие золотистые рыжеватые волосы Атейлы. Если волосы графини были бледно-золотые, цвета неспелой пшеницы, у Атейлы под лучами солнца они казались почти огненными. Серые глаза девушки, с золотистыми крапинками, казались огромными на бледном, похудевшем после болезни лице.
Граф молча разглядывал ее, и так же, как прошлым вечером, в его взгляде ей чудилось что-то оскорбительное и пугающее, что было трудно объяснить словами.
- Теперь, - резко начал он, - я бы хотел получить от вас объяснения, почему вы здесь и почему вы решили, что я приму свою дочь Фелисити обратно после того, как у меня ее забрали три года назад.
Атейла было собралась ответить, что ей ничего не известно, что она познакомилась с графиней и Фелисити за день до отъезда, но потом спохватилась, что в таком случае граф скорее всего уволит ее.
- Я, ваша светлость, всего лишь гувернантка, я должна выполнять указания своих хозяев.
Мне было приказано доставить девочку сюда, я это сделала.
Граф посмотрел на нее так, словно не верил ее словам.
- Так вы утверждаете, мисс Линдсей, что находитесь здесь на правах платной прислуги.
Он был нарочито груб, Атейла опустила глаза, чтобы граф не заметил, какую ярость вызывают у нее его оскорбления.
- Я думаю, ваша светлость, - как можно спокойнее ответила она, - что вы довольно точно хоть и нелестно определили мое место.
- Тогда позвольте узнать, если бы я выгнал вас вчера, куда бы вы пошли?
- Если честно, то я не знаю, - ответила Атейла. - Но, возможно, у Фелисити здесь есть и другие родственники, кроме вас. Не знаю, правда, как бы мы объяснили свое появление в их доме.
Губы графа сжались в ниточку, и Атейла поняла, что теперь ему трудно будет выгнать их с Фелисити из замка.
Последовала долгая пауза. Затем граф спросил:
- Если я оставлю свою дочь здесь, вы тоже намереваетесь остаться?
- Именно об этом я надеялась узнать у вас, ваша светлость. Но, конечно, вам и только вам решать, кто и как должен учить Фелисити.
Граф встал из-за стола и прошелся по комнате. Он остановился у камина, в котором горело неяркое пламя.
- Я нахожу это недопустимым! - проговорил он несколько минут спустя, будто сам себе.
Атейла промолчала, чувствуя, что не стоит мешать его раздумьям. Резко повернувшись к девушке граф спросил:
- Ради всего святого, а чего вы ожидали от меня? Я ничего не слышал о своем ребенке в течение трех лет. Я понятия не имел, где она, с кем она. И вдруг ваше с ней появление вчера вечером.
- Теперь она вернулась домой, - тихо сказала Атейла.
- Меня удивляет, что та, которая забрала ее у меня и не позволила мне даже видеться с моей дочерью, теперь присылает ее обратно. Если играть по ее правилам, я должен отослать девочку обратно в Танжер или откуда вы там приехали.
Атейла уже открыла рот, собираясь сказать, что, если он так поступит, то к их возвращению матери Фелисити может уже не быть в живых, но потом передумала. Да, графиня, по словам отца Игнатия, серьезно больна, но пока она жива, и не стоит давать графу повод считать себя свободным.
«Может, он хотел бы жениться вторично, - подумала Атейла, - и тогда он будет чрезвычайно раздражен, если окажется, что его жена не собиралась умирать, и все его раздражение выльется на меня».
Прошло несколько минут. Потом граф спросил:
- Ну а что вы-то думаете обо всем этом?
- Единственное, что меня волнует, ваша светлость, это леди Фелисити, - ответила Атейла. - Как я понимаю, она была не очень счастлива в Танжере. Я уже говорила вашей светлости, что поэтому ее мать сочла, что девочке лучше вернуться в Англию.
- Как это понимать «была не очень счастлива»? - грозно спросил граф. - Если этот ублюдок плохо с ней обращался, клянусь, я убью его!
В гневе граф был страшен. Атейла испуганно застыла на своем стуле, стиснув руки. Она не удивилась бы, начни граф крушить все вокруг. Ее сердце бешено стучало, голова кружилась.
Видимо, почувствовав, что испугал ее, граф сказал более спокойно:
- Мне, наверное, не следовало так разговаривать с вами. Но вы не похожи на обычную гувернантку, поэтому я хочу знать, почему именно вы оказались возле моей дочери?
- Я думаю, единственная причина - это то, что я англичанка.
Граф посмотрел на нее удивленно, но промолчал. Он словно размышлял, почему мать Фелисити не захотела взять для нее гувернантку-француженку. В Танжере это было бы гораздо легче.
- Чему вы обучаете Фелисити?
- Во время нашего путешествия у меня не было возможности регулярно заниматься с ней. Но, мне кажется, моя главная цель - помочь ей как можно лучше узнать Англию и англичан. Так ей будет легче, потому что все здесь ново для нее. Вряд ли она много помнит о том, что было три года назад.
Про себя Атейла подумала, что эти слова справедливы и по отношению к ней самой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики