ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Огонь немного развеселил Фелисити, которая с любопытством следила за всеми действиями девушки.
А Атейла тем временем больше всего была озабочена тем, чтобы не испачкать длинные замшевые перчатки, которые придавали ее костюму законченность.
Она очень надеялась, что понравится графу и тот оставит ее в Рот-Касле, хотя бы ненадолго, в качестве гувернантки Фелисити. Она тщательно все обдумала во время путешествия и была твердо намерена убедить графа. В конце концов, зачем ему искать другую гувернантку? Наверняка для этого потребуется много времени.
Проблема была в том, что после того, как она заплатит носильщику и оплатит экипаж до замка, от денег, которые дала ей графиня, не останется ни гроша.
- Я должна заработать хоть сколько-нибудь, - твердо сказала она сама себе. - Тогда я смогу уехать, когда захочу.
Огонь в камине ярко горел, Фелисити грела руки, когда в комнату вошел носильщик.
- Я нашел для вас экипаж, леди, - сказал он. - Но это только потому, что вы едете в замок. Я убедил Джима Робертса отвезти вас, хотя ему пришлось заново запрягать лошадь, которую он уже поставил в стойло.
- Я вам очень благодарна, - ответила Атейла. Она поняла, что носильщику придется заплатить вдвое, да и Джиму Робертсу, похоже.
Вскоре подъехала старая крытая коляска. От нее пахло сеном и кожей. Увидев гору багажа, Джим Роберте категорически заявил:
- Это все не поместится.
- Но вы можете сделать две поездки, - предложила Атейла. - А если здесь найдется место, где оставить часть вещей, то их можно забрать и завтра.
Ее слова немного успокоили Джима Робертса, и они с носильщиком начали загружать коляску. Удалось разместить почти половину чемоданов в коляске, а несколько коробок со шляпами положили на сиденье. На станции остались четыре больших чемодана, за которыми решили прислать на следующий день.
Пока они ехали, сгустились сумерки, и Джим Роберте зажег фонари по обеим сторонам коляски.
- Ну, теперь ты мне покажешь замок, - сказала Атейла.
- Нет, я забыла! Я совсем не помню, как он выглядит, - сердито ответила девочка.
- Но ты же не забыла своего папу? Фелисити задумалась. Потом она сказала:
- Папа очень сердился на маму. Он кричал на нее, а она плакала.
Атейла промолчала, не найдя, что сказать в ответ, а девочка добавила:
- А потом я и мама уехали к Моn Pare, и он был очень рад видеть маму и никогда не кричал на нее.
Атейла, чтобы отвлечь Фелисити, попросила:
- Расскажи мне о замке. Он очень старый?
- Он холодный. Я хочу обратно, к солнцу! Я хочу к маме!
Чувствуя, что девочка сейчас расплачется, Атейла крепко обняла ее.
- Прижмись ко мне, - сказала она, - так нам будет теплее, а я расскажу тебе про озеро, которое однажды мы видели с папой. В нем было полно крокодилов. Они были такие страшные…
Атейла рассказывала, пока не заметила, что коляска въезжает в огромные каменные ворота с нишами по обеим сторонам. Зубчатый верх ворот делал их уменьшенным подобием замка.
Потом они долго ехали по темной аллее, а где-то вдали Атейла видела, как ей казалось, освещенные окна. Внезапно аллея кончилась, и перед ними возник Рот-Касл. Замок казался огромным. В центре помещалась круглая башня, которую окружало множество башен. Их силуэты четко рисовались на фоне неба.
- Вот мы и приехали, - волнуясь, сказала Атейла. - Посмотри, какой большой и красивый у тебя замок!
Когда они подъехали поближе, девушка подумала, что слово «красивый» совсем не подходит к описанию Рот-Касла. Это было что-то темное и угрожающее. Что-то в нем пугало Атейлу. Потом она сказала себе, что это смешно: просто она устала, а в темноте никакое здание не покажется красивым.
Когда они подъехали еще ближе, Атейла увидела, что свет горит только в двух окнах. Единственный тусклый фонарь освещал огромную входную дверь под готической аркой.
Усталые лошади остановились, но девушка осталась сидеть в коляске, надеясь, что слуги в замке догадаются, что кто-то прибыл, и откроют дверь.
Однако дверь не открывалась, и наконец Джим Роберте слез со своего места и медленно поднялся по лестнице, ступая так, словно шел босиком по льду.
Он дернул за шнурок, и железный колокольчик несколько раз звякнул. Атейле показалась, что прошла вечность, прежде чем дверь открылась. Девушка решила, что настало время позвать Фелисити. Она открыла дверцу коляски и сказала:
- Пойдем со мной, дорогая. Сейчас ты согреешься.
Она взяла девочку за руку, и они вместе поднялись по ступенькам. Пожилой дворецкий в дверях изумленно уставился на гору багажа.
- Граф дома? - спросила Атейла. Уже задав этот вопрос, она с ужасом подумала: а что, если граф в отъезде и дворецкий не впустит их? К счастью, тот ответил:
- Его светлость у себя, мадам, но я сомневаюсь в том, что он ждет посетителей.
- Понятно, но я все же хотела бы увидеть его, так как у меня дело чрезвычайной важности.
- Его светлость встретится с вами, мадам, только в том случае, если вам назна… Он не договорил, Атейла прервала его.
- Не могли бы вы в таком случае передать его светлости, что я привезла его дочь, леди Фелисити?
Дворецкий в немом изумлении перевел взгляд с Атейлы на девочку. Через несколько секунд он сказал уже совсем другим тоном:
- Должен сказать, ваша светлость, что вы очень выросли с тех пор, как я видел вас в последний раз.
- Мне уже восемь, - объявила Фелисити. - И я помню эти флаги. - Она показала на стену, на которой висели древние знамена.
- Да, да, - улыбнулся дворецкий, - ваша светлость всегда хотела поиграть ими. Но если дотронуться до них, они рвутся.
- А почему они так легко рвутся?
- Потому что они очень, очень древние, ваша светлость, - ответил дворецкий. Он перевел взгляд на Атейлу:
- Пройдемте со мной, мадам, я сообщу его светлости о вашем приезде. Он будет очень, очень удивлен.
Атейла ничего не ответила, и дворецкий повел их через мраморный холл, устланный персидскими коврами.
- Я распоряжусь насчет вашего багажа, мадам. Предполагаю, ее светлость останется здесь?
- Надеюсь, - ответила Атейла, - нам больше некуда идти в такой поздний час.
Видя, что дворецкий собирается уходить, она добавила:
- Я должна расплатиться с возничим.
- Предоставьте это мне, - ответил дворецкий и закрыл дверь комнаты.
Они оказались в гостиной. Газовые фонари у камина и большая масляная лампа на столе освещали комнату. Стол был завален книгами. Присмотревшись, Атейла заметила, что книги лежат повсюду. Мягкие удобные диваны и кресла дополняли интерьер. В камине ярко горел огонь. Атейла была уверена, что это личная комната графа, в которой он проводит время, когда хочет побыть один.
- Ты помнишь эту комнату? - спросила она у Фелисити.
Девочка ничего не ответила. Она сидела на диване, пытаясь положить голову на подушку, но ей мешала круглая шляпа с широкими полями.
- Я устала, - проговорила она, - и хочу пить.
- Я попрошу принести тебе попить, когда мы сможем подняться наверх, - сказала Атейла. - Ты понимаешь, наш поезд опоздал и мы приехали гораздо позже, чем рассчитывали. Не огорчайся, если придется подождать до завтра, чтобы получить все, что тебе хочется.
- Я устала, - повторила Фелисити. Она зевнула, стараясь поудобнее устроиться на диване.
Атейла помогла ей снять шляпу, распустила волосы, и кудри рассыпались по плечам девочки. Сейчас она была очень мила.
Неожиданно Атейле пришла в голову ужасная мысль: что с ними будет, если граф не захочет принять их так поздно или вообще не захочет видеть свою дочь, которую без предупреждения прислала его жена. Эта мысль уже посещала ее во время путешествия. Она жалела, что не узнала у графини, предупредила ли она своего мужа о возвращении ребенка. Сейчас страх с новой силой навалился на нее. . Конечно, ее дело было просто отвезти ребенка в Англию. Она не может отвечать за то, чем это обернется. Так убеждала себя Атейла, прекрасно понимая, что полюбила девочку и не может не волноваться о ее судьбе.
Неожиданно дверь открылась. Атейла испуганно подняла глаза. Однако это был всего лишь дворецкий.
- Его светлость ужинает, мадам, - сказал он. - Когда он закончит, я думаю, он примет вас.
Не дожидаясь, пока девушка что-нибудь ответит, он повернулся и вышел. Атейле совсем не понравились его слова: «Я думаю, он примет вас», но она постаралась себя успокоить: «А что еще ему остается делать?»
Фелисити опять расхныкалась.
- Я хочу пить. Пусть мне чего-нибудь принесут.
Атейла окинула взглядом комнату, надеясь увидеть графин с водой, но его не оказалось.
Она боялась выглянуть в холл, чтобы не наткнуться на самого графа, когда он будет выходить из столовой. Ее поведение могло бы показаться ему странным.
Атейла была уверена, что дворецкий и слуги ждут в столовой, пока он поужинает. Наверное, поэтому им так долго не открывали.
- Извини, дорогая, - сказала она Фелисити. - Пока я ничего не могу тебе дать, но скоро кто-нибудь придет, и я попрошу принести тебе такого же вкусного молока, которое ты пила в гостинице.
Она сразу заметила, с каким удовольствием девочка пила густое, со сливками, английское молоко. Такого ни в Танжере, ни во Франции, конечно, не бывало. Атейла сама обожала его в детстве. Однако в Африке такого молока достать было невозможно, она совсем без него не скучала, пока вновь не попробовала в отеле.
Время шло, никто не приходил. Часы на камине пробили одиннадцать. Фелисити замолкла, только дышала ровно и спокойно. Атейла поняла, что она заснула. Осторожно, чтобы не разбудить ребенка, Атейла подняла две маленькие ножки в белых носочках на диван и присела рядом.
Неожиданно дверь распахнулась, и в комнату вошел граф. Взглянув на него, Атейла ощутила необъяснимый страх.
Граф казался очень высоким и сильным. Волосы у него были такие же черные, как у Фелисити. Нахмуренные брови сплошной черной линией нависали над темными глазами. Когда он подошел поближе, Атейла заметила, что его губы сжаты в тонкую прямую линию.
Атейла нервно вскочила на ноги. Граф посмотрел на нее, потом на спящую девочку, затем вновь на нее.
- Кто вы такая?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики