ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Это искали по указаниям доносчиков людей, которые успели убежать днём от предназначенной им гибели.
Один такой отряд появился и в Немецкой слободе, у ворот дома датского резидента Бутенанта фон Розенбуша.
На громкий стук вышел сторож.
- Чево надо? Ково черти носят по ночам?
- Отворяй по приказу государя-царя Ивана Алексеича, слышишь, собака, да поскорее, пока жив…
- Царя… Ивана… откуда такой?.. Пётр-царь, сказывали… Ково надо, сказывайте. Што за люди? Не то и отпирать не стану…
- Резидента самово..: С Верху мы присланы… От царя… от царевны Софьи, слышь, собака… Отворяй…
- Ну, так бы толком и сказали, - заметил сторож, раскрывая ворота и унимая огромных датских псов, норовивших кинуться на незваных гостей.
Розенбуш, неодетый, уж был на крыльце.
- Кто там?.. Што там?.. Кафари… какой люд?.. Зашем польночни нападай?..
- Без напасти мы, Андрей Иваныч, к тебе безо всякой. От царя посланы. Обыск учинить, как весть нам подана, што кроются у тебя недруги ево царсково величества, государя Ивана Лексеича, лекарь-иноземец Данилко фон Гаден да сын ево, Михалко-стольник.
- Нет, это врот ваши шпион. В мой дом нет никакой чужой шеловек… Искайте, если надо… Но я дольжен вам сказать, я буду жаловать на мой король…
- Ну, там жалуйся… А мы оглядим, как надо, все норы твои. Вали, ребята…
Был осмотрен весь дом, перешарены сундуки, шкапы - нигде не нашлось тех, кого искали.
Ушли обыщики.
А через час снова подняли весь дом, опять вломились в ворота:
- Эй, немец, подымайся, вялая твоя душа. Изловили сына Данилина; а он толкует, што у тебя отец прятался весь день. Велено поставить вас пред очи друг друга. Бери его, ребята…
Резидент, неодетый, напуганный, стоял и не знал, что делать.
Жена его кинулась в ноги окольничему Хлопову, который вёл отряд:
- Помилуй. Дай хоть одеться мужу… Он захворает, если поведёте его так, ночью. Я именем матери твоей прошу.
Так лепетала по-немецки, обливаясь слезами, госпожа Розенбуш.
- Што она лопочет, растолкуй мне, слышь, Андрей Иваныч, - обратился Хлопов к резиденту.
Тот, сам глотая слезы, перевёл речи жены.
- Ну ладно, одевайся… Поспеем и то. Ишь, светать начинает… Всю ночь из-за вас, окаянных, в седле торчи… У, идолы…
Быстро оделся резидент. Подвели ему осёдланного коня.
- Ну вот, ещё на коня ему… С нами и так, пеш пойдёшь…
Снова пришлось жене вмешаться, упрашивать Хлопова.
Тот согласился наконец. И рядом выехали они из ворот. А стрельцы скорым шагом двинулись за ними.
Первые жертвы вчерашней бойни, которых увидал по пути резидент, наполнили душу его ужасом. Он ехал, стараясь не глядеть по сторонам.
Караульные стрельцы у Никольских ворот выбежали им навстречу.
- Изловили-таки чернокнижника-лекаря!.. Вон он, доктур Данилко!.. Давай ево сюды… Сами расправимся, и водить не стоит далеко.
- Дорогу, черти, - крикнул Хлопов. - Какой вам Данилко? Посла ведём, слышь, к государю да к царевне-государыне… К Софье Алексеевне…
Недоверчиво поглядывая на иноземца, раскрыла ворота стража. Как только отряд Хлопова миновал их, тяжёлые створы снова захлопнулись с визгом на тяжёлых, ржавых петлях…
Не успели они сделать десятка шагов по грязной бревенчатой мостовой, как им навстречу показалась густая толпа стрельцов и солдат.
Впереди шёл стрелец и тащил за волосы труп молодого человека, лет двадцати двух, совершенно нагого, избитого, изуродованного.
Несколько ран от копий зияло на груди, на животе. Раны были свежие, кровь не успела свернуться. И при толчках о выбоины бревенчатой мостовой из них сочилась и брызгала кровь.
- Шире дорогу. Стольник Михайло Данилыч Гадин шествовать изволит…
А за этим телом волокли другое, старика лекаря Гутменча, друга фон Гадена.
От ужаса и горя Розенбуш едва удержался в седле.
- Ишь, покончили с Гадиным… С кем же теперя тебя на очи постановят? - спросил у него Хлопов. - Вон и другого немца ухлопали. И за што бы это?
Розенбуш молчал, провожая взглядом дикое шествие.
Снова распахнулись ворота - и с гиком, со свистом убийцы миновали их своды, прошли по мосту и потащили дальше оба трупа, туда, к Лобному месту, где груда мертвецов росла и росла…
У Постельного крыльца, выходящего во дворцовый двор, недалеко от теремов царевен сгрудилась большая толпа стрельцов и разного служилого люду, когда подъехал сюда Розенбуш со своим провожатым.
Кое-как пробрались они вдвоём на крыльцо, при этом Хлопов то и дело возглашал:
- Пропустите скорее… Посол идёт к царю-государю да к царевне…
Вот прошли они передний покой, но на пороге второго пришлось остановиться. Дальше идти не было никакой возможности, так много народу, особенно стрелецких начальников, набилось в палату.
В глубине, на возвышении сидела царица Марфа и царевна Софья.
Кругом - ближние бояре: Милославские, Голицын, оба Хованские и прочие.
У Софьи усталый, истомлённый вид, но на лице её нельзя было подметить ни следа колебаний или той жалости, которою вчера была охвачена душа царевны. Ясно глядели её глаза. Властно держала она голову, упрямо и твёрдо сжимала свои полные, яркие губы.
Князь Иван Хованский говорил со стрельцами:
- Призвали вас государыни наши, царевна Софья Алексеевна и царица Марфа Матвеевна, чтобы благодарить за службу усердную и верную. Скоро, видно, все придёт к доброму концу. Весь народ московский, и бояре, и царевичи служебные - все склоняются Ивана-царевича на царство посадить. Надо лишь самых лютых врагов царских, Ивана Нарышкина и Кирилу Полуэхтовича, да иных немногих, разыскать и судить. А тамо - што Бог даст… Любо ли так?
- Любо. Вестимо, любо! - крикнули как один все стрельцы и дворяне. - Как ты скажешь, батюшко наш, князь Иван Андреич, так нам и любо…
Царица Марфа, когда Хованский заговорил об Иване Нарышкине, сделала движение, словно собираясь говорить. Но Софья удержала её. А крики, от которых задрожали стены покоя, совсем лишили мужества и сил царицу.
- А как ведомо всем, што той Кирила Нарышкин о царе промышлял лихое, то и надо ево в монастырь куды в дальний послать, постричь навеки. Так любо ли?
- Любо… Любо…
- А и Наталью Кирилловну, государыню вдовую, в покоях бы царских не мутила - тоже постричь надо, от Верху подале сослав. Любо ли?..
- Любо, любо… Любо… Меней свары буде промеж государей… Вестимо…
- А ещё государыни изволят: бабу бы эту, хворую, - отпустить бы ко двору, как она к лихим делам мужа непричастна.
И Хованский указал на женщину лет сорока, скромно одетую, со следами побоев на лице, всю в пыли и грязи, которая робко прижалась на полу, за креслами обеих государынь.
Это была жена Даниила фон Гадена.
Её вместе с лекарем Гутменчем приволокли в Кремль. Лекаря убили за то, что он не мог верно указать, где спрятался Гаден. Принялись и за жену Даниила. Но вышли обе государыни, и мольбы Марфы успели повлиять на мучителей. Её оставили пока, желая знать, что скажет царевна Софья, впервые открыто выходящая из своего терема к ним, верным её слугам, покорным исполнителям замыслов и планов.
От имени Софьи Хованский объявил им волю царевны.
Едва умолк Хованский, Марфа поднялась с места и заговорила:
- Люди добрые, прошу вас, не троньте её. Я и царевна вас молим о том. Што люди скажут, коли говор пойдёт, што жён изводить вы стали… Не мужское то дело… Грех и стыд… Оставьте её.
- Чево оставить?.. Мужа не крыла бы… Другой день ищем аспида, как сквозь землю провалился. Её не станем изводить… Лишь попытаем малость…
Так закричали было со всех сторон в ответ на просьбы Марфы.
Но тут случай выручил напуганную, полумёртвую от ужаса докторшу.
- Нарышкина поймали… Эй, все вали сюда… Поймали ево, изменника…
Эти громкие крики донеслись со двора до самых покоев. Мигом кинулись во двор стрельцы. Только Розенбуш с Хлоповым остались за порогом этой комнаты, не решаясь войти.
- Ну, вот и ладно, - заговорила в первый раз за все утро Софья. - Слышь, Елена Марковна, уходи скорее… Севастьяныч проводит тебя… Авось стрельцы не вспомнят… С Богом…
И, не обращая внимания на благодарность обрадованной женщины, Софья обратилась к Марфе:
- Сама теперь видела: и мы с тобой - не в своей, в ихней власти покуда… А што можно, все делаем… И поудержим, где надо. Вон слышала, как князя Ивана полюбили стрельцы. Иначе не величают, как батюшко наш…
- Ещё бы не величать, - самодовольно поглаживая усы и поправляя богато расшитый воротник своего кафтана, вмешался было Хованский.
Но Софья, словно и не слыша его голоса, продолжала:
- А попробуй тот же Хованский им што не по нраву сделать, посмей против шёрстки погладить их, безудержных… Так и от «батюшки», - одни ошмётки полетят…
- А што ты думаешь… Твоя правда, царевна, - нисколько не смущаясь невниманием Софьи, опять вставил словечко князь Тараруй и стал в раздумье крутить свой ус и поглаживать холёный жирный подбородок.
- Вот то-то и есть… Так потерпим, царица. Немного осталось. Горше было - минуло. Меньше осталось… А ещё знай…
Софья остановилась.
- Иван Андреич, погляди, хто там стоит? Никак датский резидент. Хто, пошто привёл ево сюды? И не звала я…
Хованский оглянулся, узнал Розенбуша и через весь покой крикнул ему:
- Здорово, Андрей Иваныч… Пошто ты к нам?.. Хто звал?..
- Да твоя же милость посылать изволил, на очную ставку с сыном докторовым, с Михалком требовал… А ныне мы…- стал докладывать Хлопов, выступая вперёд.
- И то, и то… Запамятовал я… Пожди…
И, обращаясь к Софье, Тараруй негромко сказал:
- Наврали все, слышь, про немчина этово. Не крыл он никово у себя. Пустить ево - и лучче. Немчин добрый. Я сам с им пировал сколько разов.
Софья только рукой махнула в знак согласия.
- Гей, слышал, Осипыч, - крикнул Хованский Хлопову, - царевна приказывает отпустить немчина. Дело уж разобрали и без ево… Да побереги сам Буша-то. Наши больно разошлися. Подвернетца кому под руку - и поминай как звали… А потом хлопот не оберёшься с им, с колбасной душой… Гайда…
Розенбуш и Хлопов, отдав поклоны, вышли.
- Пойду и гляну, матушка-государыня, какова там Нарышкина ещё изымали.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики