ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


И какой-то преображенец, опираясь на заступ, визгливым фальцетом запел:
Задумал Теренька жаницца,
Тётка да Дарья браницца:
Куда тебя черти носили?
Мы б тебя дома жанили.
Или-или-или-или-или,
Мы б тебя дома жанили.
Дружный хохот наградил певца.
- Ну и тётка Дарья у нас!.. Жох-баба!
- А ты что ж, Терентий? - спросили добродушного богатыря, который продолжал железной лопатой выворачивать огромные глыбы сырой земли с каменьем.
- Что Терентий? Он не дурак до девок: он во как отрезал тётке Дарьюшке.
И другой преображенец, подбоченясь и скорчив рожу, запел:
Построю я келью со дверью,
Стану я Богу молицца,
Чтоб меня девки любили -
Крашоные яйца носили.
Или-или-или-или-или,
Крашоные яйца носили.
- Что, братцы, слышно в Нарве? - спросил певец.
- Должно, слышно: вон и вороны тамотка раскаркались на Тереху.
В это время к работавшим у шанцев подъехали князь Иван Юрьевич Трубецкой и заведовавший укреплением лагеря саксонский инженер Галларт.
- Бог в помощь, молодцы! - поздоровался Трубецкой с солдатами.
- Рады стараться, боярин! - гаркнули молодцы.
- Старайтесь, старайтесь. А завтра, ради Михайлова дня, я вас угощу большой чаркой, - сказал князь.
- Покорнейше благодарим на милостивом слове!
«Большой чарке» солдаты особенно обрадовались, потому что ненастная, сырая погода требовала чего-нибудь согревательного, бодрящего.
А князь Трубецкой тут просто придрался к случаю.
Его очень обрадовало письмо из Москвы, извещавшее о женитьбе сына на Ксении Головкиной. От жены он знал, что Ксения - редкая девушка и по красоте, и по душевным качествам. Кроме того, ему лестно было породниться с Головкиным, которого царь заметно приблизил к себе и отличал от других.
- А кто из вас так весело пел? - улыбнулся он.
Солдаты замялись, но простоватый богатырь Теренька выступил вперёд и сказал:
- Это они меня передразнивали, ваша милость.
И он указал на певцов.
- За что ж они тебя передразнивали? - засмеялся князь.
- Что я бытта хочу женитца.
- Что ж, дело доброе, добудем Нарву, тогда и женим тебя. Прощайте, молодцы, - сказал князь, удаляясь, и прибавил - Песельникам по две чарки, а жениху - три.
Солдаты были в восторге.
- Ну так, братцы, пой! Боярин похвалил, да и спорей работа пойдёт.
- Ин и вправду, заводи, Гурин.
- Какую заводить-то?
- Ивушку, чтобы горла-те мы все опрастали.
И Турин «завёл» высоко-высоко:
Ивушка, ивушка, зелёная моя!
- Солдатские «горла» подхватили, голоса все более и более крепли, а когда дело дошло до «бояр, ехавших из Новагорода», всех охватило воодушевление:
Ехали бояре из Новагорода,
Срубили ивушку под самый корешок,
Сделали из ивушки два они весла -
Два весла-весельца, третью лодочку косну,
Взяли-подхватили красну девицу с собой…
- Ну, братцы, в Нарве, поди, всех воробьёв распужали, - сказал, подходя, один семеновец.
- Да мы не даром поем: за пенье зелено вино жрём, - сказал Гурин.
- Ой ли! На каки таки денежки? Да тутай и кружала нету.
- Мы завтрея гуляем у самово боярина, князь Иван Юрьевича Трубецкова.
- Поддай, поддай жару, Гуря!
Гурин поддавал с высвистом:
Стали оне девицу спрашивати -
Спрашивати, разговаривати:
«Что же ты, девица, не весела сидишь…»
- Бояре, бояре едут! Как бы не тово, - и семеновец убежал к своим.
Это ехали осматривать работы князь Яков Фёдорович Долгорукий, имеретинский царевич Александр и Автаном Михайлович Головин.
Вдруг среди работавших послышались голоса:
- Государь едет, государь едет!
Пётр возвращался с морского берега радостный, возбуждённый.
- Государь в духе, море видел, - улыбнулся Яков Долгорукий.
- Он хоть поглядит на море, и уж сыт по горло, - заметил Головин.
- Ну, не говори, Автаном Михалыч, - сказал царевич Александр своим слегка гортанным говором, - от гляденья на море государь пуще распаляется; он бы все моря, кажись, выпил.
Царь увидел князей и направился к ним.
11
На Москве тем временем князь-кесарь продолжал своё застеночное дело.
Одним из наиболее крупных зверей, уловленных князем-кесарем, оказался друг Талицкого, тоже из учёных светил школы знаменитого протопопа Аввакума, иконник Ивашка Савин. У него при обыске были найдены и подлинные сочинения Талицкого.
Привели Ивашку пред светлые очи князя-кесаря. Сухое лицо иконника, напоминавшее старинный закоптелый образ, и остановившийся взгляд выдавали упорство фанатика.
- С вором Гришкой Талицким в знаемости был ли? - спросил Ромодановский.
- Был, не отрекаюсь, вместе Богу служили, - отвечал иконник.
- И с оным Гришкою в единомыслии был же?
- Был и в единомыслии.
Ромодановский глянул на иконника таким взглядом, какого в Преображенском приказе никто не выдерживал. Иконник Ивашка выдержал.
- И слышал от Гришки воровские его на великого государя с поношением хульные слова?
- Слышал, - не запирался допрашиваемый.
Ромодановского поразила смелость иконника.
- И воровские его, Гришкины, тетрати чел?
- Чел.
- И усмотря в воровских его тетратях государю многие укорительные слова, государя и святейшего патриарха не известил?
- Точно, не известил.
Князь-кесарь начал терять терпение.
- И ты его, Гришку, поймав, ко мне не привёл по «слову и делу»?
- Не привёл… И то я учинил для того, чтоб он, Григорий, от меня не заплакал, и в том я перед государем виноват.
Ромодановский порывисто встал:
- С ним, я вижу, всухомятку негоже разговаривать, - обратился он к сидевшему за одним с ним столом Никите Зотову.
- Что ж, можно и маслицем сухомятку сдобрить, - улыбнулся циник Зотов.
- Все записал? - спросил князь-кесарь приказного.
- Все до единой литеры, - отвечал приказный, кладя перо за ухо.
- В исповедальню! - кивнул Ромодановский приставам на свою жертву.
Иконника увели в застенок.
- Подвесить, - сказал князь-кесарь, входя в свой «рабочий кабинет».
Заплечные мастера тотчас подняли несчастного на дыбу. Тот молчал. Палачи подтянули ещё свою жертву. Руки несчастного сразу были вывихнуты из суставов, и хилое тело его опустилось.
- Винишься в своих воровских помыслах? - спросил Ромодановский.
- Не винюсь. Оный Григорий дал мне те написанные столбцы о пришествии в мир антихриста и о летах от создания мира до скончания света для ведомства ради того что «любы Божия всему веру емлет», и он, Григорий, в тех письмах писал все правду от книг Божественного писания и не своим вымыслом, а от которых книг, и то в тех письмах написано именно.
Ромодановский презрительно пожал плечами.
- Вишь, богослов какой выискался! И про великого государя в тех книгах Божественного писания сказано именно?
- Сказано, точно.
- Так и сказано, государь-де, царь Пётр Алексеевич всея Руси?
- Нет, сказано не так, а сказано: восьмой царь и будет антихрист, а он и есть восьмой царь.
- Ну, придётся, видно, «коптить» тебя.
- Ради мученического венца и «копчение» претерплю - Христос и не то терпел.
- Добро, приравнивай себя ко Христу, - пробормотал князь-кесарь.
Далее в «розыскном деле» Преображенского приказа по делу Талицкого в «расспросных речах» записано:
«Он же, Ивашка-иконник, в расспросе и с третьей пытки говорил: кроме-де Гришки Талицкого и пономаря Артемошки Иванова иных единомышленников никого нет, и тех писем, которые у него взяты, никому он не показывал и на список за деньги и без денег никому он не давал и у иных ни у кого в доме таких писем не видывал».
Привели в застенок пономаря Артемошку. Снова в ход пошли кнут и дыба…
И приказный строчит в «расспросных речах»:
«Артемошка в расспросе и с пыток говорил:
- Про письма, которые взяты у Ивашки Савина, я ведал и в совете с Гришкою и с Ивашкою Савиным был, и разговоры у нас об антихристе бывали.
После третьей пытки пономарь Артемошка молвил:
- Он, Гришка, со мною, Артемошкою, и с Ивашкой-иконником бывал у тамбовского архиепископа (иногда он записан «епископом»), и Гришка ему, архиепископу, книги писал, и как он, Гришка, ту книгу об антихристе к нему, архиепископу, принёс, а архиепископ, приняв ту книгу, говорил: «Бог-де весть, правда ль то письмо».
Мало трех пыток! Повели к четвёртой…
Записано:
«Артемошка с четвёртой пытки говорил:
- В тех воровских письмах советников нас было трое: Гришка Талицкой, я, Артемошка, и Ивашка-иконник, и те письма толковали мы вместе, а пуще у нас в том деле, в толковании, был Гришка Талицкой, и я, по тем его словам, в том ему верю…»
- Веришь! - даже вскрикнул Ромодановский. - Веришь, что великий государь, царь Пётр Алексеевич всея Руси антихрист! Веришь!
- Верю: антихрист.
Ромодановский вышел из застенка в приказ, просмотрел допросы других привлечённых к делу и снова вернулся в застенок.
Пытаемый продолжал висеть на дыбе с вывихнутыми руками.
- Кто был твоим духовным отцом? - спросил князь-кесарь.
- Варлаамьевской церкви поп Лука, - был ответ.
- И он ведал про твоё воровство?
- Ведал… на духу я ему про антихриста исповедовал.
- И что же он?
- Он сказал: времена-де и лета положил Бог своею властию, и тебе-де и Гришке про те лета почему знать?
- А ты ему что ж на то?
- Времена и лета, говорю, исчислены в книгах.
- В каких?
- В Апокалипсисе, у Ефрема Сирина, и Талицкий все сие на свет вывел.
12
В дело об антихристе, кроме тамбовского архиепископа (или епископа) Игнатия, была замешана ещё одна видная по своему общественному положению, родовитая личность.
Это «боярин, князь Иван, княж Иванов сын, Хованской», как он записан в деле об антихристе.
Князь Иван Хованский, знаменитый Тараруй, кровавым метеором пронёсся над Москвою во время малолетства будущего творца новой России, стоя во главе стрелецких смут. Стрельцы намеревались даже возвести его на престол!
Голову этого Хованского, которая мечтала о царском венце, в последний раз Москва видела на плахе, откуда она скатилась на помост эшафота…
Теперь сын этого Хованского сидел в отдельном каземате Преображенского приказа, ожидая своей очереди.
Сидя в одиночном заключении, он невольно вспомнил страшные картины, которых был зрителем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики