ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Великому государю здравствовати! - приветствовал царя Ромодановский.
Он видел, что государь в хорошем расположении духа.
- Эх, князюшка! - махнул рукою Пётр. - Моя песенка спета!
- Что так, государь? - притворился удивлённым князь-кесарь.
- Так… Не строить уж мне больше корабликов, не видать мне Невы, как ушей своих, - продолжал Пётр. - Снимут с меня, добра молодца, и шапочку Мономахову, и бармы и наденут на меня гуньку кабацкую да лапотки-босоходы.
- Где ж это птица такова живёт, котора б заклевала нашего орла, что о двух головах? - улыбнулся князь-кесарь.
- Да вот новый Григорий Богослов, а може, и Гришка Отрепьев…
- Что у меня в железах сидит?
- Да, может, и тамбовский, а то и вселенский патриарх Игнатий: они не велят народу ни слушаться меня, ни податей платить… Прости, матушка-Нева со кораблики!
- К слову, государь, - сказал Ромодановский, - в те поры, как я спешил к тебе, к патриаршей Крестовой палате съезжались все архиереи, чтобы судить Игнашку, «вселенского патриарха», как ты изволил молвить.
Глаза царя метнули молнии.
- И обелят пустосвята долгогривые! - гневно сказал царь. - Знаю я их!.. Один токмо Митрофан воронежский другим миром мазан, да те, что из хохлов - Стефан Яворский да Димитрий Туптало, как мне ведомо, это люди со свечой в голове… А те, что из российских, все вспоены кислым молоком от сосцов протопопа Аввакума.
- Не обелят, государь, - уверенно сказал Ромодановский, - повисит он, сей Игнашка, у меня на дыбе! Улики налицо.
- Так, говоришь, судят? - уже спокойно спросил царь.
- Судят, государь.
- Не заслоняй мне Невы, Данилыч, своими лапищами, - сказал Пётр Меншикову, снова наклоняясь над картой.
Над Игнатием действительно совершался архиерейский суд с патриархом во главе.
Адриан и все архиереи сидели на своих местах, по чинам, а перед ними стоял аналой с положенными на нём распятием и Евангелием.
Игнатий стоял, опустив глаза, и дрожащими руками перебирал чётки. Лицо его было мертвенно-бледно, и бледные, посиневшие губы, по-видимому, шептали молитву.
- Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, - тихо провозгласил маститый старец, патриарх.
- Аминь, аминь, аминь, - отвечали архиереи.
- Епископ тамбовский Игнатий, - не возвышая голоса, продолжал патриарх, - пред сонмом тебе равных служителей Бога живого, перед святым Евангелием и крестом распятого за ны говори сущую правду, как тебе на Страшном суде явиться лицу Божию.
Игнатий молчал и продолжал только шевелить бескровными губами. Было так тихо в палате, что слышно было, как где-то в углу билась муха в паутине. Где-то далеко прокричал петух…
«Петел возгласи», - бессознательно шептали бескровные губы несчастного.
- Призови на помощь Духа Свята и говори… Он научит тебя говорить, - с видимой жалостью и со вздохом проговорил Адриан.
Дрожащими руками Игнатий поправил клобук.
- Скажу, все скажу, - почти прошептал он. - Против воровских писем Григория Талицкого…
- Гришки, - поправил его патриарх.
- Против воровских писем Гришки, - постоянно запинаясь, повторил подсудимый, - в которых письмах написан от него, Гришки, великий государь с великим руганием и поношением. У меня с ним, Гришкою, совету не было; а есть ли с сего числа впредь по розыскному его, Гришкину, делу явится от кого-нибудь, что я по тем его, Тришкиным, воровским письмам великому государю в тех поносных словах был с кем-нибудь сообщник или кого знаю да укрываю, и за такую мою ложь указал бы великий государь казнить меня смертию.
Пальцы рук его так хрустнули, точно переломились кости.
- И ты, епископ тамбовский Игнатий, на сём утверждаешься? - спросил патриарх.
- Утверждаюсь, - шёпотом произнесли бескровные губы.
- Целуй крест и Евангелие.
Шатаясь, несчастный приблизился к аналою и, наверное, упал бы, если бы не ухватился за него. Перекрестясь, он с тихим стоном приложился к холодному металлу такими же холодными губами.
Тут, по знаку Адриана, патриарший пристав отворил двери, и в палату, гремя цепями, вошёл Талицкий.
Взоры всех архиереев с испугом обратились к вошедшему. Это было светило духовной эрудиции москвичей, великий учёный авторитет старой Руси. И этот твёрдый адамант веры, подобно апостолу Павлу, - в оковах!
Некоторые архиереи шептали про себя молитвы…
Но когда Талицкий, уставившись взглядом в мертвенно-бледное лицо Игнатия, смело, даже дерзко отвечал на предложенные ему патриархом вопросные пункты, составленные Преображенском приказе на основании показаний прочих привлечённых к делу подсудимых, и выдал такие подробности, о которых умолчал Игнатий, архиереям подумалось что Талицкий и их обличает в том же, в чём обличал тамбовского епископа.
И многие из сидевших здесь архиереев видели уже себя в страшном застенке, потому что и они глазами Талицкого смотрели на все то, что совершалось на Руси по мановению руки того, чьё имя, называемое здесь Талицким, они и в уме боялись произносить.
Наконец, затравленный разоблачениями Талицкого до последней потери воли и сознания, Игнатий истерически зарыдал и, закрыв лицо руками, хрипло выкрикивал, почти задыхаясь:
- Да!.. Да!.. Когда он, Григорий…
- Гришка! - вновь поправил патриарх…
- Да! Да! Когда он, Гришка… те вышесказанные тетрати… «О пришествии в мир антихриста» и «Врата»… ко мне принёс… и, показав… те тетрати передо мною… чел и рассуждения у меня… просил в том… Видишь ли ты, говорил он, Григорий…
- Гришка! - строго остановил патриарх.
- Да… видишь ли-де ты, что в тех тетратях писано… что ныне уже все… сбывается…
«Воистину сбывается», - мысленно, с ужасом, согласились архиереи.
Игнатий, обессиленный, остановился, но пристав заметил, что он падает, и подхватил несчастного.
По знаку патриарха молодой послушник принёс из соседней ризницы ковш воды и поднёс к губам Игнатия. Тот жадно припал к воде.
«Жажду!» - припомнились не одному архиерею слова Христа на кресте. - «Жажду!»…
- Ободрись, владыко, - шепнул пристав несчастному, поддерживая его, - Бог милостив.
Слова эти слышали архиереи и сам патриарх. «Добер, зело добер пристав у его святейшества», - мысленно произнесли архиереи.
Игнатий понемногу пришёл в себя, перекрестился.
- Господь больше страдал, владыко, - снова шепнул пристав.
Игнатий глубоко вздохнул и, обведя глазами архиереев, увидел на лице каждого глубокое к нему сочувствие и жалость. Это ободрило несчастного.
«Они все за меня», - понял он и облегчённо перекрестился.
Теперь он заговорил твёрже:
- За те его, Григорьевы, слова и тетрати…
- Гришкины, - автоматически твердил патриарх.
Талицкий презрительно улыбнулся и переменил позу, звякнув цепями.
- И за те его, Гришкины, слова и тетрати, - продолжал Игнатий, - я похвалил его и говорил: Павловы-де твои уста…
«Воистину, воистину Павловы его уста, апостола Павла, такожде страждавшего в оковах», - повторил мысленно не один из архиереев.
- Павловы-де твои уста, - продолжал Игнатий, - пожалуй, потрудись, напиши поперечневатее.
«Именно поперечневатее, - повторил про себя простодушный пристав, - экое словечко! Поперечневатее.. Н-ну! Словечко!»
- Напиши поперечневатее, почему бы мне можно познать истину, и к тем моим словам он, Григорий.
- Гришка! Сказано, Гришка!
- И к тем моим словам он, Григорий, говорил мне: возможно ль-де тебе о сём возвестить святейшему патриарху, чтоб про то и в народе было ведомо?
Слова эти поразили патриарха. Мгновенная бледность покрыла старческие щеки верховного главы всероссийского духовенства, и он с трудом проговорил:
- Ох, чтой-то занеможилось мне, братия, не то Утин во хребет, не то под сердце подкатило, смерть моя, ох!
- Помилуй Бог, помилуй Бог! - послышалось среди архиереев.
- Не отложить ли напредь дело сие? - сказал кто-то.
- Отложить, отложить! - согласились архиереи.
По знаку старшего из епископов тотчас же увели из Крестовой палаты и Игнатия, и Талицкого.
5
Патриарху Адриану не суждено было докончить допрос тамбовского епископа Игнатия.
Не «утин во хребте», или попросту прострел, был причиною его внезапной болезни, а слова Игнатия о том, что Талицкий советовал ему через патриарха провести «в народ», огласить, значит, на всю Россию вероучение Талицкого о Царе Петре Алексеевиче как об истинном антихристе. Адриан знал, что слова Игнатия дойдут до слуха царя, да, конечно, уже и дошли со стороны Преображенского приказа на основании вымученных там пытками признаний Талицкого. Старик в тот же день слёг и больше не вставал.
Пётр, конечно, знал от Ромодановского, что фанатики и поборники старины, опираясь на патриарха, могли посеять в народе уверенность, что на московском престоле сидит антихрист. А духовный авторитет патриарха в древней Руси был сильнее авторитета царского.
Пётр не забыл одного случая из своего детства. Присутствуя при церемонии «вербного действа», когда патриарх, по церковному преданию, должен был представлять собою Христа, въезжающего в Иерусалим, то есть в Кремль, «на хребяти осли», и когда царь, отец маленького Петра, Алексей Михайлович должен был вести в поводу это обрядовое «осля» с восседающим на нём патриархом, маленький Пётр слышал, как два стрельца, шпалерами стоявшие вместе с прочими по пути шествия патриарха на «осляти», перешёптывались между собою:
- Знамо, кто старше.
- А кто? Царь?
- Знамо кто: святейший патриарх.
- Ой ли? Старше царя?
- Сказано, старше: видишь, царь во место конюха служит святейшему патриарху, ведёт осля в поводу.
- Дивно мне это, брат.
- Не диви! Святейший патриарх помазал царя-то на царство, а не помажь он, и царём ему не быть.
Это перешептыванье запало в душу царевича-ребёнка, и он даже раз завёл об этом речь с «тишайшим» родителем.
- Скажи, батя, кто старше: ты или святейший патриарх?
- А как ты сам, Петрушенька, о сём полагаешь? - улыбнулся Алексей Михайлович.
- Я полагаю, батя, что святейший патриарх старше тебя, - отвечал царственный ребёнок.
- Ой ли, сынок?
- А как же намедни, в вербное действо, ты вёл в поводу осля, а святейший патриарх сидел на осляти, как сам Христос.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики