ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


И потому, как только утром восемнадцатого мая выборные заявили, что хотят видеть государей, - их сейчас же привели в Грановитую палату.
Здесь уж собрались все бояре, окольничие, патриарх, духовенство. Пётр и Иван сидели, окружённые близкими и родными. Но теперь Петра охраняли только дядьки его и царица Наталья. Не видно было многочисленных Нарышкиных, которые прежде наполняли терема сестры-царицы и покои Петра.
Из царевен была только Софья, сидевшая рядом с Натальей.
Один из выборных, пожилой, краснощёкий, по виду скорей торговец, чем воин, заявил:
- Присланы мы от товарищей челом бить. Порядку на царстве стать надо. А как ево завести - о том боярин, князь Иван Андреич, батюшка наш, заступник, добре знает. Он и поведает про наше челобитье государям и всему боярству и царевичам служащим, кому ведать надлежит.
Челом ударил, отошёл.
Прежде чем кто-нибудь успел отозваться на слова выборного, Софья первая заговорила:
- Знаем мы все, и государи ведают добрую службу вашу стрелецкую. Мыслим, и новое дело, о коем челом бьёте, на добро будет. А все же - потаить нельзя - много и буйного излишества творилось в эти дни. Сказывали мне, не от старых, коренных стрельцов та смута. Ненаказные то поселяне, пришлецы подгородные грабежи да татьбу творили. Да молодёжь безусая, пьяная, котора и старших не слушала и Бога не боялась. А боле штоб того не было. Вот уж и мирные люди сбираются добро своё - хоть смертным боем боронить. И град весь опустел. Суда-правды нигде не найти. Приказы опустели… Не везут и хлеба в Москву ниоткуда, убояся лихих людей. Мы и государи слушать рады. А и вы, стрельцы, мои слова послушайте. Сами замиритесь и других смиряйте. Ей-ей, лучче будет. Обещаете ли?
- Твои рабы, царевна… Разумница ты наша… Тебе и государям послужим. Бог видит: все бесчинства сократим… Себя не пожалеем… Любо ли, ребята?
- Любо, любо, - крикнули выборные своему вожаку.
- Бог слышал. Ну, сказывай, што надо, князь Иван Андреич, - обратилась к Хованскому царевна.
Князь вышел вперёд и поклонился. Сын его, Андрей, тоже занял место за плечами у отца.
- Во имя Господа всеблагого, вот што поведать должен вам, государи, Иван Алексеич да Пётр Алексеич, царица Наталья Кирилловна, да государыня-царица Марфа Матвеевна, и царевна-государыня Софья Алексеевна, да отец патриарх со всем собором, и бояре, князья, царевичи, дума царская. Многие беды нашли на землю от той причины, што царь наш, великий князь, и летами мал, и не старший в роду царевич, на трон вошёл родителя и брата своего, государей усопших. А посему челом бьют защитники трона царского, стрельцы московские и солдаты в полку, што на Бутырках, народ весь, и власти все духовные: стать бы на царство старшему брату, царевичу Ивану Алексеевичу, первым царём. А молодшему брату, Петру Алексеичу, оставатца на троне ж вторым царём. Как было во времена былые, в Царьграде, при братьях-императорах Гонории и Аркадии, так же при Василье да Константине, земле во благо, людям на радость, государям на прославленье. И так тому быть мочно: придут иноземные послы - выходить к ним и принимать их царю второму, Петру, как первый царь здоровьем слаб и глазами скорбен. Войско вести на неприятеля - тому же Петру-государю. А московским государством, землёю всею править купно с боярами - первому царю, Ивану Алексеичу. Так любо ли? - обратился к выборным князь.
- Любо… Любо! А ежели хто не пожелает, воспротивитца тому, сызнова придём с оружием, и будет мятеж немалый, - не выдержав, послали угрозы выборные. И обратились прямо к царевичу Ивану:
- Што же государь сам слова не скажет нам, рабам своим? Волишь ли быть первым на царстве?
- Не молчи. Скажи своё слово! - внушительно, хотя и негромко, заметила брату царевна Софья.
- А што мне им сказывать? - щуря свои больные глаза, угрюмо заговорил Иван. - Поставили - так буду царь. Первым-то уж и не надо бы мне… А и то сказать, буди воля Божия.
- Вестимо: выборные не собою говорят, но Богом наставляемы, - перебила упрямца царевна. - Дальше что скажешь, князь Иван Андреич?
- А другое челобитье стрелецкое и земское, всенародное, такое: в пособие юным государям для многотрудности царсково управления - да помогает сестра их старейшая, премудрая царевна-государыня Софья Алексеевна на многие лета. Так, любо ль?
- Любо!.. На многие лета!..
- И нынче штобы от патриарха святейшего собор был созван и приказ был дан: присягу принимать тем обоим государям. И все бы присягою крепко стало. Любо ли?
- Любо, любо!
И один из выборных, подойдя к окну, стал махать шапкой стрельцам на площади.
- Любо, любо!.. - громовым откликом долетело сюда немедленно, и зарокотали барабаны, зазвонили колокола…
Софья выждала, когда стих шум, и в ответ на такую просьбу, похожую на приказание, с поклоном отвечала:
- Все так и повершим, как вы просите, ратники славные, пехота наша верная. Верую: не вашей то волей, Божиим хотением все объявилось. Челом бью за доброхотство ваше. Отныне не стрельцами московскими - надворной пехотой государевой именовать себя почнете. И в начальники назначается вам верный и храбрый слуга царский, князь Иван Андреич Хованский. А в подмогу ему - сын ево же, князь Андрей Иванов. Так любо ли?
- Любо, любо!..
- Да ещё за все заслуги ваши, за промыслы о царстве, о спокойствии земском - жалуем вам, полкам всем стрелецким и солдацкому, што в Бутырках, сплошь по спискам, мал, велик ли человек, все едино - по десять рублёв. Ежли в казне нашей государской враз таких денег не станет, - брать вам ту дачу с патриарших и властелинских крестьян и с монастырских и с бобыльских, также и с приказных людей по окладу, какой идёт им от казны. И с дьяков и с подьячих. Любо ли?
- Любо, любо!.. Любо, государыня-царевна!.. - восторженно отозвались выборные.
От площади снова откликнулось им тысячеголосое, мощное эхо толпы:
- Лю-юю-юбо!..
- Святейший отец патриарх, тебя вопрошаю, - только теперь задала Иоакиму вопрос царевна, - оклады те брать с крестьян твоих и властелинских дозволишь ли али инако укажешь казну собрати?
- Кесарево - кесареви, мудрая царевна-государыня, - только и ответил евангельской отповедью святитель на лукавый, фарисейский вопрос.
Но стрельцы, в большинстве - аввакумовцы, капитоновцы и никитовцы, закоренелые староверы - и внимания не обратили на смирение Иоакима.
Снова заговорил Хованский:
- Ещё челом бьют тебе и государям слуги ваши верные, надворная пехота государская. Штобы и на многие годы потом знали люди, внуки и правнуки наши: отчего настало великое побиение за дом Пресвятой Богородицы и за вас, государи; какое великое пособие оказали полки стрелецкие с солдацким Бутырским полком купно, штобы всем то было ведомо: за какие вины побиты столь многие и высокие персоны, даже царской крови близкие, - на том месте, на Красной площади, где изменников тела ныне лежат, - поставить каменный столб с надписями и все действо стрелецкое, службу их верную и вины изменников начертать. И нихто да не посмеет стрельцов тех бунтовщиками либо изменниками звать. Так любо ли, товарищи?
- Любо!.. Любо!.. Столб поставить… Уж тово не миновать… Знали бы все… Столб на Пожаре… на Красной площади… Чтобы все видели… Читали бы ваши слова государские. Чтобы нас не казнили потом за вины за старые.
Софья не была предупреждена о такой затее стрельцов, вернее, Хованского с сыном, пожелавших не только оправдать зверства стрельцов, но и увековечить своё имя вместе с их именами.
Но думать было некогда.
Не умолкая звучало стрелецкое «любо…» и здесь, под сводами тронной палаты, и там, на площадях кремлёвских.
Стоило сказать - нет, кто знает, что выйдет из этого.
- Волят государи, и мы согласье даём на челобитье ваше, - сухо произнесла царевна. - Все ли теперь?
- Да, все, кажись, царевна-государыня… Челом бейте, братцы-товарищи, государям, государыням да думе всей их царской… А патриарха просите: невдолге бы и увенчал обоих государей, как искони бе, венцами царскими…
- Челом бьём… Венчайте государей поскореича…
Отдали поклоны - и вышли все вместе с Хованским.
На площади снова заговорил перед стрельцами Тараруй.
И на каждое его слово - громкими, дружными кликами одобрения отзывалась толпа.
- Ну, Софьюшка, вот и в цари попала ты ныне, голубушка. Челом бью на радости, - тихо в этот самый миг сказал царевне Милославский.
- Не я… тот царь ещё покуль, вон, што толкует с горланами на площади…
- И то слово твоё верное… Да слышь, сама сказала: «покуль»… Верь, недолго повеличаетца…
В раздумье, недоверчиво покачивая головой, молча поднялась царевна.
Но время показало, что старый хитрец Милославский был прав.
Глава V. СОФЬЯ У ВЛАСТИ
То, что заранее было решено в опочивальне царевны Софьи, на советах с Милославскими, Голицыным и Хованскими, что было оглашено перед боярами и царями устами выборных стрелецких и того же Хованского, - все это скоро получило торжественное, хотя и запоздалое, подтверждение обычным в государстве путём.
Собран был духовный собор и боярская дума, постановили решение, огласили указ, и на двадцать пятое июня было назначено коронование двух братьев-царей.
По случаю этого торжества новые милости были дарованы ненасытным стрельцам… И начиная с двадцать девятого мая каждый день по два стрелецких полка получали полное угощение во дворце.
На большом листе бумаги была дана им жалованная грамота за государственной печатью. Скреплял грамоту Василий Голицын, друг Софьи, объявленный главой Посольского приказа и государственной печати сберегателем, подобно тому, как назывался знаменитый московский канцлер Ордин-Нащокин.
Грамота была выдана шестого июня, и с торжеством, с музыкой и ликованьем, держа на голове лист, отнесли его стрельцы в свою слободу.
Когда в Успенском соборе патриарх совершил двойной обряд венчания на царство обоих юных царей, Пётр с Натальей переехали в своё любимое Преображенское. А Москва и власть остались Софье и… князьям Хованским, отцу с сыном.
Оба они окончательно потеряли голову, как это и предвидел Милославский.
Чтоб избежать столкновения с наглым временщиком, Милославский даже прибег к старому средству:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики