ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Ах, какой ты сильный, Петрушенька!.. Легче, милый, - шептала она, - не задави нашу «шишечку»…
15
Вскоре после взятия Нотебурга и переименования его в Шлиссельбург государь уехал на зиму в Москву.
Прощаясь со своими военачальниками, с фельдмаршалом , Шереметевым и графом Апраксиным, царь сказал:
- Продолжайте начатое нами с Божией помощью дело, и Бог дарует нам полную викторию.
Те почтительно поклонились…
- А ты, Данилыч, - обратился Пётр к стоявшему тут же шлиссельбургскому губернатору, Меншикову, - распорядись заготовить в Лодейном Поле такое количество боевых судов, чтобы оными можно бы было запрудить всю Неву! Весною я прибуду сюда - и дельта Невы подклонится под мою пяту. Там я топором своим срублю новую столицу России и прорублю окно в Европу.
- Аминь! Аминь! Аминь! - восклицали военачальники.
Меншиков же добавил:
- И дальнейшие потомки, государь, назовут тебя… Державным плотником, а историки скажут: «Петром началась история России!..»
Зиму 1702/03 года государь провёл в Москве. Работа шла лихорадочно: радость первой победы у входа в «невские ворота», казалось, удесятеряла его силы…
Павлуша Ягужинский из-за своего рабочего стола украдкой наблюдал за ним и ликовал в душе: он боготворил эту гениальную силу.
Вдруг Павлуша заметил, что лицо царя озарилось счастливой улыбкой и губы его что-то шептали…
«Шишечка», - послышалось Ягужинскому; но что означает эта «шишечка», он даже в застенке на дыбе не выдал бы всеведущему князь-кесарю.
Значение этого слова было известно только самому царю да красавице Марте Скавронской, будущей императрице Екатерине I, Ягужинский же догадывался о роковом для кого-то (он знал - для кого) смысле этого таинственного слова.
- Павел, поди сюда, - позвал государь Ягужинского.
Пётр стоял в это время у одного стола, на котором лежал большой лист бумаги с чертежом, изображавшим топор.
- Видишь сей чертёж? - спросил государь.
- Вижу, ваше величество, топор.
- Так возьми сей чертёж и закажи по нём сделать топор из лучшей стали.
- Слушаю, государь.
- Знаешь в Немецкой слободе мастера Амбурха? - спросил Пётр.
- Знаю, государь.
- Так у него закажи.
В эту минуту в кабинет вошёл фельдмаршал Шереметев, наблюдавший в Москве за сбором и снаряжением войска к предстоящему весеннему походу.
- Вот топор себе заказываю, - сказал Пётр вошедшему с глубоким поклоном Шереметеву.
- Мало у тебя топоров, государь, - улыбнулся фельдмаршал, указывая глазами на столярные и плотничные инструменты царя.
- Это, Борис Петрович, особ статья, - улыбнулся Пётр, - сей топор будет всем топорам топор.
- Какой же это такой, государь, «топорный царь»? - улыбался и Шереметев.
- Этим топором я Москве голову усеку, - продолжал загадочно Пётр.
- За что такая немилость, государь? - спросил Шереметев.
- А за то, что она, как крот, в старину зарывается и от света закрывается… Сим топором я срублю для России новую столицу.
Глаза Петра вспыхнули вдохновением.
- Помоги, Господи! - поклонился боярин. - В коем же месте, государь, замыслил ты новую Москву строить?
- Не Москву, боярин, Москва Москвой и останется… А при устье Невы срублю мою столицу. И я срублю её сим топором, да и оконце в Европу прорублю.
- Дай, Господи! Одначе устье Невы надо ещё добыть.
- И добудем… Сколько ты успел собрать рати?
- Всего, государь, у меня рати тысяч двадцать: семеновцы с преображенцами, да два полка драгун, да пехоты двадцать батальонов.
- Сего за глаза достаточно… Как только грачи да жаворонки прилетят, так и выступай в поход.
- Слушаю, государь.
- А потом и я за тобой не замедлю.
С последними словами Пётр задумался. Шереметев почтительно ждал.
- Да вот что, Борис Петрович, - очнувшись от задумчивости, сказал Пётр, - возьми с собою в поход и царевича… Пора Алексею привыкать к воинскому делу… Зачисли его в Преображенский… у преображенцев есть чему поучиться.
- Слушаю, государь, - поклонился Шереметев.
Пётр опять задумался, вспомнив о царевиче.
«И в кого он уродился? - невольно думалось ему. - Точно кукушка в чужое гнездо его подбросила… Точно не моего он семени… Не по его голове будет шапка Мономахова, не по Сеньке шапка… Кабы „шишечка“…»
И лицо его опять просветлело.
Ягужинский стоял в нерешительности с чертежом в руках.
- Ты что, Павел? - спросил царь.
- Из какого дерева, государь, повелишь топорище к топору пригнать? - спросил Павлуша. - Из дуба али из ясени?
- Пальмовое… да из самой крепкой пальмы, - был ответ.
- И такой величины топор, государь, как здесь, на чертеже?
- Такой именно.
Шереметев взглянул на чертёж, и его поразили размеры топора.
- Воистину, государь, этот топор всем топорам царь, - сказал он, - ни одному плотнику с ним не справиться.
- Так и должно быть, - торжественно сказал Пётр, - слышал мои слова? Сим топором я срублю новую столицу для России и прорублю окно в Европу!
16
Петру, однако, не сиделось в Москве: вся душа его была там, где Нева вливала свои могучие струи в море.
Он прибыл в Шлиссельбург в апреле, обогнав по пути Шереметева с войском.
- Торопись, Борис Петрович, - сказал он последнему, - грачи не токмо что давно прилетели, но уж и в гнёзда засели.
- Добро им, государь, с крыльями, - почтительно возразил Шереметев. - Одначе к вскрытию Невы я беспременно буду к Шлиссельбургу.
- А что царевич? - спросил Пётр.
- Помаленьку навыкает, государь.
«Не навыкнет, - подумал Пётр. - То ли я был в его годы?..»
Царь, наконец, в Шлиссельбурге.
Он осматривает крепостные работы, производившиеся под наблюдением Виниуса, того самого, что отливал пушки из колоколов новгородских церквей.
Пётр гневен. Ягужинский, неотступно следовавший за ним с портфелем и письменными принадлежностями, с ужасом видел, что страшная дубинка царя поднялась над неприкрытою седою головою старого Виниуса… Вот-вот убьёт старика… Они стоят на крепостной стене, обращённой к Неве.
- Тебя бы стоило сбросить сюда со стены, как негодную ветошь! - раздался грозный голос царя.
- Смилуйся, великий государь, помилуй! - трепетно говорит Виниус.
- Где боевые припасы?
- Немедля придут, государь… за распутицей опоздали…
- А лекарства для войска?
- По вестям, государь, недалече уж.
- Со шведской стороны слаба защита крепости! - гремит гневный голос.
Несмотря на адский стук и лязг нескольких тысяч топоров, на визг множества пил, ужасающий скрип тачек, которыми подвозили к крепости десятки тысяч солдат и согнанных на работы со всего северо-восточного угла России крестьян, страшный голос гневного царя гремел, как труба страшного, последнего суда.
- Разносит… разносит! - с испугом шептали работавшие на крепости, и ещё громче потрясали воздух стук и лязг топоров, визг пил и скрип тачек.
- Кого разносит?
- Старого Виниуса.
- О, Господи! Спаси и помилуй.
Вдруг отчётливо выделился из всего шума звонкий юношеский голос.
- Упали в воду!.. Тонут!.. Спасите! - в ужасе кричал Ягужинский.
Все на мгновение смолкло.
- Кто упал? - прогремел голос царя. - Павел зря кричать не станет… Кто тонет?
- Кенигсек, государь, да лекарь Петелин… Вон с тех досок упали в канал… Вон видно руки… борются со смертью…
- Живей лодки! Багры! Тащите сети!
Это уже распоряжался царь. Куда и гнев девался! Его заступило царственное человеколюбие - человеколюбие, которое через двадцать с небольшим лет и унесло из мира великую душу величайшего из государей… Известна, что в конце октября 1724 года Пётр, плывя на баркасе к Систербеку для осмотра сестрорецкого литейного завода, увидел недалеко от Лахты севшее на мель судно, которое плыло из Кронштадта с солдатами и матросами, и тотчас же бросился спасать людей, потому что судно, потрясаемое волнами, видимо погибало. Великодушный государь, добрый гений и слава России, сам бросился по пояс в воду, в ледяную воду конца октября! Всю ночь работал в этой воде, спасая людей, которых не успело унести бушевавшее море: успев спасти жизнь двадцати своим подданным, он сам схватил смертельную простуду и через несколько месяцев отдал Богу душу…
Это ли не величие!
И теперь здесь, в Шлиссельбурге, забыв Виниуса, свой гнев, нашествие шведов и все на свете, Пётр, стремительно сбежав с крепостной стены, так что за ним не поспевали ни Меншиков, ни Ягужинский, моментально вскочил в первую попавшуюся лодку и, чуть не опрокинув её, начал работать багром, страшно вспенивая воду в канале.
- Не тут… спускай лодку ниже… их унесло водой, - торопливо командовал он матросам.
И опять багор пенит воду канала.
- Нет… ещё ниже двигай…
Багор не выходил из воды.
- Данилыч! Вели закидать сети ниже, на перехват утопшим…
- Сам закидаю, государь… Помоги, Господи!
Багор что-то нащупал.
- Стой! Ошвартуйте лодку вёслами… Здесь!..
И багор, поднимаясь из воды, поднимал на её поверхность что-то вроде мешка…
То была спина утопленника… Скоро показались болтавшиеся как плети руки и ноги, повисшая голова… мокрые чёрные волосы, с которых струилась вода…
- Кенигсек! Благодарение Богу… может, отойдёт.
И царь снял шляпу и перекрестился.
- Ищите других!.. Они тут, должно быть, недалече.
Из толпы солдат и рабочих, стеною стоявших вдоль канала послышались возгласы:
- Не клади на землю утопшего, государь! Не клади!
- Качать его! Качать!
- Сымай кто зипун! На зипун его! Живо, братцы!
На берег из лодки полетел кафтан.
- Сам царь-батюшка не пожалел своей государевой одёжи, - слышалось на берегу.
- Пошли ему, Господи, Царица Небесная!
Государь бережно поднимает утопленника, как малого ребёнка, тревожно смотрит в его бледное лицо, посиневшее, ещё за несколько минут такое прекрасное лицо, и так же бережно передаёт несчастного на руки подоспевшим с Меншиковым матросам.
Утопленника кладут на растянутый царский плащ.
- Качайте… качайте, дабы изверглась из него вода… А ты, Данилыч, обыщи его карманы… нет ли важных государственных бумаг…
Меншиков вынимает из карманов утопленника несколько пакетов, отчасти подмоченных.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики