науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Потом обсудим значение слов «послушная» и «покорная». Уверен, мы понимаем их по-разному.
Аннели едва поспевала за Эмори, когда они последовали за Уэстфордом через гостиную вверх по небольшой лестнице, скрытой элегантными, отделанными золотом драпировками. Наверху они чуть ли не бежали по узкому коридору в комнату регента для аудиенций, которую не напрасно назвали Синяя Бархатная. На стенах висели темно-синие панно с золотым орнаментом и шедевры Рембрандта. Ковер был синим с узором из золотых листочков. Мебель — голубая, тоже украшенная позолотой. Аннели, никогда не видавшая подобной роскоши, была потрясена. Она любовалась великолепными люстрами, бесценными китайскими вазами, изящными канделябрами с женскими фигурками, держащими пальмовые ветви, когда увидела красные мундиры лейб-гвардейцев.
Уэстфорд прошел к секретеру регента и зажег еще пару свечей вдобавок к тем, что горели в канделябрах, висевших на стенах.
— Я слышал, вы деловой человек, — сказал Уэстфорд, бросив взгляд на Эмори, когда тот снял маску.
— Лучше быть деловым, чем мертвым. Уэстфорд перевел взгляд на Аннели.
— Может быть, вы подождете в приемной?
— Нет, она подождет здесь, — ответил Эмори. — Мисс Фэрчайлд спасла мне жизнь, не говоря уже о том, что лишь благодаря ей я получил возможность поговорить с вами.
— Да, — протянул Уэстфорд. — Не стану спрашивать, как вы посмели прийти сюда, Олторп. И вы, мисс Аннели Фэрчайлд. — Он повернулся к Аннели, которая стояла в тени в развевающемся на сквозняке платье, похожая на привидение. — Ведь вы, мисс, порочите доброе имя семьи, помогая ему.
Аннели почувствовала, как кровь отхлынула от лица.
— Вряд ли вы были похищены, судя по вашему виду, — с сарказмом заметил он.
— Я написала брату письмо и объяснила…
— Объяснили, что потеряли голову? Или что-то более ценное с этим бродягой и теперь вам ничего не остается, как остаться с ним до конца?
— Я с ним потому, что хочу этого, милорд, — холодно возразила Аннели. — И потому, что верю в его невиновность.
— Вы хоть понимаете, что с вами будет, если вас увидят в его обществе? — Уэстфорд бросил гневный взгляд на Эмори. — Да и со мной тоже, — добавил он.
— Я надеялся на вашу поддержку — вы же знаете, что я не бонапартист, не предатель, ведь целых три года я работал на вас. И вы должны это подтвердить, чтобы снять с меня ложные обвинения.
Уэстфорд не сводил с Эмори глаз.
— Это будет трудно, сэр, потому что за несколько месяцев я не получил от вас ни единой весточки, а вы за эго время помогли бежать с Эльбы этому проклятому корсиканцу.
— Я посылал вам депеши, — тихо возразил Эмори — Полную информацию. Сообщил, что готовится план по спасению Бонапарта и его сторонники обратились ко мне с просьбой отправиться на «Интрепиде» на Эльбу.
— Я не получал никаких сообщений. Эмори выглядел озадаченным.
— Но вы должны были их получить. Я посылал их по нормальным каналам, соблюдая обычные меры предосторожности.
— Уверяю вас, я ничего не получал. Ни тогда, ни до того, как Наполеон высадился на Антибе и начал свой поход на Париж.
— Вы хотите сказать, что ни одно из моих сообщении до вас не дошло? Ни одно сообщение, описывающее в деталях действия Бонапарта? Передвижение его армии?
— Повторяю, я ничего не получал, сэр. Почти целых шесть месяцев. Слава Богу, вы были не единственным, кто информировал нас, иначе мы ничего не знали бы о его позициях при Ватерлоо.
Эмори, явно ошарашенный, зашагал по комнате.
— В таком случае, — хрипло сказал он, — как вы объясните зашифрованные ответы от вас с приказом продолжать путь к Эльбе и оставаться в лагере Бонапарта?
— Они приходили не от меня, сэр! Я не посылал таких приказов, я вообще никаких приказов не посылал! Вы глубоко ошибаетесь, если думаете переложить ответственность за свое предательство на мои плечи! Зачем, скажите на милость, я стал бы санкционировать побег такого опасного преступника, обрекая тем самым весь мир на хаос и смуту?
Эмори несколько раз моргнул. Правой рукой схватился за висок, а левой — за Аннели, которая поспешила к нему.
— Киприани. Он сказал, что сообщения перехватывали, что они знали обо мне все с самого начала и поняли, что в офисе лорда Каслри есть шпион.
— Вы хватаетесь за соломинку, Олторп. Вы за этим сюда пришли? Надеялись, что я поверю в эту чудовищную ложь?
— Надеялся, что, если понадобится, вы скажете Правду о наших отношениях. Вы показали мне ордер на арест Шеймаса Тернбулла, но оставили его на свободе, чтобы шантажировать меня и сделать своим шпионом.
— Вы свели на нет это соглашение, Олторп, в тот день, когда повели «Интрепид» на Эльбу. Вы думали, что ворветесь сюда и обвините меня во всех смертных грехах, будете шантажировать и я испугаюсь? Нет, черт возьми, этот номер у вас не пройдет! Все ваши нелепые обвинения гроша ломаного не стоят.
— Обвинения вполне справедливы, Уэстфорд, — возразил Эмори. — Все, что я сказал, — правда, и будь я проклят, если я один за все в ответе!
— Вы один за все в ответе, сэр, и сами в этом виноваты. Видит Бог, я и пальцем не шевельнул, чтобы организовать Бонапарту побег.
— Значит, среди ваших людей затесался шпион, сэр, который ввел в заблуждение нас обоих и заставил действовать так, как это ему было нужно.
Голова у Эмори буквально раскалывалась от невыносимой боли, которая мешала сосредоточиться. Эмори рассчитывал на поддержку Уэстфорда, на то, что он снимет с него все обвинения, рассказав правду.
Эмори сорвал маску и парик и швырнул на пол. Теперь грим на его лице выглядел более чем странно.
— Я мог бы, — сказал Уэстфорд уже более спокойно, но с прежней решимостью, — попросить для вас снисхождения, если вы сдадитесь властям. Сделайте это здесь, сейчас и я вам обещаю, что суд будет справедливым.
Эмори поднял руку, чтобы помассировать шею, коснулся цепочки с ключом и стал его вытаскивать.
— Депеши, — пробормотал он чуть ли не шепотом. — Яне успел уничтожить последние ваши депеши. — Он выразительно посмотрел на Аннели. — Они лежат в сейфе, черт возьми, вместе с…
— Вот он! Я знала, что это он, я знала! — раздался пронзительный женский крик. Все трое обернулись и увидели в дверях Люсиль Олторп, которая указывала рукой на Эмори Олторпа. Рядом с ней стоял полковник Рэмзи, а позади них — четверо вооруженных гвардейцев, преграждавших путь любопытным, рвавшимся в кабинет. Среди них был Энтони Фэрчайлд, и одного этого было достаточно, чтобы ноги Аннели приросли к полу и она не заметила, как Рэмзи выхватил пистолет и нацелил его на Эмори.
Аннели закричала и бросилась вперед.
— Нет!
В этот момент грянул выстрел.
Люсиль Олторп заткнула уши и завизжала, рухнув на четырех лейб-гвардейцев, рвавшихся в кабинет. Двое из них тоже упали, а еще двое перешагнули через нее. Они были вооружены пиками в десять футов длиной с крючкообразными стальными концами.
Пуля пролетела мимо лица Аннели и попала в стену, продырявив ее. Эмори что-то кричал. Аннели хотела броситься к нему, но Уэстфорд загородил ей путь. В отчаянии она пыталась проскользнуть мимо, но он схватил ее за руку. Она вырвалась и налетела на угол секретера.
Эмори уже взялся за ручку двери, но тут повернулся и хотел бежать к Аннели.
— Нет! — закричала Аннели. — Уходи! Быстро! Сделай то, что должен сделать! Обо мне не тревожься! Со мной все будет в порядке!
Лейб-гаардейцы уже подняли свои смертоносные пики. Руперт Рэмзи поспешил за ними, крича и размахивая пистолетом; еще два стража пытались встать, отталкивая яростную и все еще визжащую Люсиль Олторп.
Эмори бросил взгляд на Аннели и исчез за дверью, захлопнув ее перед самым носом лейб-гвардейцев в тот момент, когда они привели свои пики в боевую готовность, круиза все на своем пути. Аннели устремилась было за ними, но брат схватил ее за руку.
— Ну-ну, не так быстро, молодая леди!
— Ради бога, Энтони, отпусти!
— Аннели? Аннели, это… Господи, это ты?
— Энтони, умоляю, отпусти!
Энтони, увидев сестру, был так поражен, что ослабил хватку. Она смогла бы вырваться, если бы не появившаяся рядом с ней черная фигура. Мужчина вцепился в ее руку.
Она повернулась, полная решимости нанести удар золотым остроконечным предметом, который она взяла с письменного стола, но тут же опустила руку, увидев жесткие холодные глаза и квадратную челюсть Уинстона Перри, маркиза Бэрримора. Аннели сняла маску, и выражение глаз маркиза стало еще более жестким.
— Пожалуйста! — кричала она. — Пожалуйста, отпустите меня, я должна быть с ним!
Бэрримор испепелял ее взглядом. Ее лицо и шея, покрытые гримом и припудренные серебряной пыльцой, ярко блестели. В ее глазах стояли слезы. Но маркиз еще крепче сжал ее руку.
— Боюсь, что не смогу этого сделать, мисс Фэрчайлд. К ним подошел Уэстфорд.
— В самом деле, мадам, вы почти в таком же положении, как все время ускользающий от нас мистер Олторп, и можете быть уверены, что все слезы мира вам не помогут, Аннели не заметила, что по лицу ее текут слезы, не слышала, о чем спрашивал ее Энтони. Она едва осознавала, что Энтони и Бэрримор буквально тащили ее в восьмиугольный вестибюль. Словно сквозь туман, видела удивленные лица. Все ее мысли были об Эмори. Карлтон-Хаус этой ночью походил на маленькую крепость. Сотня стражей охраняла его снаружи и еще сотня — внутри, чтобы, не дай Бог, никто не украл ценности регента. Невооруженный мужчина в зеленых штанах далеко не уйдет.
Коридор был узкий. Энтони пришлось отпустить руку Аннели и идти следом за ней. Спустившись с лестницы, он поспешил вперед, чтобы пройти на кухню.
Кухня была огромной и буквально кишела прислугой, носившейся туда-сюда — шли последние приготовления к ужину. Пробиться через них было невозможно, хотя Эмори и преследующие его лейб-гвардейцы уже прорвались — на полу валялись подносы, рядом стояла причитающая кухарка, залитая опрокинутым супом.
— Сюда, — сказал Бэрримор, подталкивая Аннели к соседней двери.
Вскоре снаружи хлынул поток свежего воздуха. На улице вереницей стояли кареты, через которые трудно было пробиться. Вероятно, именно здесь проходили Эмори и леиб-гвардейцы, за которыми следовал полковник Рэмзи Энтони уселся на отполированные перила, Бэрримор предпочел остаться под мерцающим светом фонаря экипажа.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики