науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


На душе у Аннели было спокойно. Спустя два часа после смерти Бэрримора «Интрепид» покинул Торбей. Этого времени капитану Мэтленду едва хватило, чтобы собрать офицеров, принести Библию и совершить церемонию венчания. Свадебным нарядом Аннели была короткая матросская куртка и холщовые бриджи, но улыбка ее сияла как солнце. Эмори уверял ее, что они непременно обвенчаются, как и положено, в церкви, но Аннели и без того чувствовала себя счастливой от сознания, что теперь ее будут называть миссис Эмори Сент-Джеймс Олторп. Она то и дело поглядывала на бабушкино кольцо с алмазом.
Аннели со вздохом поправила складки шелкового платья и кружевной платочек на шее, прикрывавший шрам. Прошло немногим больше двух недель с момента их отъезда в Уиддиком-Хаус. Прогулки по берегу моря в простой, удобной одежде, с распущенными волосами, в обществе любимого мужа казались ей восхитительными. Поэтому Эмори глазам своим не поверил, увидев Аннели после того, как у нее побывали портниха и парикмахер в отеле, где они поселились. На ней было пышное шелковое платье, блестящие локоны стянуты на затылке. Эмори не мог отвести от нее взгляд. У Шеймаса даже челюсть отвисла. Оба невольно поднялись при ее появлении, и Аннели едва сдержалась, чтобы не расхохотаться.
Через час Эмори тоже преобразился, но был похож скорее на кучера, чем на элегантного, благородного джентльмена, в своем розовом одеянии, облегающих белых бриджах, ботинках с пряжками и в напудренном парике. Шеймас тоже выглядел не лучшим образом. Черная куртка едва сходилась на его широкой груди, огненно-рыжие волосы скрывал цилиндр.
Втроем они собирались похитить самого знаменитого в мире узника. Они побывали в Мальмезоне, видели маленькую армию «садовников» и «слуг», которые делали вид, будто занимаются растениями. Только оскорбление могло выманить Бонапарта из дома, поэтому они решились на неслыханную дерзость.
— Однажды хитрость сработала — сработает еще раз, — заверил ее Эмори. — Он не знает, что его брата разоблачили, а поскольку его мать очарована Жозефиной и не потерпит никакую другую женщину на императорском престоле, о его любовных связях известно одному, максимум двум охранникам.
— Ты уверен, что он рискнет покинуть Мальмезон ради старой любовницы?
— Во-первых, мадемуазель Жорж не старая, ей всего двадцать восемь. Во-вторых, он не видел ее со времени ссылки. Он слал ей письмо за письмом, после того как оказался на Антибах, но никто из курьеров не смог ее найти, а те, что находили, не решались сообщить ему, что она отказалась от встречи с ним. Будь я на его месте, помчался бы на свидание к любимой женщине, если бы получил от нее записку. К женщине, способной заставить мои глаза вертеться вокруг собственной оси.
Говоря это, он ласкал груди Аннели, когда она сидела на кровати в гостиничном номере, демонстрируя желание научиться приемам шлюхи, и ей понадобилось несколько минут, чтобы переварить его слова.
— Кажется, ты хорошо осведомлен об этой мадемуазель Жорж, — заметила она, замирая, когда он вошел в нее.
— Она довольно известная актриса.
— Красивая?
— Да, очень.
— Ты ее знаешь?
Он сглотнул и открыл глаза.
— Я знаком с ней.
Опираясь руками на изголовье кровати, она снова стала ритмично двигаться.
— Близко знаком?
— Что за вопрос?
— Вопрос, который требует ответа.
Аннели перестала двигаться. Его плоть была возбуждена сильнее, чем во время предыдущих «уроков», и Аннели улыбалась, уверенная, что на этот раз сможет продержаться дольше. Они поменялись ролями. Теперь Аннели наслаждалась, глядя на его дышавшее страстью лицо, на судороги, пробегавшие по телу, слыша его стоны и вздохи при каждом движении ее бедер. Она была способной ученицей, и при этом весьма изобретательной.
— Ты не ответил, насколько близко был с ней знаком и каким образом узнал, что она могла заставить глаза мужчины вертеться вокруг собственной оси.
— Слухи, — выдохнул он. — Видишь ли, мужчины тоже сплетничают. Господи, Аннели, не останавливайся! Клянусь, я знаю это по слухам, черт побери!..
Карета катилась по аллее, стук копыт вернул Аннели к действительности. Она поерзала на сиденье, и когда снова посмотрела в окно, карета, замедлив ход, сворачивала на выложенную гравием дорожку.
Дом, выбранный для любовных утех, маленький и чистый, стоял вдали от дороги, на тихом проспекте. Они находились менее чем в двух милях от Мальмезона, и Аннели видела, как за толстыми дубами мелькали люди, которые обменивались с Шеймасом условными сигналами. Внизу у реки ждали две лодки, чтобы перевезти Бонапарта через Сену, оттуда в карете в Кале и затем на борт «Интрепида».
Как только карета остановилась, Эмори открыл дверцу, помог Аннели выйти, и оба увидели дом в стиле барокко, с вытянутыми окнами и белокаменным фасадом.
— Мы прибыли на час раньше, чем указано в записке. Шеймасу удалось открыть двери, но мы не успели бы прибраться, чтобы придать дому жилой вид. — Эмори указал на залитый солнцем бельведер, утопающий в море роз. — Бонапарта легко обмануть. Он плохо видит, но стыдится носить очки, так что на расстоянии десяти футов ты будешь казаться ему светлым пятном.
Она подняла глаза.
— А тебя он не узнает? Ведь ты будешь в нескольких футах от него.
— В этом дурацком одеянии он примет меня за слугу и не станет обращать внимания.
— Будь осторожен, — прошептала Аннели. — Хотя бы ради меня.
Он поцеловал ее и кивнул Шеймасу. Затем проводил Аннели к розовому саду.
Аннели показалось, что прошла целая вечность, прежде чем карета свернула на дорожку.
Эмори усадил ее спиной к дому и поставил их собственную карету так, чтобы вторая карета была хорошо видна из бельведера.
Карета была маленькой, неприметной. Ни гербов, ни позолоты на колесах или окнах. Всего одна лошадь вместо шестерки или восьмерки коней черной масти, впряженных в роскошный экипаж, который перевозил Бонапарта, когда он еще был императором. Из кареты выскочил слуга в простой грубой одежде, внимательно осмотрелся. Второй слуга открыл дверцу и поставил лестницу. Третий пошел вперед.
Бонапарт выглянул наружу, заметил у бельведера женщину и, забыв об опасности, поспешил к ней. Эмори поклонился, когда Бонапарт промчался мимо, и последовал за ним, словно только что появился из дома, неся поднос с шампанским и двумя хрустальными бокалами.
— Моя дорогая Мэри! — воскликнул Бонапарт. — Вы не представляете, как я тревожился все это время.
Наполеон свернул на тропинку и остановился, не решаясь войти в арку бельведера. Солнце уже клонилось к закату, окрасив облака в розовый цвет. Наконец Аннели повернулась к нему. Ей показалось, что это тот же самый человек, которого она видела два дня назад на борту «Беллерофонта». Немудрено было их спутать, хотя они и отличались друг от друга. Настоящий Наполеон оказался значительно полнее. Волосы у него были реже, нос острее, а глаза как у самого дьявола — они пронзали насквозь. Казалось, в них отразились все черты его характера: хитрость, тщеславие, надменность, наглость. Они таили в себе все ужасы войны. Но когда он посмотрел на Аннели, взгляд его стал затравленным, как у человека, которого судьба уже не раз предавала.
— Кто вы? Где Мэри?
— Видимо, она занята сегодня, сир, — сказал Эмори, подойдя сзади. Он снял с подноса салфетку, под которой лежали два кремневых пистолета.
Бонапарт обернулся. Он увидел пистолеты, увидел ухмылку на напудренном лице и дальше, у дома, заметил своего кучера и трех обезоруженных телохранителей, а рядом с ними полдюжины мужчин и среди них рыжеволосого гиганта.
— Кто вы? — спросил он холодно. — Что происходит, черт возьми? Если это ограбление, то зря стараетесь, у меня ничего нет.
— Вы меня не узнаете? — Эмори поставил поднос и снял парик. — Я разочарован, сир. Ваш брат Жозеф меня сразу узнал.
— Вы?! Франческо уверял меня, что вы мертвы.
— Лучше бы ваша ищейка о себе позаботилась. Могу вам с радостью сообщить, что теперь ему до конца жизни нужна будет сиделка, чтобы кормить его с ложечки. Что же касается Жозефа… Ну… ему не намного лучше. Он шлет вам свои поздравления, а также извинения. Пожалуй, он не сможет прийти на встречу с адмиралом Кокберном.
— Какую встречу? Кто такой Кокберн?
— Адмирал сэр Джордж Кокберн. Он и его корабль «Нортумберлэнд» ждут в Плимуте, чтобы отвезти вас в ваш новый дом на маленьком острове Святой Елены в Атлантическом океане. Слышали про такой?
Бонапарт отступил на два шага, едва не упав в розовый куст. Он повернулся, но в бельведере был только один вход и там стояла Аннели, нацелив ему в грудь пистолет.
Генерал медленно повернулся к Эмори. На его лице не было и тени страха. Глаза свирепо сверкали, рот искривился в мрачной улыбке.
— Значит, они послали своего морского ястреба, чтобы поймать орла? Забавно! — Улыбка исчезла, взгляд стал зловещим. — Зря я не позволил Кипи убить тебя.
— Мы все крепки задним умом.
К ним подошел Шеймас, потирая поцарапанные пальцы.
— У этих мерзавцев челюсти — как наковальни, но теперь все они связаны и не будут кричать, пока не сожрут кляп. Сир… — Он дотронулся до виска по привычке, хотя обращался к Эмори. — Люди пошли к лодке, скоро совсем стемнеет.
— У меня миллионы, — тихо сказал Бонапарт. — Половина богатства умерших аристократов, чем я готов поделиться с вами, Олторп. А золота и драгоценных камней столько, что они не уместятся на вашем корабле.
— У меня есть золото и драгоценности, сир. Хватит на две жизни. Кроме того, я обещал жене раз и навсегда покончить со своим темным прошлым и не хочу ее разочаровывать.
Бонапарт посмотрел на Аннели, на пистолет в ее руке. Плотно сжал губы и заложил руки за спину. Аннели могла поклясться, что он слегка кивнул, отдавая должное ее красоте и смелости.
— Я хотел бы попрощаться с моей семьей. Эмори покачал головой.
— Боюсь, это невозможно.
— Мой сын скоро приедет в Мальмезон… — Его глаза блеснули. Быть может, он сожалел об упущенных возможностях, о славе, которая могла к нему вернуться, если бы не этот новый жестокий поворот судьбы. — Пять дней, — прошептал он.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики