науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Вы сказали, что было еще письмо, за которым охотился Киприани?
Эмори протянул руку к сейфу, но тут услышал звук, похожий на выстрел, и выхватил из-за пояса пистолет. Он сразу определил, что выстрел раздался где-то в районе шлюпки.
Эмори бросил Шеймасу ключ от сейфа и устремился к двери.
— Оставайся здесь и не спускай глаз с сейфа!
Аннели сидела, зажав обеими руками рот, на глазах выступили слезы от едкого дыма. Пистолет лежал у ее ног, в воде, которой в лодке собралось уже не менее двух футов. Аннели была в отчаянии. Еще немного — и лодка утонет. И Аннели решила покинуть свой пост.
Вокруг стояла тишина, лишь изредка нарушаемая звуками, доносившимися с других кораблей. Когда порыв ветра на несколько мгновений разгонял туман, Аннели видела огни, даже различала очертания другого корабля, стоящего неподалеку.
У нее не было ни малейшего представления о том, что происходило на борту «Интрепида». Она замерзла, была напугана, промокла до нитки, не знала, жив ли Эмори, удалось ли ему добиться своей цели. Может быть, о ней вообще забыли, бросили ее на произвол судьбы?
А вода в лодке все прибывала.
Никогда в жизни Аннели не поднималась по веревочному трапу. Ни разу не была на борту такого огромного корабля. Она плавала на барже, перевозившей гостей с одного берега Темзы на другой, и в маленьких гондолах по озеру, в то время как пылкие поклонники читали ей плохие стихи.
А сейчас перед ней был корабль. Боевой корабль, со множеством пушек. Аннели насчитала пятнадцать на средней палубе и двенадцать на верхней, плюс различные маленькие пушки спереди и сзади. У Аннели не было выбора, и она поставила ногу на веревочный трап, схватившись за толстые веревки, предварительно проверив, на месте ли пистолет. Но тут лодка покачнулась, пистолет, засунутый за пояс, зацепился за веревку, упал и выстрелил. Аннели потеряла равновесие и едва не свалилась в воду, но сумела удержаться, цепляясь за веревки.
В это время на верхней палубе послышались крики. Аннели прижалась к лестнице, которая вдруг закачалась. Кто-то спускался вниз, В следующий момент Аннели увидела перед собой взволнованное лицо Эмори.
— Ты в порядке? Что случилось? Ты кого-нибудь видела?
Она покачала головой.
— Никого. Это была глупая ошибка. Я., в л-лодке начала подниматься вода и… я х-хотела, но пистолет упал и…
Стоя по щиколотку в воде, Эмори не стал больше ни о чем спрашивать. Не стал даже успокаивать Аннели — сейчас была дорога каждая минута. На соседних кораблях поднялась суматоха. Слышались громкие голоса. Всех взбудоражил неожиданно прозвучавший выстрел. Эмори помог Аннели подняться по трапу, а один из членов команды подхватил ее и перенес на палубу.
— А теперь, джентльмены, — скомандовал Эмори. снимитесь с якоря и займите свои места. Все надо делать быстро и тихо. Как только корабль выйдет в морс, поднимите паруса. Поставьте вперед людей с острым глазом и чутким носом, чтобы они вывели нас из этого супа.
— Добро, капитан!
— Извини, — сказала Аннели, убирая волосы с лица.
— Забудем об этом, — произнес Эмори. — Ты уверена, что тебя не задело?
— Разве что мою гордость.
Он с улыбкой чмокнул Аннели в затылок, прежде чем подозвать кока, загорелого маленького испанца по имени Хуан Диего.
— Я отведу мисс Фэрчайлд в мою каюту. Она промокла до нитки, и ей необходимо переодеться. А теперь скажи, как у нас с питьевой водой и запасами еды — надолго ли их хватит? Когда выйдем из гавани, дайте людям рома, если найдете: они наверняка не видели выпивки, пока были гостями короля. И печенья дайте, чтобы они перекусили, прежде чем будет готова говядина. Я вернусь на палубу еще до того, как мы снимемся с якоря, и хочу почувствовать запах жареной грудинки.
— Добро, сеньор капитан генерал! И… добро пожаловать на борт.
— Чертовски приятно вернуться, мистер Диего.
Глава 24
Шеймас ждал в каюте вместе с Бэрримором и Ландовером. Сейф был заперт, возвращен на место и задвинут жаровней, в которую подбросили угля. Эмори коротко рассказал о причине выстрела, повесил на шею цепочку с ключом и отправил наверх Шеймаса, чтобы тот побыл там, пока сам Эмори не вернется. Бэрримор ушел с капитаном Ландовером, чтобы сопровождать его и его людей.
Эмори порылся в ящике капитана и нашел чистую сухую рубашку и бриджи. Беря их, Аннели старалась не смотреть на Эмори, боясь увидеть на его лице негодование или же, что ничуть не лучше, глубокое разочарование.
Он заставил ее переодеться и сказал с улыбкой, что прикажет Диего подогреть воды, если она захочет помыться, поскольку на ее лице все еще оставался грим, а также проследит, чтобы подали горячего кофе, когда закипит вода. Эмори ушел, пообещав вернуться, как только «Интрепид» снимется с якоря, и Аннели стоило больших усилий не разрыдаться, едва за ним закрылась дверь. Она сама не знала почему. Возможно, ситуация для нее была не совсем привычная, мягко выражаясь, или же потому, что Эмори поцеловал ее прямо на глазах у всех мужчин. Или же потому, что вообще не поцеловал, прежде чем подняться на палубу…
Едва волоча ноги, она подошла к кровати, положила на нее одежду, которую ей дал Эмори, направилась к окошку.
Сквозь туман почти ничего не было видно, лишь струйки дымка, рассеивающиеся в воздухе. Корабль уже снялся с якоря и плыл. Еще один шанс вернуться к семье ускользал от нее.
Аннели подумала, что надо бы отправить с Ландовером письмо родным, но что она может им сообщить? Что сошла с ума? Что стала женщиной легкого поведения? И уже выписан ордер на ее арест? И как все это объяснить семье, которая превыше всего ставит моральные принципы, если сама Аннели осуждает свои поступки?
Вздохнув, Аннели прилипла лбом к прохладному стеклу. Любовь к Эмори вряд ли может служить оправданием, а то, что Эмори принес ей розовое масло, вообще ничего не значит. Как это ни ужасно, Бэрримор прав. Трудно себе представить, что капитан Эмори Олторп согласится жить в сельской местности, отгородившись от всего мира. И еще труднее представить его в кругу семьи, сидящим у камина с каким-нибудь приключенческим романом в руках. Скорее всего он снова уедет из Англии, независимо от того, докажет или не докажет свою невиновность. А после войны в шпионах вообще отпадет надобность.
Она боялась признаться самой себе в том, что не нужна будет Эмори, как только корабль выйдет в открытое море, Она даже плавать не умеет. И может стать для Эмори тяжким бременем, помехой, даже препятствием.
Он ничего ей не обещал. Абсолютно ничего. Вообще избегал разговоров о будущем. И Аннели оставалось только гадать. Она полагала, что после всего, что им пришлось пережить, Эмори с ней никогда не расстанется, как бы ни сложилась его дальнейшая жизнь.
Она взглянула на свой перстень с алмазом, бабушкин подарок. Думала ли Флоренс о том, что Аннели, возможно, придется самой добывать себе средства на пропитание? С кольцом она не будет нуждаться. К тому же у нее прекрасное образование и великолепные манеры. Когда ей исполнится двадцать один, к ней перейдет наследство от бабушки, через девять долгих месяцев. Как раз когда…
Нет, она не хотела даже думать об этом.
Она стала вертеть на пальце кольцо, но, вспомнив, что Бэрримор тоже вертел свою золотую печатку, остановилась. Она не знала, сколько времени простояла так, когда открылась дверь и появился Эмори.
— Я принес тебе кофе, — сказал он. — Ты так и не переоделась?
— Нет. Я… смотрела, как корабль снялся с якоря и поплыл. Поразительно! Как можно им управлять в таком тумане? — Она перешла на шепот и взглянула на Эмори. Его лицо, несмотря на ссадины и кровоподтеки, было необычайно красивым. Он уже успел переодеться, и теперь на нем была белоснежная рубашка и черные бриджи. Его блестящие черные волосы ниспадали до плеч. Он принес на деревянном подносе две чашки, маленький кофейник и большую бутылку рома.
— Вообще-то на палубе туман кажется гуще, чем есть на самом деле. Люди наверху обладают острым зрением, и если мы не врежемся в скалу, все будет в порядке. У Шеймаса в жилах течет ирландская кровь, и он не хочет видеть меня на палубе, подозревая, что я собираюсь проверить, не потерял ли он хватку.
— Не потерял ли он хватку?
— Видимо, когда он пытался прорваться сквозь блокаду, был туман и он попал прямо в руки британцев.
— Понятно. И на этот раз ты ему доверился?
— Полностью. — Эмори прищурился. — Что-то не так?
— Нет, все в порядке. — Она попыталась улыбнуться. — Просто не верится, что нас не преследует дюжина экипажей.
— Ну, — он поставил поднос на стол, — если благодаря туману они не заметят, что мы улизнули, к утру мы будем уже далеко. — Еще мгновение он молча смотрел на нее, потом закрыл дверь.
Он задул все свечи, кроме одной, в канделябре, висевшем на стене.
— Мы остановимся, прежде чем выйти в открытое морс, чтобы высадить на берег капитана Ландовера и его людей. Я подумал… может быть, ты хочешь высадиться вместе с ними?
Ее щеки зарделись.
— С чего ты взял?
— Мы только что увели из британского порта корабль, и вряд ли нас погладят за это по головке. К тому же я понятия не имею, как к нам отнесутся в Торбее. «Беллерофонт» — военный корабль, и наверняка там сейчас все пушки наготове.
— Ты хочешь сказать, что я буду тебе помехой?
— Вовсе нет. Просто я забочусь о твоей безопасности. Но спорить с тобой бесполезно. Если хочешь — оставайся, я больше ни слова не скажу.
— Да, хочу, — мягко ответила она.
Он улыбнулся, и ее щеки стали пунцовыми. Эмори разлил кофе по чашкам, добавив в каждую изрядную порцию рома.
— Вот теперь ты согреешься.
Она взяла чашку, но пить не стала. Что-то тревожило Эмори, он старался не смотреть ей в глаза.
— Лорд Бэрримор тебе поверил, что облегчает твое положение, — сказала Аннели.
— Это лишь первый шаг.
— Ты вернул свой корабль. Он очень… — она запнулась и наконец подобрала нужное слово:
— сильный. И я рада, что к тебе возвращается память.
Он выплеснул за окно кофе из чашки и наполнил ее ромом.
— Я помню, ты говорила, что я тебе больше нравлюсь без памяти.
— Я была расстроена.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики