ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Несмотря на ее сопротивление сейчас, когда все закончилось, и на уверения, что все было ошибкой, он не сомневался, что эта ночь и для нее значит необычайно много. Потому-то она и приготовилась бежать. Лукас смотрел, как она боролась с платьем, пытаясь натянуть его, и боль ушла, сменившись грустью. Почему – не было понятно. Совсем не потому, что он ожидал большего. Совсем не потому, что он желал большего.
Но злость никуда не ушла. Он стал одеваться.
– Неужели мысли о покойнике так согревают тебя? – осведомился он, застегивая пояс.
В этот момент Анастасии удалось натянуть платье до бедер. Побледнев, с лицом прозрачным как фарфор, она медленно повернулась к нему. Он видел, как ей больно, но, разозлившись, не собирался извиняться за свои слова. К тому ему было любопытно, что она ответит.
– Как ты смеешь? – Ее шепот звонко прозвучал в тишине комнаты.
– Мне в самом деле интересно узнать. Он был так чертовски хорош, что даже его бренные останки предпочтительнее живого мужчины из плоти и крови? Или тебе страшно хотеть? – Он подскочил к ней, намеренно толкнув. – Страшно желать?
Анастасия выпрямилась, когда, дотянувшись до нее, он грубо схватил ее за плечи.
– Или страшно изменить себя? Ты пользуешься им как щитом каждый раз, когда отмеренные тобой границы оказываются под угрозой?
– Ты ничего не знаешь, – проговорила Атастасия раздельно, подчеркивая каждое слово.
– Совершенно точно, дорогуша, боюсь, ты права. Несмотря на стены, которые ты воздвигаешь между нами. – Рванув к себе, он прижал ее к груди. Платье выпало у нее из рук, пока она пыталась освободиться от его объятий. Но Лукас крепко удерживал ее и наслаждался ощущением близости этого тела, независимо от складывавшихся обстоятельств. – Я же чувствую, как ты начинаешь дрожать, стоит мне дотронуться до тебя. Я знаю, что могу довести тебя до экстаза одним движением пальца. Я видел, как ты подставлялась под меня.
– Отпусти, – шепотом потребовала Анастасия, продолжая высвобождаться из его рук.
Но Лукас не мог позволить ей уйти так просто. Он достиг того предела, когда логика не работает, когда разум отключается. Такого с ним еще не бывало. Он был вне себя. Джентльмен, который жил в нем и который в рядовой ситуации отпустил бы ее, сожалея, умер после ее резкого отказа. И сейчас ему хотелось зажать, задавить, силой заставить подчиниться, только чтобы своими глазами увидеть то, чего она боится.
И не важно, какой ценой.
– Ему когда-нибудь удавалось сделать с тобой то же самое? – требовательно спросил он, молясь в душе, чтобы она ответила отрицательно.
Анастасия вздрогнула в его руках, с яростью в широко открытых глазах. Наряду с неистовством и смущением он увидел в них и желание. А в самой их глубине и ответ на свой вопрос. И теперь он был уверен, что еще ни один мужчина не возносил ее на пик наслаждения. Что он единственный, кто заставил ее отдаться полностью, забыв обо всем.
Понимание этого родило ощущение грандиозного триумфа и разрядило напряженность.
– Ана, он умер, – тихо произнес Лукас. – Выйди из могилы, в которую ты легла рядом с ним. У тебя своя жизнь.
Она покачала головой, а в голосе зазвучало отчаяние, как будто она сама, больше чем Лукас, пыталась убедить себя в этом.
– Нет. Нет, я любила его. По сравнению с любовью наслаждение – ничто. И я не могу позволить, чтобы желание заставило меня забыть об этом.
Толкнув его в грудь, она вывернулась, освобождаясь. Лукас мог бы перехватить ее, но не стал. Слишком больно стало удерживать ее.
Наслаждение – ничто по сравнению с любовью к мертвому, и она заставляла себя цепляться за эту любовь. Пусть даже это означало, что она бежит от жизни, бежит от него.
Почему от этого так больно?
Они стояли и смотрели друг на друга, потом он повернулся к ней спиной, чтобы она не видела, что сделали с ним ее слова.
– Тогда тебе не о чем беспокоиться. – Невидящими глазами он смотрел в догорающий камин. – Ты никогда не позволишь себе забыть то, что ты – вдова. Его вдова. И никто не сможет забыть.
Стоя за его спиной, Анастасия затаила дыхание, но он не двинулся. Он был не в силах посмотреть на нее и получить отказ. Отказ в страсти. Отказ в том, что вскипало между ними.
Повисла тишина. Наконец она прокашлялась.
– Вообще-то я пришла потому, что у меня появилась одна мысль.
Лукас не торопясь развернулся. Она уже натянула платье и сейчас пыталась застегнуть пуговицы. Губы припухли от его поцелуев, грудь еще неровно дышала после объятий, но лицо уже было безучастным. Холодная маска, как у любого испытанного агента из тех, что когда-либо работали вместе с ним.
– Неужели? – От его голоса веяло холодом.
На секунду она запнулась от этого тона, но потом утвердительно кивнула.
– Мне все больше кажется, что кто-то из военного министерства участвовал в покушениях на наших агентов.
Лукас замер. Его гнев и недовольство улетучились, как только он услышал такое сногсшибательное заявление. Как бы оно болезненно ни отозвалось, он не мог с ходу отвергнуть его.
– Почему ты так решила? – спросил он изменившимся голосом.
– Исходя из информации, которую удалось собрать, большинство нападений было осуществлено против тщательно законспирированных агентов. Получить о них данные очень трудно, если не располагать внутренней информацией. Это могут быть, например, места их встреч. Понятно, что вы в вашей организации тщательно готовитесь к встрече с агентами, но на некоторых из этих людей напали, когда они были в гостях и даже у себя дома. В местах, которые никто не будет использовать для засады, рассчитывая захватить агента без охраны.
Лукас кивнул. Ненавистно было соглашаться, но она явно ухватила суть проблемы.
– Всегда оставалось впечатление, что нападавшие на шаг опережают наших агентов, – пробормотал он. – Они часто нападали, когда наши люди были вот-вот готовы закончить свои дела. У кого-то внутри может быть доступ к такой информации.
– Продавать ее врагам может быть очень выгодно человеку, у которого денежные затруднения. Либо он занимается этим просто от жадности, – сказала она, покачав головой.
Ощущение неловкости у нее исчезло, как только предмет разговора ушел от темы страсти, которая так увлекла их, в более безопасную сторону – к расследованию, в котором не было места личным отношениям. Горечь заполнила Лукаса, он справился с ней. Наступило время заниматься делом. С удовольствиями покончено.
– Звучит правдоподобно. Я попытаюсь что-нибудь раскопать.
Анастасия встретила его взгляд. Ее глаза блестели от пережитых чувств, и его снова потянуло к ней, хотя он знал, что она сожалеет о том, что произошло между ними. И предпочитает считать, что это ничего не значит.
– Есть идея, кого ты сможешь проверить.
Лукас озадаченно смотрел на нее.
– Как интересно! Ты не знаешь военное министерство так, как я. Кого же ты можешь подозревать?
Она снова заколебалась, и он ощутил себя на краю пропасти. Почему она так волнуется, мнется и избегает смотреть ему в лицо?
Наконец она прошептала:
– Мне кажется, это мог быть лорд Клиффилд.
– Генри?
Анастасия вздрогнула от гнева и недоверия в громовом голосе Лукаса. Ей казалось, что начиная с минувшей ночи все, что можно ожидать от него, будет только любовью, пусть с гневом или с чем-нибудь еще. Она задрожала, когда, прищурившись, словно не вполне понял ее, он пронзительно посмотрел ей в глаза.
Она лишь кивнула.
Он расхохотался, громко и оскорбительно.
– Генри Бауэрли, маркиз Клиффилд? Мой лучший друг? Который чуть не погиб при первом покушении? – Лукас не отрывал от нее взгляда. – И это тот, кого ты подозреваешь, кто стоит за всеми покушениями?
Сжавшись под этим презрительным взглядом, Анастасия не собиралась отступать. Хоть ей и не нравилось, что он смотрит на нее как на слабоумную, она ожидала подобной реакции и даже понимала ее причину. В конце концов, Лукас видел, как его лучший друг истекает кровью у него на руках. Молился, чтобы тот выжил.
Так же было и с ней, когда напали на Эмили. Ведь если взглянуть на ситуацию с другой стороны… Если бы вдруг Лукас пришел и стал обвинять Эмили и Мередит, она точно так же не поверила бы ему.
Сделав несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, Анастасия осталась стоять. Это все, что она могла сделать. Ночью Лукас искушал ее с таким жаром, заражал яростью и вожделением, а сейчас отверг холодно и презрительно. Все о время в одних не до конца застегнутых штанах он стоял почти вплотную к ней. Руки спокойно лежали на стройных мускулистых бедрах. Только это и привлекало ее внимание – как играют мышцы у него на животе каждый раз, когда он делает резкий вдох.
И напоминало, с яркими деталями, о том, почему он стоит без рубашки, без башмаков, а волосы в жутком беспорядке. Это после того, как она запустила в них свои пальцы на пике вожделения.
Анастасия отогнала прочь картины того, как он приживется к ее губам, как входит в нее. Сейчас непозволительно отвлекаться.
– Я, конечно, понимаю, что для тебя это шок, – пробормотала она, пытаясь смотреть куда угодно, но только не на его полуобнаженное тело. – Ты можешь не захотеть поверить…
– Не верю! – оборвав ее, отчеканил Лукас.
– Лукас… – начала она.
– Нет. – Он затряс головой, когда она попыталась продолжить. – Нет, Ана. Я знаю Генри с восьми лет.
– Мне об этом известно. – Анастасия сделала шаг в его сторону и потянулась к нему, не думая о последствиях. Когда ее пальцы коснулись его обнаженной руки, вверх по спине помчались мурашки. Тепло его кожи подстегнуло воспоминания, ожившие в голове, такие ненужные, но такие упоительные.
Лукас наклонился и вызывающе посмотрел ей в глаза. Взгляд требовал продолжать это прикосновение и в то же время требовал отойти прочь.
Так она и поступила, отдернув руку, словно обжегшись.
– Мне это известно, – повторила она, пытаясь взять себя в руки. – То, что ты знаешь Генри большую часть своей жизни, как раз и может быть причиной твоей слепоты к правде.
– Я не слепой, Анастасия. Ты «в поле» сколько, почти две недели? И думаешь, что получила ответ на вопрос, которого моя организация добивалась в течение года или и того больше?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики