ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

До звона в ушах ему захотелось кожей почувствовать шелк ее тела. Наконец Анастасия отступила. Ее изящное тело вздрогнуло, и она пробормотала:
– О, я… Простите меня.
Затем она в замешательстве вышла, оставив его одного.
Лукас потряс головой, чтобы полностью избавиться от наваждения. На смену пришло чувство пустоты, оттого что ее нет рядом.
Что это было? Он повернулся посмотреть в окно и восстановил дыхание. Самый интересный вопрос: как уберечься и не допустить, чтобы это повторилось вновь? Потому что такого рода необычный обмен мнениями может стать самым опасным препятствием для расследования. А расследование – превыше всего.
Так, и только так, должно быть.
Глава 4
Бал. Как она может ехать на бал? Анастасия стискивала в руке черный носовой платок. Карету качало, и она ударялась о ее стенки.
Отодвинув занавеску, она смотрела, как за окном проплывали огни города. Они подъезжали к дому, который хозяйка бала, леди Уэстфилд, наняла, когда пять лет назад скончался ее муж, а сын унаследовал титул. Анастасия приближалась к моменту, которого всеми силами избегала после смерти Гилберта.
О, разумеется, прошло достаточно времени, чтобы вновь выйти в свет. Гилберт умер пять лет назад. Но приглашение на танец Анастасия по-прежнему воспринимала как предательство. Кроме того, его смерть означала, что ничто для нее не станет как прежде, и поэтому Анастасия пыталась сберечь свою жизнь такой, какой она была в тот жуткий день. Она надела траур и никогда не снимала его. Она уединилась. Первые годы это была сплошная сердечная мука. Смерть мужа пробила такую огромную брешь в ее душе, что у нее не было никакого желания заполнять ее легкомысленными отношениями, свойственными светскому обществу и не приносившими ей никакого удовольствия.
А что теперь? Эмили и Мередит постоянно твердят, что она должна покончить с трауром. Анастасия не соглашалась, хотя подозревала, что ее подруги не так уж и не правы. Гилберт был единственным человеком, который мог ввести ее в зал, успокоить ее естественное волнение среди незнакомых людей. С ним она всегда чувствовала себя защищенной. В то время ее жизнь была простой и понятной. Она была женой Гилберта Уиттига.
Не стало его – и все рухнуло. И непонятно, как себя держать. Разумеется, она не могла зависеть от поддержки Лукаса Тайлера. Если она на чем-нибудь споткнется сегодня вечером, он будет тут как тут, чтобы посмеяться над ее промахом.
Лукас не поверил в ее готовность к оперативной работе… как и любой другой женщины. Только накануне он говорил про норку, про то, что Анастасия нерешительна, про угрозу их расследованию и их жизням. Она вспыхнула, вспомнив свою пылкую речь и выражение недоверия на его красивом лице.
Отлично, сегодняшний вечер – прекрасный шанс доказать ему обратное.
Анастасия встрепенулась, когда дверца открылась и появился лакей, протягивая руку, чтобы помочь ей выйти из экипажа. Колени задрожали, и она не могла заставить себя сдвинуться с места. Лакей ждал.
– Миледи? – наконец осмелился спросить он, наклоняя голову в замешательстве.
– Да-да, Томас. Я что-то замешкалась.
Загоняя внутрь страх, Анастасия соскользнула к дверце и позволила Томасу помочь ей спуститься на подножку. Выйдя, она поправила платье и взглянула на огромный дом. Она должна доказать Лукасу Тайлеру, что может это сделать.
Она должна доказать Чарли. Доказать леди М. Доказать Мередит и Эмили. Они верят в нее. Они убедятся, что абсолютно правы в отношении нее.
И прежде всего она должна доказать самой себе.
Незаметно она очутилась в толпе, проходящей через двери, а затем, чуть позже, в шумном бальном зале. Анастасия уже забыла, когда в последний раз была на таком приеме. Время от времени Общество помощи вдовам и сиротам устраивало благотворительные вечера, чтобы пополнить свой фонд. Тогда Мередит и Эмили были там в центре внимания. Анатасия обычно оставалась дома, занимаясь цифрами и обдумывая, каким образом увеличить число гостей. Собрания, которые она посещала, были всего лишь чаепитиями и дам сними завтраками. Редко когда на них присутствовало более двух десятков женщин.
По правде говоря, иногда и двадцати для нее было чересчур много. А теперь она стояла в зале, где находились сотни людей. Они смеялись, громко разговаривали, получая удовольствие от своих изысканных нарядов.
Анастасия, напротив, чувствовала себя несчастной, потерянной и слабой. Ей страшно хотелось вернуть свое обычное платье, надеть очки и погрузиться в свои занятия. Внутренний голос советовал развернуться и бежать назад к экипажу, поскольку она не готова к оперативной работе.
И все же если Анастасия не выполнит того, зачем пришла, если не пересилит страх, тогда вся работа Эмили пойдет насмарку. Человек, который чуть не отправил в могилу ее лучшую подругу, скорее всего избежит наказания.
Вдобавок под удар поставлена незапятнанная репутация женщин-агентов. Ее нерешительность могут счесть некомпетентностью всей организации. Господи, они ведь могут даже расформировать группу! Ради Мередит и Эмили она должна быть мужественной.
– Анастасия Уиттиг? Леди Уиттиг?
Она посмотрела в противоположную сторону зала, откуда послышался возглас. Анастасия повернулась вовремя, чтобы увидеть очаровательную полную женщину в переливающемся лиловом платье, стремительно приближавшуюся к ней.
– Боже праведный, это же ты!
Анастасия растерянно молчала.
– Виктория Недеркорт! – воскликнула она наконец, позволяя женщине схватить себя за руки. Это была ее подруга из прошлой жизни.
– Теперь Виктория Брайтонкрафт, – засмеялась женщина. – Виконтесса, можешь себе представить?
– Разумеется, – кивнула Анастасия, смущенная внезапной встречей. – Я слышала о твоем замужестве. Прими мои поздравления. Надеюсь, у тебя все в порядке?
Виктория оживленно закивала головой и тут же погрузилась в подробный отчет о минувших годах своей жизни. Ей, однако, не удалось достаточно углубиться в свою торопливо излагаемую историю. Возобновить знакомство с леди Уиттиг захотела еще одна женщина. Потом еще одна. И еще. Анастасия с изумлением признала, что ее, оказывается, еще помнят в свете.
В течение четверти часа Анастасия была нарасхват. Причем сама леди Уэстфилд, с которой Анастасия никогда не была коротко знакома даже до своей добровольной ссылки, остановилась, чтобы поприветствовать ее и с гордостью отметить, что именно ее приглашение стало первым, которое Анастасия примяла спустя столько лет.
Анастасия вслушивалась в хихиканье дам, отсеивая обильную информацию из этого щебета, а в общем, удивлялась тому, как они ее приняли. Эти дамы не только помнили ее, но радовались ее возвращению в их круг. Ее давнишние подруги, с которыми она когда-то потеряла контакт, за исключением тех, кого не стало, беспокоились о ней.
Это поражало и пугало одновременно.
– Неужели это Лукас Тайлер? – неожиданно спросила одна из женщин, приподнимаясь на цыпочки и глядя в противоположную сторону шумного зала.
Радостного волнения как не бывало, и новое чувство овладело Анастасией. Страх. А если тщательнее разобраться в себе, то предчувствие чего-то. Лукас был здесь. Она обернулась и тут же увидела его в толпе. Лукас разговаривал с каким-то господином.
Но смотрел он на нее.
Сердце подскочило и забилось где-то в горле, перекрыв на какое-то время доступ воздуху, пока она не обрела контроль над собой.
– О, какой красавец, – проговорила Виктория, кивая. – Ты, наверное, не помнишь его, Анастасия. Его не было в Англии, когда ты стала выезжать в свет, а потом вышла замуж.
Анастасия стояла молча, сомневаясь, что может упомянуть о своем знакомстве с Лукасом.
Еще одна дама, леди Табертон, продолжила рассказ:
– Хотя у него и нет титула, он богатый человек. И только взгляните на него, леди Уиттиг. На настоящий момент это один из самых желанных холостяков в обществе, – заявила она с улыбкой», в которой знания было несколько больше, чем хотелось бы Анастасии. – Он как приз. Несколько дам заключили пари, кто первой заарканит его в мужья или… – Она сделала красноречивый жест.
Анастасия задержала дыхание. Разумеется, она помнила, насколько свободно общаются между собой замужние женщины и вдовы, но никогда не предполагала, что ее это может так задеть. Эти дамы бились об заклад, кто из них первой затащит Лукаса в постель!
Предположительно ни одна в этом пока не преуспела.
– Не могу понять, вы тоже собираетесь участвовать в этом состязании? – задала вопрос стоящая рядом леди Валлитон.
Анастасия взглянула на милую рыжеволосую женщину, которая разглядывала ее, игриво улыбаясь. Она смотрела на Анастасию, у которой от ее предположения мурашки побежали по спине, как от скрежета железа по стеклу.
– Нет, – заставила себя улыбнуться Анастасия. Виктория похлопала ее по руке, многозначительно посмотрев на их собеседницу.
– Будет вам, дамы. Вы же знаете, как леди Уиттиг была влюблена в покойного лорда Уиттига.
Леди Валлитон покраснела, осознав, что Анастасия одета в траур.
– Примите мои извинения, миледи, – произнесла она запинаясь. – У меня и в мыслях не было обидеть вас.
Анастасия холодно кивнула в ответ. Впервые за все время она вообще не вспомнила про Гилберта.
– Ничего, все в порядке.
– Итак, участвующие в забеге, приготовьтесь, – прервала их леди Табертон. – Потому что он направляется сюда!
Дамы все как одна затаили дыхание, и Анастасии стало стыдно, что она вместе со всеми сделала то же самое, глядя, как Лукас, уклоняясь от лакеев и чересчур общительных мамаш, рассекает толпу с грацией атлета. И движется прямо к ней. Не к этим хихикающим женщинам, а к ней с целенаправленностью коршуна, пикирующего на полевую мышь.
Когда он подошел ближе, она увидела, что Лукас очаровательно улыбается. Не у одной женщины рядом с ней эта улыбка вызвала краску смущения. Но серые глаза выдавали охвативший его гнев. Анастасия явно сделала что-то не так, и Лукас недоволен ею.
– Дамы, – медленно протянул он, приблизившись к их группе.
Он должен был быть знаком хотя бы с одной из них, чтобы так самоуверенно держаться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики