науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 

Заметил только, что сэра Хамфри куда больше волновала угроза шантажа.
Угроза шантажа? Это еще что такое?
– В сопроводительном письме сообщалось, что с получателем скоро свяжутся…
– Бернард! – как можно более решительным тоном заявил я. – Вы должны что-нибудь предпринять.
– Уже, господин премьер-министр… То есть, уже предпринял.
Честно говоря, меня это не очень-то удивило. Все это время он был настолько спокоен, что я практически не сомневался – так или иначе, но у него все под контролем.
– В свое время мы с этим режиссером вместе учились в Оксфорде. Когда я позвонил на «Би-би-си», он напомнил мне об этом. Лично я его не очень-то и помню, но у нас быстро нашлись общие друзья, а у него, кроме того, сохранились достаточно яркие воспоминания об одном из моих выступлений на профсоюзном митинге, где я страстно и красноречиво говорил в защиту незыблемости нашего status quo. Именно он и был тем самым ненавязчивым человечком, который «догадался» записать неофициальную часть интервью секретаря Кабинета. Но поскольку, как выяснилось позже, у него не было никаких намерений использовать эту пленку, мне удалось ее получить без особых уговоров.
И мой главный личный секретарь, слегка улыбнувшись, достал из бокового кармана своего пиджака магнитофонную кассету.
– Это оригинал? – Бернард молча кивнул. – Ну, а как насчет других копий? – Он отрицательно покачал головой. – Скажите, а Хамфри знает, что она у вас? – Бернард снова покачал головой. По моему лицу медленно расползлась довольная улыбка. По его лицу тоже.
– Господин премьер-министр, может, вы считаете, ему нужно сказать? – с невинным видом спросил он.
– А зачем? – не менее невинно поинтересовался я.
– Ну… – Бернард, все еще улыбаясь, пожал плечами. – Наверное, он тоже захочет знать.
– Конечно же захочет. Но… но, как вы считаете, следует ли ему знать?
– Э-э-э… – протянул Бернард, и в его глазах промелькнули искорки. Он немного подумал, затем продолжил (я точно помню это, так как попросил его повторить сказанное еще раз): – Понятно, господин премьер-министр, вы хотите сказать, кому-то следует знать, но если вы уже знаете, то сэру Хамфри уже не следует этого знать, зато вам следует знать, что сэр Хамфри этого не знает, и ему не следует знать, что вы знаете, что ему не следует этого знать?
Я долго и пристально смотрел на своего главного личного секретаря, не переставая удивляться бессмысленности обучения такому важному предмету, как логика. Затем, поблагодарив его, искренне признался:
– А знаете, Бернард, яснее не удалось бы выразить мысль даже мне самому.
Он, слегка поклонившись, спросил, не хочу ли я прослушать эту злосчастную запись. Естественно, хочу, и даже очень! Но… тут у меня появилась идея получше.
– Бернард, по-моему, это интервью заслуживает большего внимания, разве нет? И более широкой аудитории. Включая сэра Хамфри. Кстати, вас не затруднит попросить его присоединиться к нам? Прямо сейчас…
Повторять свою просьбу дважды мне не пришлось, так как он тут же поспешил к интеркому.
– Передайте, пожалуйста, сэру Хамфри, что господин премьер-министр просит его зайти… Срочно!
Бернард положил трубку и с сияющим видом выскочил из кабинета, чтобы принести магнитофон. Вернувшись, он первым делом напомнил, что наш разговор носил, так сказать, доверительный характер. Мог бы и не предупреждать – уж что-что, а доверительность для меня всегда была превыше всего!
Его улыбка почему-то стала еще шире. Иначе говоря, расползлась от уха до уха. Я же, наоборот, попытался придать своему лицу как можно более строгое выражение.
– Бернард, учтите, шутками тут и не пахнет!
– Да, господин премьер-министр, – понимающе подтвердил он, хотя кончики его губ продолжали предательски подрагивать.
Нас перебил стук в дверь, и в ее открывшемся проеме появилась голова сэра Хамфри.
– Вы хотели меня видеть, господин премьер-министр?
– А, это вы… Входите, Хамфри, входите… Что скажете? Как прошло ваше интервью?
В чем, в чем, а в умении не сдаваться ему не откажешь.
– Вы имеете в виду мое радиоинтервью? Прекрасно. Просто прекрасно.
– Прекрасно? Что ж, хорошо, очень хорошо, – по-дружески пробурчал я. – Кстати, вы хорошо помните, о чем вы в нем говорили?
Оказалось, помнит, но весьма смутно и в общих чертах.
– В общем-то, ничего особенного, – неторопливо протянул он. – Кажется, отметил некоторые сложности в распределении ответственности между политиками и государственными служащими, не более того.
– Надеюсь, вы были достаточно сдержанны в выражениях?
Он громко прочистил горло.
– А почему вы спрашиваете об этом?
– Так были или не были?
Последовала легкая пауза, затем короткий ответ:
– Да.
– Да, были или да, не были?
– Да.
– Хамфри!
Он почему-то вспылил.
– Но вы же сами хотели, чтобы я был сдержанным в выражениях, разве нет?
– Да, хотел.
– Так чего же вам еще?
– Так, ясно. Что ж, тогда все в порядке, – многозначительно протянул я и бросил на него один из своих самых пристальных, самых угрожающих взглядов.
– Дело в том, что мне только что прислали из «Би-би-си» пленку с записью вашего интервью! – Секретарь Кабинета заметно вздрогнул. Я многозначительно кивнул головой в сторону магнитофона, стоящего на низеньком столике слева у окна.
Он нахмурился.
– Пленку? Какую пленку?
– Обычную. Самую обычную магнитофонную пленку, Хамфри. С записью вашего интервью. По-моему, вместе нам ее будет слушать куда интереснее. – И я решительно направился к столику.
– Нет! – Он вскочил со стула. – Нет-нет, ни в коем случае!
Я медленно повернулся к нему и, старательно изображая искреннее удивление, спросил:
– Интересно, почему это нет?
– Потому что это… это совсем неинтересно.
Я невольно хихикнул.
– Хамфри, вы не находите, что в своей скромности и самоуничижении вы заходите слишком далеко? Совсем неинтересно? Публичное высказывание секретаря Кабинета министров о правительстве Ее Величества?
Его глаза беспокойно забегали.
– Нет-нет, не совсем интересно.
– Значит, вы хотите сказать, что были даже слишком сдержанны? – предположил я.
Хамфри промолчал. Он знал, что я знаю. И я знал, что он знает, что я знаю. Равно как и Бернард, который знал, что я знаю, что он знает, что я знаю… (Очевидно, Хэкер слишком много времени провел с Бернардом Вули. – Ред.) Поэтому я, несмотря на его возражения, включил запись.
Должен честно признаться, даже меня искренне смутили поистине поразительные высказывания, которые мне пришлось тогда услышать. Сэр Хамфри, публично утверждающий что никто не говорит правду, что безработицу можно хоть завтра сократить по меньшей мере в два раза, что у нас слишком много бездельников и паразитов…
Я выключил магнитофон. И бросил на него выразительный взгляд.
Никогда в жизни мне еще не приходилось видеть более горестного лица, чем в тот момент у секретаря Кабинета и главы государственной службы. Он молча смотрел на меня, не находя слов оправдания. Даже для самого себя! Пришлось терпеливо подождать. Наконец он нашел в себе силы маловнятно пробормотать:
– Господин премьер-министр, мне ужасно жаль… Я даже понятия не имел… Мне ничего не сказали, не предупредили… Понимаете, мы ведь уже закончили интервью, ну и…
Я не дал ему договорить. Или, вернее сказать, добормотать.
– Хамфри! Это безответственность! Иначе не назовешь.
– Нет, – робко возразил сэр Хамфри.
– Да, – согласился Бернард.
– В таком случае, давайте послушаем дальше, – предложил я.
– Нет, не надо, – уныло попросил Хамфри, но мой главный личный секретарь уже включил магнитофон, и рядом с нами зазвучал бодрый, чуть ли не веселый голос секретаря Кабинета: «В принципе, наша страна может позволить себе иметь столько безработных, скольким она готова оплачивать их социальное обеспечение. А у политиков не хватает духа хотя бы попытаться исправить это положение».
Запись закончилась. В кабинете воцарилась мертвая тишина. Неужели секретарь Кабинета мог быть настолько глупым, чтобы публично делать такие заявления? Невероятно!
– Как вы только могли сказать такое? – наконец спросил я.
– Мы… я… это был Майк Ярвуд, – сдавленным голосом объяснил он.
– На самом деле?
– Нет, – тут же ответил Бернард.
Я медленно отошел от стола к окну, бросил беглый взгляд на ноябрьское небо, плотно обложенное низкими свинцовыми облаками, и как бы размышляя вслух, тихо, но внятно и отчетливо произнес:
– Не знаю. Просто не знаю, что теперь со всем этим делать… Что ж, надо будет посоветоваться…
– Посоветоваться? – обреченно прошептал сэр Хамфри.
– Да, посоветоваться, – повторил я таким тоном, будто по-садистски поворачивал нож в окровавленной ране. – Думаю, эту пленку следует проиграть членам Кабинета. Посмотреть, как они на нее отреагируют. Не сомневаюсь, это будет и поучительно, и интересно.
Он, казалось, был на грани того, чтобы умолять меня, стоя на коленях, но все, на что в конечном итоге оказался способен, это чуть слышно простонать «Ради бога…».
– А может, членам Тайного совета? – не обращая на него внимания, предположил я.
– Не надо, прошу вас…
– Или Ее Величеству? – безжалостно продолжал я.
– О боже, – сморщившись, как от зубной боли, прошептал он и рухнул на стул.
Я склонился над ним.
– Ну а предположим, все это попало в газеты? Представляете, какой урон вы могли бы этим нанести лично мне? А правительству?
Судя по всему, Хамфри до сих пор искренне допускал, что все это на самом деле попадет в прессу.
– Я признаю, что был неправ. Что я уже проверил все цифры и понял, что все совсем не так, – с трудом выдавил он из себя.
– Но все это именно так!
– А я могу заявить, что совсем не так. И никто не сможет доказать обратного. Во всяком случае, до сих пор никто даже не пытался.
Я изобразил на своем лице искреннее негодование.
– Значит, вы готовы отрицать правду? Публично?
– Да, господин премьер-министр. Но только ради вас!
Надо же, ради меня! Но у него нашлись и другие предложения.
– Кроме того, мы могли бы выпустить специальное разъяснение для прессы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики