ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Выбираться надо...
— Кто ж спорит! Идти можешь?
— Могу...
— Тогда рванули, — Рокотов одним движением свернул Абу шею, положил «Калашниковы» поверх ящика и примотал леску к спусковому крючку, — давай к стене.
Чернов, согнувшись, пробежал несколько метров.
Влад встал рядом.
— На счет три. Раз... два... три!
Одновременно с ударом ног в металлический лист биолог дернул за леску, и автомат отозвался длинной очередью. Веер пуль прошел по открытым воротам, заставив прячущихся за ними чеченцев залечь.
Димон и Рокотов выскочили наружу и помчались к забору, за которым в овраге стоял «мерседес».
На этот раз повезло.
Увлеченные стрельбой бандиты не заметили, что их противники сбежали, и еще пять минут поливали из автоматов пустой склад.
Спустя полчаса на место ночного боя прибыл автобус с ОМОНом.
Под утро на месте происшествия уже работали четыре следственные группы и бригада экспертов из ФСБ. Начальник местного отдела милиции уселся писать отчет об обнаружении им склада оружия. В отчете, кроме обилия грамматических ошибок, прослеживалась одна простая мысль — необходимость присвоения начальнику очередного звания за блестящую операцию по обезвреживанию преступной группы.
Восемь трупов списали на внутреннюю разборку между бандитами, и, хотя факты говорили об обратном, уголовное дело прекратили по формулировке «в связи со смертью подозреваемых». Искать неизвестных, устроивших побоище на складе, никому не хотелось.
А оставшиеся в живых чеченцы исчезли с первыми звуками милицейских сирен.
Глава 13
САНЧО С РАНЧО
Владислав откусил сразу половину бутерброда и яростно заработал челюстями.
«Так я до морковкиного заговенья буду за боеголовкой гоняться. Одного помощника грохнули, другой пулю схватил и у хирурга валяется... Хорошо еще, что не пришлось Димона в больничку тащить. А то бы там с ментами снова поцапался... Не везет так не везет...»
Ярость Рокотова имела две причины.
Первая заключалась в ранении Чернова, — напарник временно вышел из игры. Биолог опять остался в гордом одиночестве. Хирург, осмотревший журналиста, констатировал потерю трудоспособности минимум на неделю, несмотря на заверения самого раненого в том, что он великолепно себя чувствует и готов к новым подвигам сразу после извлечения пули.
Тут Чернов свои силы переоценил.
Операция прошла успешно. Влад даже ассистировал подпольному лепилеи воочию убедился, что семь граммов свинца наделали немало бед. Пробив кожные покровы и мышечную ткань, пуля отсекла довольно большой кусок плечевой кости и повредила нервный ствол.
Ни о каком мгновенном излечении и речи быть не могло.
Димону предстояло провести в постели несколько дней и еще месяц после этого беречь руку, подвешенную на плотной повязке, затем — полгода разрабатывать ее специальными упражнениями.
К тому же журналист потерял литра полтора крови, пропитавшей десять метров бинта из аптечки и забрызгавшей сиденье джипа.
После укола Чернов отключился.
Рокотов взял с доктора обещание, что тот не позволит Димону покинуть койку раньше срока, выдал пять тысяч долларов и ретировался.
Вторая причина была посерьезней.
Вернее, гораздо больше задела Влада.
Проезжая мимо бывшего своего дома, Рокотов на минуту остановил машину и поинтересовался у знакомых наркоманов, не появлялись ли в квартире Азада сотрудники милиции и не искали ли они кого нибудь из знакомых Вестибюля оглы.
Да, появлялись. И спрашивали некоею Барбекю.
Но окрестные торчки ничем смурным стражам порядка помочь не смогли, ибо не знали никого с таким погонялом.
Еще в квартиру Азада приходил новый владелец.
Услышав о новом владельце, Влад вышел из «мерседеса» и вручил самому говорливому и знающему двести рублей.
Торчки подробно описали приходившего жильца и даже дали номер синей «вольво», на котором того подвез к дому какой то мужик. Водитель из машины не выходил, но у наркоманов сложилось впечатление, что он то и был хозяином, а владелец — просто пешкой.
Вернувшись в арендуемую квартиру, Рокотов вышел через Интернет на базу данных ГИБДД и в течение пяти минут установил, что владельцем «вольво» является Николай Ефимович Ковалевский, тот самый борец за права очередников, что захапал квартиру самого биолога.
В картинке возник новый фрагмент. Рокотов озверел.
Ковалевский и те, кто за ним стоял, потеряли остатки совести. Им было мало квартиры Влада. Спустя три дня после смерти Азада они наложили руку и на его имущество.
Всё не нажрутся, сволочи! Рокотов отхлебнул чаю. «Ковалевского надо гасить. Убрав его, я расчищаю себе поле для маневра... Пока суть да дело, пока будут разбираться, пока искать, на кого бы еще квартиру оформить, я могу многое успеть. К примеру — заявиться к себе домой как ни в чем не бывало. И сделать удивленные глаза. Мол, знать ничего не знаю, ведать не ведаю, это моя хата, так что попрошу очистить помещение. В первом приближении годится. Детали обмозгую позже...» Биолог отставил пустую чашку. «Адрес офиса у меня есть. Эта сволочь меня в лицо не знает. Что ж, мне и карты в руки. Сейчас полдень, он явно на месте...»
Владислав поднялся из за стола, вымыл посуду, тщательно проверил содержимое карманов и выложил всё лишнее.
В час дня серый джип «мерседес» въехал во дворик у здания жилконторы и припарковался в ряду «Жигулей».
Первый заместитель столичного мэра едва не сбил с ног своего шефа, когда распахивал дверь в здание Совета Федерации.
— Глаза протри! — бросил Прудков, оттесняемый свитой от толпы журналистов с диктофонами и фотоаппаратами.
— Извините, босс, — Страус посторонился и наклонился к уху градоначальника, — спешил...
Мэр взял заместителя под руку и отвел за колонну. Со стороны низкорослый Прудков и кряжистый Павлиныч смотрелись как два недавно поссорившихся, но успевших помириться педераста.
Причем Страус исполнял роль жены.
— Ну, что у тебя?
— Достал...
— Что достал?
— Э э, — заместитель воровато огляделся, однако никого рядом не обнаружил, — о чем говорили... Три тонны.
— Откуда столько?
— Недавно завод один закрыли оборонный. Склады еще не опечатали... Вот и взяли.
— Потом не хватятся?
— Не... Всё чисто. Полканодин знакомый подсобил. Мы ему участочек на Рублёвке в прошлом году выделили. Наш человек...
— Славно. — На лице мэра появилась довольная гримаска. Кожа на лбу сморщилась, глаза превратились в узенькие щелочки, нижняя губа несколько отвисла. Удовлетворенный чем либо Прудков походил на достигшего неожиданного оргазма самца макаки. — Очень славно... Где разместили?
— Пока на третьей площадке...
— Ага! Кто ответственный?
— Сторож, — хихикнул Павлиныч. — Думает, что это сахар...
— Не стырит?
— Не, не возьмет... Старичок проверенный.
— Смотри у меня! — мэр грозно нахмурился. — Чтоб не получилось как с унитазами.
Завезенные на одну из строек четыре сотни импортных сантехнических агрегатов испарились по вине сторожа, выпивавшего со случайными знакомцами в бытовке и отрубившегося после дозы портвейна с клофелином.
Унитазы подельники собутыльников сторожа загрузили в два КамАЗа и убыли в неизвестном направлении. Мэр с приближенными потеряли двести тысяч долларов.
— Мой человечек будет проверять.
— Хорошо, — лицо Прудкова разгладилось и опять приобрело чуть задумчивое выражение, — я пришлю людей.
— Долго ждать?
— Сегодня или завтра... Подожди меня здесь.
Столичный градоначальник поднялся лифтом на этаж, где был расположен его кабинет, перехватил пробегавшего мимо помощника и одолжил у него радиотелефон.
Помощник не удивился.
Скупость московского мэра была общеизвестна. Он вечно «забывал» расплатиться за обед к ресторане, «терял» кредитные карточки, «случайно» оставлял в машине свой мобильник. За все платили подчиненные.
Но не роптали.
Прудков, воруя сам, не мешал делать бизнес другим. Поэтому небольшие траты не отражались на финансовом благополучии приближенных к московской казне.
Мэр прошел в конец коридора, набрал международный номер и минуту ждал соединения.
Сигнал радиотелефона был принят спутником связи, переадресован на ретранслятор Москвы и поступил на обычный телефон в обычнейшей московской квартире.
— Это я, — тихо сказал Прудков и вежливо раскланялся с отстраненным Генеральным Прокурором, ходившим каждый день в Совет Федерации, как на работу, и убеждавшим сенаторов вернуть его на должность. — Всё готово... Третья площадка, три тонны... Сахар в мешках... Можно забирать... Да, от Страуса... Лучше сегодня...
Закончив краткую беседу с неизвестным ему в лицо собеседником, мэр отдал телефон помощнику и с достоинством удалился.
Дело было сделано.
Прудков стал богаче еще на сто тысяч долларов и вплотную приблизился к заветной мечте искоренения «черножопого» братства столицы.
А эмиссары Мовлади Удугова получили в свое распоряжение три тонны отличнейшего гексогена. Проблема транспортировки взрывчатки через всю Россию с Кавказа до Москвы была удачно решена.
Оставалось спрятать мешки на заранее арендованном складе и ждать команды из Грозного.
Владислав захлопнул дверцу «мерседеса», потянулся и неспешно направился к дверям жилконторы, осматривая двор из за зеркальных стекол противосолнечных очков.
Эдакий денди на прогулке, никуда не спешащий и наслаждающийся теплым летним деньком.
Когда до крыльца оставалось пройти шагов двадцать, навстречу Рокотову со скамейки поднялся толстяк в сером костюме.
— Владислав Сергеевич?
«Оп па! И кто это такой? — биолог остановился, чуть повернув корпус для броска вперед. — Раньше я его не встречал. Менты? Вряд ли... Неужели я где то засветился?»
— Вы, вероятно, ошибаетесь. — Влад вежливо улыбнулся и спружинил толчковой ногой. Толстяк развел в стороны пухлые руки.
— Я не вооружен.
— Ну и что?
— И я не ликвидатор.
— Все так говорят. А потом пукнуть не успеешь, как уже с апостолом Петром прелести ангелиц обсуждаешь, — резонно заметил Рокотов и сделал крохотный шажок вперед.
— Мне нужно с вами поговорить.
— Кто вы такой и почему называете меня чужим именем?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики