ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Те, кто за всем этим стоял, ощутили слишком большую опасность разоблачения, — доктор взмахнул рукой с зажатой между пальцами сигарой, — и здесь есть доля нашего участия. Лично меня такое положение вещей удовлетворяет.
— А вам не кажется, что всё это слишком просто разрешилось?
— Ну у, мы же не знаем деталей... Помимо нас, как мне представляется, в противоборстве принимали участие еще многие люди. Немаловажную роль сыграл некто в Европе.
— "Некто"?
— Тот, кто инициировал разгром лаборатории непосредственно на месте производства.
— А почему вы уверены, что лаборатория разгромлена?
— Прежде всего по причине неполучения уже заявленной партии в тысячу шестьсот миллиграммов.
— Мне об этом ничего не известно, — удивился Брукхеймер.
— Я проверил файлы отдела поставок и заказов, — небрежно ответил Фишборн.
— Но как? К ним же имеют доступ только Криг и сотрудники контрразведки...
— Технический прогресс, коллега. Мой старший внук балуется с компьютером уже десять лет кряду. Для него коды доступа в систему нашего института — пустяк. Взломал за десять минут.
— Вас не вычислят? — обеспокоился профессор.
— Как мне объяснил Робби, сеть института не снабжена программами поиска. Естественно, перед тем, как лезть в файлы, он это выяснил. Каким образом — мне неведомо.
— Взлом информационной сети — серьезное преступление.
— А производство препарата с использованием малолетних доноров что, не преступление? — Фишборн посмотрел в глаза Брукхеймеру.
— Я не то имел в виду... — профессор поставил бутылочку с соком на скамью. — Не хотелось бы, чтобы Робби хоть как то пострадал.
— Мы предприняли меры предосторожности. Выход в сеть был осуществлен из телефонной будки в холле «Мариотта».
Брукхеймер кивнул.
Лоуренс стряхнул пепел на газон, с наслаждением затянулся и попытался выпустить кольца, как обычно делал у себя в лаборатории, сидя за огромным столом у окна, но легкий ветерок воспрепятствовал образованию фигур из дыма.
— К тому же в файлах отдела поставок и заказов я обнаружил немало интересного.
— Например?
— Целый набор препаратов, нужных для производства избирательных вирусов.
— Но ведь мы объявили двадцать лет назад, что отказываемся от подобного оружия!
— Мало ли что мы объявляли... — проворчал доктор. — Газы нарывного действия мы тоже якобы не производим. А у меня только за последний год прошли три образца бактериальной взвеси с явными следами нарывного газа последнего поколения. Причем биопсию брали точно не на полигоне.
— Недавно о газовой атаке заявляли представители сербов...
— Я слышал. И не удивился... Балканы для наших медных касок— опытный участок. Как и Ирак.
— А контроль? Если не соблюсти меры безопасности, можно вызвать эпидемию на весь регион...
— Они считают, что держат руку на пульсе.
— Я в этом сомневаюсь.
— Я тоже. Но дурачки из Комитета начальников штабов придерживаются своего, исключительно «правильного» мнения. После исследования одного образца я составил служебную записку о вероятности мутации измененной кишечной палочки. И предупредил, что остановить распространение будет крайне сложно.
— И что?
— Задумались... Прислали целую кипу протоколов экспериментов и попросили дать независимую оценку. Сейчас над этим работаю.
— Изменения в ядре или в цепочке?
— Присоединение гена...
— А уровень?
— Я сразу поставил четвертый . Не хочу рисковать...
— Правильно, — согласился Брукхеймер.
— Хорошо еще, что нет кристаллизации А то Маккензи на пятьдесят первом объекте столкнулся с модифицированным гриппом. Причем, коллега, заметьте — не в кюветах, а прямо на поверхности бетона.
— Всё обошлось?
— Крис мужик опытный. Мгновенно перекрыл все системы вентиляции, согнал персонал с поверхности на нижний этаж и пробил ультрафиолетом. Даже лампы поменяли на сутки. Потом вся охрана месяц с красными рожами ходила.
Ретровирусы также находятся в организме некоторых животных. К примеру, у свиней. Именно с этим связана опасность пересадки донорских органов от свиньи к человеку. При практической генной совместимости не решен вопрос безопасности. Ретровирус, не оказывающий на свиной организм никакого влияния, может мутировать внутри человека и вызвать вспышку смертельной болезни.
— То то Смайли разорялся, что ему закрыли доступ на «пятьдесят первый»...
— Карантин держали три недели. К счастью, все обошлось, — Фишборн выложил на неубранную салфетку небольшой шприц. — А вот еще интересный предмет.
Профессор повертел шприц в руке.
— И что в нем интересного? Обычная вещь...
— Не скажите... Дело не в форме, а в содержимом.
Брукхеймер поднес шприц поближе к глазам.
— Ультракаин форте. Судя по ампуле, из стоматологического набора.
— В точку! — улыбнулся доктор Лоуренс. — Только там не ультракаин.
— Это я уже понял...
— Модифицированный тубарин.
Вызывает «синдром внезапной смерти» не сразу, а в течение суток. Через сорок минут после введения разлагается на безобидные составляющие. Анализ ничего не показывает.
— Лэнгли?
— Нет, АНБ.
— С каких пор они стали участвовать в черных операциях?
— Как Мадлен стала Госсекретарем, так и начали.
— Безумие...
— Разделяю ваше мнение. Но интересно другое, — Фишборн спрятал шприц в карман, — инструмент немного необычен. Это не стандарт, а улучшенный вариант для поставки в клиники для очень важных персон. Диаметр иглы уменьшен, у поршня допуски выше, чем принято, рамка из качественной стали... Кто то начал сильно мешать нашему руководству. И кому то этот препарат собираются вколоть.
— В Штатах?
— Думаю, нет... Партия уже отправлена.
— А куда?
— Сие покрыто мраком. Перевалочный пункт — Литва. В файлах больше ничего нет.
— Да уж, — Брукхеймер покачал головой, — компьютер — вещь полезная. Но как вы достали образец?
— А вот это — мой маленький секрет...
Пока Бобровский трудолюбиво копался в куче бумаг и с кем то созванивался, Владислав привел в порядок оружие и разложил его на кухонном столе.
Зашедший выпить стакан воды майор с интересом осмотрел арсенал — укороченный «Калашников», два «аграна» и целую кучу магазинов.
— Пользоваться умеешь?
— В пределах учебных стрельб, — честно признался Григорий. — АКСУ я еще понимаю, но откуда эти стволы?
— Со склада... Там их немерено. Вернее, было немерено. Сейчас все в ментовке.
— Производство Хорватии, — майор положил «агран» обратно на стол, — по лицензии. Машинка не очень.
— Других нет.
— Ну, для скоротечного огневого контакта сойдет.
— Я тоже так думаю... Ничего не нашел?
— Почему? Всё ясно.
— И?
— Ледовый Дворец. Заряд, по всей вероятности, они разместят в системе кондиционирования воздуха.
— Как ты это понял? — Рокотов уселся на краешек стола.
Бобровский вытащил сигареты и плюхнулся на табурет.
— Элементарно. Через «Авангард» несколько раз проходили заказы для одной строительной фирмы. Я просто позвонил по справочному, узнал номер телефона и поговорил с менеджером. Как потенциальный клиент. Тот мне и спел песню про свои успехи. Упомянул Ледовый Дворец, мол, и такие заказы выполняют... Остальное уже технические детали.
— Все таки Президент?
— В процессе визита губернатор его обязательно должен отвезти на стройку, продемонстрировать успехи. Лучшего себе не представить.
— А охрана?
— Они же не могут разобрать корпус дворца на кусочки.
— Счетчик Гейгера работает в любом помещении.
— Существует масса способов сбить его показания, — майор махнул пухлой ладошкой, — та же противопожарная сигнализация. В датчиках используются изотопные элементы. Цифры примерно соответствуют излучению экранированного атомного заряда.
Влад потеребил мочку уха.
— А собаки? Запах взрывчатки они унюхать точно должны.
— Достаточно запаять взрывную сферу в двойную оболочку и откачать воздух. Так в принципе и делается при нормальном производстве изделия...
— Черт! Получается, что закладка устройства под силу кому угодно.
— В общих чертах — да. Однако есть нюанс, который меня беспокоит значительно больше факта наличия бомбы. Откуда она взялась — разберемся. Но как они получили коды инициации?
— Ясхар об этом ничего не говорил. Похоже, речь о кодах вообще не шла.
— Ты уверен?
— Под пентоталом натрия не врут. Он сказал всё, что знал. Единственные документы, что у них были, — это описание устройства боеголовки. Технологическая схема.
— Но как они его намерены взорвать?
— Спроси что полегче... — Бобровский затушил окурок.
— Ладно. Пойду еще покопаюсь. Попробую просчитать конкретное место вентиляционной системы.
— Я могу чем нибудь помочь?
— Да нет... Отдыхай. Ты всю ночь не спал...
Молодцеватый генерал армии встретил Секретаря Совета Безопасности у ворот отдельного командного пункта и сопроводил высокого гостя в бункер, где на огромной электронной карте были отмечены все места базирования ядерных боеголовок.
Полковник походил у табло, провел пальцами по сияющей крышке пульта контроля и остановился возле левого края карты.
Накануне генерал получил прямой приказ от командующего РВСН об оказании всемерной помощи посетителю и теперь стоял навытяжку в ожидании вопросов.
Секретарь Совбеза вздохнул.
— Вы, как мне говорили, можете вызвать на экран сигналы маячков любой боеголовки?
— Не совсем так. Сначала маячок активизируется.
— Что нужно для этого знать?
— Серийные номера изделия и код. Запускается программа активации, и через две минуты вы видите пульсирующий огонек, — генерал отвечал просто, стараясь не запутать гостя мудреными терминами.
— Есть вероятность отказа маячка?
— Он многократно продублирован. Естественно, ракеты на подводных лодках мы не определяем. Только наземные и воздушные силы. Боеголовки на субмаринах имеют иные системы контроля, рассчитанные на поиск заряда уже после старта.
— То есть «Щучий капкан» здесь не обозначен?
— Почему? Обозначен. Контейнеры имеют стационарные точки закрепления. Раз в год проводится их выборочный контроль с подводных аппаратов.
Другому чиновнику генерал ничего бы о «Щучьем капкане» не сказал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики