науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мануэлу о нем предупредили в самый последний момент, а Менендесу — теологу-каббалисту, сподвижнику Торквемады, — пришлось наскоро полностью перекраивать план. Настоящий подвиг с его стороны.Мануэла пристально разглядывала священника. Какой контраст! Так молод, что, не будь он блондином с яркими синими глазами, запросто мог сойти за сына одного из своих спутников. Мануэла глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, и развернула лошадь поперек дороги, перекрывая путь.— Эй! Сеньора! — возмущенно воскликнул Сарраг. — Что это на вас нашло?Мануэла, гордо выпрямившись, молчала, невозмутимо глядя на араба.Тот несказанно изумился:— Сеньора… Вам нехорошо? Что-то случилось?Эзра с Варгасом подъехали ближе. Раввин начал сердиться.— Не соблаговолите ли освободить дорогу? Мы спешим. И только тут она соизволила произнести:— Я уже начала думать, что никогда вас не найду. — И обратилась непосредственно к Эзре: — Самуэль бен Эзра… Шалом.Еврей ошарашено поглядел сперва на Саррага, потом на Варгаса.— Вам известно мое имя?Проигнорировав вопрос, Мануэла поздоровалась с арабом:— Салам, шейх ибн Сарраг.И уставилась на монаха. Их взгляды скрестились. Быть может, они мерились силами? Как ни удивительно, францисканец вдруг принял такой же высокомерный, чуть ли не надменный вид, как у молодой женщины.— Да, сеньора, я Рафаэль Варгас. Не соизволите ли теперь назвать ваше имя?— Мое имя вам ничего не скажет. Меня зовут Мануэла Виверо. Но вот другое имя вас наверняка заинтересует: Абен Баруэль…Солнце на небосводе медленно плыло над острыми вершинами Сьерра-Морены, заливая ландшафт пастельными светло-розовыми и сиреневыми тонами.Эзра прочистил горло.— Абен Баруэль?..— Да славится И. Е. В. Е. в царствии его, — почти торжественно проговорила Мануэла.По спине раввина внезапно пробежал холодок.— Да кто же вы?— Разве я не сказала? Мануэла Виверо.— Да будет вам, сеньора! Вы отлично меня поняли!— Если верить вашему другу Баруэлю, я — «четвертый элемент». Не спешиться ли нам? — предложила она. — Так нам будет куда удобнее беседовать.Шейх первым последовал ее предложению.— Давайте сойдем с дороги, — сказал он.Мануэла спрыгнула на землю. Эзра с Варгасом тоже спешились.— Туда, — указал Сарраг на островок травы. Едва усевшись, он продолжил:— Мы в недоумении. Почему вы сказали о «четвертом элементе»?— Я то, чем Абен Баруэль хотел, чтобы я была. Согласно ему, вы, шейх ибн Сарраг, — огонь, вы, Самуэль бен Эзра, — воздух. Фра Варгас — земля. — И с обреченным видом добавила: — А я, естественно, вода.Сарраг с Эзрой нервно усмехнулись:— Естественно, вы же женщина! Будет вам, давайте серьезно. Расскажите нам лучше о Баруэле. Как получилось, что вы с ним знакомы?— Мне бы сперва хотелось…— Довольно, сеньора! — сердито рявкнул Варгас. — Вам же сказали: прекратите вилять и выкладывайте карты на стол!— Вы действительно этого хотите? — Мануэла пошла к своей кобыле, отвязала седельную сумку и вернулась к троице. — Вы потребовали, чтобы я выложила карты на стол, падре… Что ж… Пожалуйста.Она достала колоду карт, вытащила из нее пять и разложила на траве.— Отшельник. Колесо Фортуны. Возлюбленный и Шут… Трое мужчин зачарованно смотрели, как она протягивает первую карту.— Отшельник. Девятый старший аркан Таро. Посмотрите на картинку. На ней изображен старец с посохом. Посох означает и вечные странствия, и несправедливость или ошибку на его пути. Он может символизировать положение иудейского народа. Самуэль бен Эзра, вы — Отшельник.Она положила карту и взяла следующую.— Колесо Фортуны. Десятый старший аркан. Символизирует изменчивость судьбы, удачу или неудачу. Победителя Испании и побежденного. В отличие от огня это солнечный символ, но также символизирует и вечную беспокойность. Скорее всего вашего народа, шейх ибн Сарраг.Она подняла третью карту.— Возлюбленный, фра Варгас. Шестой старший аркан. Он символизирует проблему выбора, встающую перед подростком, находящимся на пороге зрелости. До этого момента дорога одна, а потом разделяется на две.Мануэла замолчала, чуть прикрыв глаза, и попыталась поймать взгляд Варгаса. Но тот смотрел в сторону. Тогда она перевернула последнюю карту.— Шут. Нулевой или двадцать второй старший аркан. По странному парадоксу, это жонглер, обманщик, творящий своими руками и словами иллюзорный мир. Действительно ли это фокусник, играющий с нами, или он прячет под своим шутовским колпаком с золотыми бубенцами — словно существует вне времени — глубокую мудрость мага и знание величайших секретов? Он — цифра один. Точка отправления… Короче, он — Абен Баруэль.— Вот уж действительно вы не боитесь выставить себя на посмешище, — сквозь зубы процедил Варгас. — Предлагаю покончить с этим фарсом и сказать нам наконец без уверток, что вас связывает с Баруэлем!Мануэла спокойно достала из сумки листок бумаги.— Вот это, как мне кажется, сможет дать ответ на ваш вопрос. Предпочитаете ознакомиться с этим лично, или мне прочесть вам вслух?— Читайте…— Толедо, — начала Мануэла, — 8 февраля 1487. Шалом алейхем… Прямо вижу удивление и раздражение на ваших лицах. Если я угадал правильно, это письмо (последнее, уверяю вас) найдет вас в окрестностях Полоса, в нескольких лье от Ла-Рабиды, в компании Отрока. Хочу надеяться, что, невзирая на ваше скверное настроение, вы доброжелательно встретили донью Виверо. Знайте, что в моих глазах она так же священна, как и вы сами, друзья мои. И священна по двум причинам. Во-первых, потому что она женщина. А вторая — в числе 4. Да, Самуэль, друг мой, я знаю. Ум твой, блестяще знающий искусство аналогий, наверняка уже уловил скрытый смысл этого числа. Не так ли? — Четыре… — пробурчал Эзра. — Возможно, Баруэль имеет в виду тетраграмматон И. Е. В. Е.— Да, Эзра, — поспешно добавил Сарраг. — Все же должен заметить, что четыре может также обозначать количество букв в имени Бога в арабском написании: Алах. С одним «л», а не двумя.Он жестом предложил Мануэле продолжать.— Естественно, я отсюда слышу, как мой брат, благородный потомок Ванну Саррагов, упоминает имя Аллаха, тогда как Самуэль наверняка упомянул тетраграмматон. Молодая женщина спрятала улыбку. Нет, подумала она, Менендес положительно гений. И продолжила:— Однако от вас, скорее всего, ускользнула одна деталь: в тетраграмматоне, если присмотреться, всего три буквы, а не четыре. Ведь буква «хе» повторяется дважды. И это подразумевает, что обе «хе» символизируют одно и то же. Можете сами придумать, что именно. Воду? Воздух? Огонь? Землю? Три буквы… разве это не наводит на мысль, что тут не хватает четвертой, чтобы получить законченное целое? Что будет с основными точками координат без четвертой? Четырьмя столпами Вселенной, если убрать один? Четырьмя фазами луны? Четыре времени года, четыре буквы в имени первого человека: Адам. Я мог бы привести еще множество и множество примеров. Но ограничусь лишь одним сравнением, на мой взгляд, самым значительным. Слушайте внимательно. Согласно учению суфиев, четыре — это также количество врат, которые должен миновать адепт, вставший на путь учения. С каждым из врат связан определенный элемент в четкой последовательности: воздух, огонь, вода, земля. В первых вратах неофит, знающий лишь писание — то есть букву вероучения, — висит в воздухе, сирень в пустоте. Затем он проходит огненную инициацию во вторых вратах, которые есть голос, иначе говоря — подчинение дисциплине избранного им ордена. Третьи врата открывают человеку мистические познания, он становится гностиком, и соответствуют элементу воды. И, наконец, тот, кто постигает Бога и растворяется в Нем как в единственной Реальности, проходит последние, четвертые врата, самый плотный элемент, землю. Вот так, друзья мои. Поразмыслите… До встречи с сеньорой Виверо вы обладали лишь тремя ключами. Лишь тремя ключами, потому что четвертый я доверил ей. Если вы трое воплощаете интуицию, разум и веру… Она представляет плоть. Оставьте ее с вами. Когда придет час, она покажет вам буквы, сотворившие небо и землю, буквы, сотворившие моря и реки. Ха-Шем иммахем. — На последних словах Мануэла запнулась. — И подпись: Абен Баруэль.— Покажите мне письмо! — приказал Эзра.Он выхватил бумагу у Мануэли, внимательно рассмотрел и передал шейху.— Не стал бы ручаться головой, но вроде это почерк Абена.Араб в свой черед изучил письмо и собрался передать Рафаэлю, но тот решительным жестом отказался.— Сеньора, что вам в точности известно обо всем этом деле? — спросил Сарраг.— Ничего или очень мало. Я поняла, что речь идет о какой-то поездке, которая должна привести вас к какому-то месту или предмету. Ваши передвижения следуют некоему плану, криптограмме, которую вы должны расшифровать и которая состоит из восьми частей или Чертогов. По совершенно неведомым мне причинам Абен Баруэль распределил части этой головоломки между вами тремя, сформировав таким образом из вас неразделимый триумвират. Что же касается меня, то мне он вручил лишь несколько рукописей, среди которых этот самый упомянутый последний ключ в виде десятка строк и…— Десятка строк? — перебил ее Эзра. — И где они?— Я их уничтожила.— Уничтожила?!— Успокойтесь. Они в целости и сохранности… Вот здесь. — Она постучала себя по виску. — В моей памяти.— Что в них? Что он пишет?— Мне были даны инструкции сообщить их вам, лишь когда вы доберетесь до последнего этапа.— Но это ни в какие ворота не лезет! — возопил шейх. Он вскочил, трясясь от возмущения:— Женщина! Мало нам христианина, так теперь еще и женщина! — Он надвинулся на Мануэлу. — Вы упомянули в этом фальшивом письме суфиев. Уверен, вы даже представления не имеете, о чем идет речь!— Ошибаетесь, шейх Сарраг. Конечно, мою эрудицию нельзя сравнить с вашей, но я отнюдь не невежда! Суфизм — это философия, проповедующая аскетизм, созерцательное самоуглубление и утверждающая, что вера — в сердце человека. Это реакция на роскошь и разнузданность, явившиеся следствием завоеваний. Облачение суфиев — одеяние из белой шерсти — полная противоположность пышности знати и правителей… Можно сказать, что суфизм — это способ инициации и метод духовного развития, в основе которого любовь — в отличие от ислама, зачастую основанного на жестокости.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики