науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

быка.— Эль торо дель фуэго! — торжествующе вскликнул он. — Разве я не был прав?Эзра в знак согласия промычал что-то нечленораздельное.— Я голоден, — заявил он затем более внятно. — И хочу пить. И спина у меня болит.— Не стану спорить, — кивнул шейх. — Остальное может подождать до завтра. Давайте найдем пристанище. Вы идете, фра Варгас?— Мне кажется, было бы обидным не найти пятый треугольник, прежде чем набивать себе желудок.— И речи быть не может! — возмутился Эзра. — Во-первых, как я только что сказал, я выдохся, и не только я один. — Он указал на Саррага с Мануэлой. — Потом, да простит меня Адонаи, мне все эти расшифровки уже поперек горла! Мои умственные способности иссякли. В данный момент, если вы меня спросите, что за животное передвигается на четырех, имеет гриву и ржет, я отвечу: черепаха!— Как вам будет угодно, — небрежно бросил Варгас. И с невинным видом добавил. — А ведь вам стоит лишь наклониться, чтобы его взять:— Взять треугольник?— Именно. Он здесь. Совсем рядом.Сарраг с недоверчивым видом оглядел монаха:— Вы говорите о пятом треугольнике?— А о чем же еще, шейх ибн Сарраг?Эзра, подбоченившись, с неимоверной усталостью в голосе произнес.— Отлично. И где же он? Варгас указал на вершину башни.— Это на заходе склоненной тени найдете вы 3. Он попятился, отходя примерно на десять туазов от башни.— Идите сюда, — пригласил он остальных. — Подойдите на секундочку. И скажите, что видите.Эзра, волоча ноги, подошел к нему.— И что?— Жду, что вы мне скажете.Все трое, словно сговорившись заранее, одновременно задрали головы и, приложив руки козырьком к глазам, начали внимательно изучать каменное сооружение.Судя по веселым взглядам, которые бросали на них прохожие, они являли собой довольно занимательное зрелище.— Варгас! — прорычал раввин. — Если вы желаете выставить нас ослами, то клянусь, вы за это поплатитесь! Ничего! Ничего особенного я не вижу! Башня как башня, таких в Испании на пучок десяток. Признаю, что она довольно красива, но и только!Сарраг собирался заявить то же самое, но Варгас жестом остановил его:— Посмотрите направо. Вот туда.Взгляды троицы обратились туда, куда указывал францисканец. Это оказалась вторая башня, идентичная той, которую они только что изучали.— А теперь?— Она наклоненная, — констатировал Эзра.— Да, — хором поддержали его Мануэла с Саррагом. — Клонится на запад.Варгас спокойно улыбнулся.— А если бы она не была наклоненной, то разве не походила бы как две капли воды на ту, у подножия которой мы стоим? — И процитировал, выделяя каждое слово: — Это на заходе склоненной тени найдете вы 3. — И быстро добавил: — Мертвец пометил отпечатком своим две одинаковые тени. Склоненная тень… Две одинаковые тени…Ни Эзра, ни шейх не осмелились ни подтвердить, ни опровергнуть гипотезу францисканца.— Возможно, вы правы, — снизошла Мануэла, — но как тогда быть с предыдущими фразами и последующими? Позвольте глянуть на ваши заметки, — протянула она руку.Варгас охотно протянул ей листок.— Смотрите, — продолжила она. — Как быть с этими подсказками? Кто такие A'h и A'hoth? И где мертвец?— Ответ прост: я не верю в совпадения. — Рафаэль указал на башни. — Не думаю, что склоненная тень и две одинаковые тени могут быть чем-то другим, а не этими двумя сооружениями.— Сеньора, — заговорил чуть рассеянно раввин, — вы спрашиваете, кто такие A'h и A'hoth? Эти слова означают «брат» и «сестра». Их иногда используют как омонимы Ich и Icha: мужчина и женщина. Самец и самка. Но, как бы то ни было, я не понимаю, к чему эти прозвища. Боюсь, наш друг принимает догадки за реальность.— И не только A'h и A'hoth, — вступил ибн Сарраг. — В тексте говорится о мертвеце. Мертвец, который — цитирую — пометил отпечатком своим две одинаковые тени. Лично я не вижу ни могилы, ни склепа. А вы?Варгас шейху не ответил, а окликнул проходившего мимо водоноса:— Простите, сеньор, не могли бы вы мне помочь? Не скажете, не связана ли с этой башней какая-нибудь история?Водонос рассмеялся:— Должно быть, вы не местный, падре! Иначе не задавали бы такого рода вопроса. Конечно, у нее есть история. Но она связана и с другой башней. Вон той, что возле собора.— Если вас не затруднит, не могли бы вы вкратце поведать нам, о чем там речь? — попросил Варгас.— Охотно. Вот эта называется Сан-Сальвадор. Другая, что клонится, — Сан-Мартин. Рассказывают, что в те времена, когда городом владели мавры, два арабских архитектора безумно влюбились в одну и ту же женщину, принцессу по имени Сорайда. Чтобы разрешить проблему, эмир предложил им построить две башни. Тот, чья будет красивей, и получит руку принцессы. — Улыбка водоноса немного омрачилась. — Вы наверняка догадались, кто стал победителем. Создатель башни Сан-Мартин увидел, что она клонится, лишь когда она была уже закончена.— И это все? — уточнил Рафаэль, неудовлетворенный ответом.— Да, сеньор. Ну почти. Победитель женился на прекрасной Сорайде, а проигравший… — Водонос изобразил печаль. — Проигравший не вынес потери любви и бросился с построенной им башни. Той, о которой я говорил: башни Сан-Мартин.Францисканец повернулся к компаньонам:— Ну а теперь вы тоже считаете это совпадением? — И доверительным шепотом проговорил: — Мертвец пометил отпечатком своим две одинаковые тени.
На круговой дорожке у подножия наклоненной башни они разделились: Эзра с Варгасом двинулись с востока на запад, а Сарраг с Мануэлой — наоборот.Не прошли они и одного лье, как шейх задумчиво обратился к молодой женщине:— Довольно странный человек наш друг Варгас, вам не кажется, сеньора? От него не знаешь, что ожидать. Когда я впервые его увидел, то подумал, что он слишком молод, чтобы помочь нам. Но он очень быстро доказал, что я ошибался. Более того, его познания меня поразили. Затем я думал, что он не способен проявить независимость суждений перед своими собратьями и Церковью в целом.— Возможно, вы путаете слепоту с чувством долга?— Не думаю. Как бы то ни было, в этом я тоже ошибся. То, как он говорил, на какой риск пошел, защищая этого генуэзского моряка, наглядно показало, что за облачением священника скрывается свободный дух. И, наконец, я сказал себе, что принятие монашеского сана наверняка увело его далеко от реальностей.— Что вы имеете в виду под реальностями? — подняла брови Мануэла.— Жизнь, страдания, смерть, любовь.Молодая женщина вздрогнула. Уж не играет ли с ней араб? Если это так, то она не даст загнать себя в ловушку. И она самым естественным тоном заметила:— Не знаю, как вы представляете себе духовенство. Христос, как вам наверняка известно, познал эти «реальности», о которых вы говорите. И священник…— Я говорил также и о любви. Насколько мне известно, Христос этого чувства не испытывал.— Как же вы ошибаетесь! Конечно, он не любил в плотском смысле слова, но страсти Христовы, его самопожертвование, все в нем — не что иное, как любовь!— Да будет вам, сеньора, — укоризненно бросил шейх. — Вам отлично известно, что священники — не Христос. Они в первую очередь мужчины.Мануэла застыла. Ибн Сарраг начал ее серьезно раздражать.— Почему бы вам не высказаться прямо, шейх, вместо того чтобы вилять?Араб серьезно поглядел на нее, но в его глазах светилась лукавая искорка.— Ой, да ничего особенного.— Выкладывайте, шейх ибн Сарраг!— Допустим, мне доводилось видеть, как некоторые люди считали себя предназначенными для чего-то, тогда как на самом деле созданы совершенно для другого.Мануэла все еще не могла понять, к чему он клонит, и ждала продолжения.— Видите ли, сеньора, — более теплым тоном продолжил араб, — мы, жители Востока, верим в некоторые вещи. Вещи, которые вы, обитатели Запада, считаете абсурдными или смешными. Сглаз — одно из этих верований, но также, и я бы сказал, это основное, — предопределение. Мы убеждены, что все было заранее предначертано в Великой Книге Звезд: наши радости, печали, любовь, час нашего рождения и нашей смерти. Отказываясь признавать такого рода философию, вы предпочитаете говорить, когда происходит нечто удивительное, о Провидении, совпадении или случае. Буквально только что Варгас сказал, что не верит в совпадения. И был прав. Я тоже не верю.Враждебность Мануэлы, возникшая в начале разговора, исчезла.А шейх тем временем продолжил:— Каждому из нас отведена своя роль. Иногда она состоит в том, чтобы быть просто вдохновителем и иногда даже и инициатором. Иногда мы появляемся в жизни другого человека в тот момент, когда он стоит на перепутье. Вольно или невольно мы влияем на его выбор. Этот человек выберет тот или иной путь, и все его будущее изменится. Я знаю людей, которые никогда не погрязли бы в пучине отчаяния, если бы кто-то нашел нужные слова, чтобы их удержать.— Вы говорите, что мы можем изменить чью-то жизнь. Изменить к лучшему или к худшему?— Одному Аллаху это известно. Но в чем лично я полностью уверен: было заранее предначертано, что мы сыграем эту роль — в этот самый день, в этот самый час. А также в то, что, как только наша задача выполнена, мы исчезаем из жизни этого человека. Наш друг Варгас сейчас на перепутье. Сеньора, я молю Всемогущего, чтобы благодаря вам он выбрал правильный путь. Вот что я хотел вам сказать.— Если жители Востока правы, шейх ибн Сарраг, то знайте, что уже поздно: я ничего не смогу ни прибавить, ни убавить.Араб едва заметно кивнул и, видимо, сочтя, что все уже сказано, двинулся дальше.Несколько минут спустя они увидели Эзру с Варгасом. Сидя на склоне, они задумчиво взирали на лежавший между ними на травке пятый бронзовый треугольник.Справа от них, примерно на середине растрескавшейся стены, выступала лепная голова быка. А прямо под ней — широкая трещина. Именно в ней раввин с францисканцем, видимо, и обнаружили треугольник.Приблизившись, Мануэла услышала слова араба: — Найдете вы 3 у подножия стены, где написано: Моисей принес вам неопровержимые доказательства, вы же в отсутствие его тельца для почитания взяли. ГЛАВА 29 Он и она, безумно влюбленные из Теруэля. Саламанка, следующий день Яркое солнце, сияющее над Саламанкой, добавляло торжественности празднеству в честь въезда в город Их Величеств Изабеллы и Фердинанда. Рядом с Их Величествами ехали знаменитый граф Кабра, гроза мавров, вооруженная охрана и вездесущие священники, вечно сопровождавшие двор.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики