науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Фра Варгас, этот потомок Гольфинов показался вам уверенным в своих словах? Я имею в виду те изображения, которые вы должны найти на стенках?— Сеньор Уртадо был совершенно уверен. Он из тех немногих, кто знает о существовании этого места. Нам крупно повезло.— Повезло? — проскрипел Эзра. — Ну вы и скажете! Во всем этом деле Баруэль вовсе не полагался на везение. Признаю, в какой-то мере это случайность, что сеньора заметила пресловутую фразу «Здесь Гольфины ожидают Божьего суда», но рано или поздно мы бы все равно ее обнаружили. Надеюсь, вы не думаете, что Баруэль упомянул «Час», не будучи убежденным, что из всех жителей Касереса сеньор Уртадо — наиболее подходящий человек, чтобы указать нам Мальтравьесо?— Вы правы, — согласился Варгас. — Абен Баруэль наверняка знал, что этот человек был знаком с моим отцом. Как только я назвал имя Педро Варгаса, его лицо — до этого очень холодное — мгновенно просветлело. Он готов был из кожи лезть, лишь бы мне помочь. И таким образом поощрил меня — чуть ли не вопреки моей воле — расширить круг вопросов, пока я не процитировал отрывок из Чертога, где говорится о тех, кто поклоняется в небесах и на земле: Солнце, луна, небесные светила, твердыни гор, деревья, звери. Не успел я договорить, как он поведал о существовании этой пещеры с рисунками, сделанными, судя по всему, в незапамятные времена.— Ну что же, — подвел итог шейх, — нам остается лишь проверить, сказал ли этот… «негодяй» правду. Пошли!Как только они ушли, Эзра со вздохом рухнул на землю.— Вот уж воистину… Старость — самое чудовищное наказание. Наше тщеславие уменьшается по мере того, как силы нас покидают. Вы счастливица, сеньора, что вы еще молоды. Пользуйтесь этим. Пользуйтесь и не забывайте о том, что время быстротечно. Оно как река, сеньора, неумолимо течет, и его воды никогда не возвращаются к источнику.Улыбнувшись, Мануэла чуть было не сообщила ему, насколько согласна с этим замечанием. Разве может он знать: именно мысль, что годы бесполезно текут, отчасти и является причиной ее присутствия здесь?Словно прочитав ее мысли, Эзра продолжил:— Сеньора… Несколько дней назад, когда вы столь неожиданно появились на дороге, вы храбро отстаивали ваше дело. И все же один вопрос, который никто из нас вам так и не задал, несколько меня тревожит. — Он посмотрел на нее долгим взглядом. — Допустим, вы сказали правду, и Баруэль действительно избрал вас, уж не знаю по какому принципу. И вот человек, о котором вы ничего не знаете, совершенно вам чужой, поручает вам отыскать трех типов — о которых вы тоже ничего не знаете — где-то там, на дорогах Испании, и лишь для того, чтобы сообщить им решение одной загадки, которая возникнет у них в неопределенном будущем. Признайте, что есть во всем этом нечто, что я назвал бы бессмысленным, и в этой связи возникает вопрос: почему вы согласились?Мануэлу словно окатило ледяной волной. Она ждала подобного вопроса. Единственное, чего она не знала, — это когда именно его зададут и кто. По совету Менендеса она даже заранее заготовила ответ, собираясь сообщить, что отвергает Инквизицию с тех самых пор, как конфисковали ее трактат, и сама она была арестована и предстала перед судьями. Она намеревалась сказать, что желает отомстить тем, кто запретил ее творение и унизил ее саму. Но сейчас она решила ответить совсем иначе.— А если я скажу, что от скуки? Если скажу, что руководствовалась лишь желанием почувствовать себя наконец полезной? Вы мне поверите?— Представьте себе, что нечто подобное я и подозревал… Не спрашивайте почему, но это так. Скажем, что это преимущество старости. — И добавил менторским тоном учителя, спорящего с учеником: — Хорошо, сеньора… Я ценю вашу откровенность. — И, чуть ли не лукаво, проговорил: — Один раз — еще не привычка…Снова повисло молчание. Издалека доносились голоса Саррага с Варгасом, все еще ползущих наверх.— Интересно, что они там отыщут… — пробормотала Мануэла.— Ничего сверх того, что Абен хотел, чтобы мы нашли…— Знаете, что все это напоминает мне, ничего не знающей о ваших поисках? Охоту за сокровищами.Раввин тихонько засмеялся.— Вы сами не знаете, насколько правы, сеньора. Речь действительно идет о сокровище. Самом удивительном, самом невероятном, самом мифическом из сокровищ.Она пристально поглядела на него, не зная, верить или нет.— Вы серьезно?— Да, сеньора… Не сомневайтесь… — Он ткнул в нее изуродованным артритом пальцем. — И когда настанет день, вы передадите нам ключ, который позволит нам завладеть этим сокровищем. Поскольку этот ключ у вас есть, не так ли?Не успела она что-либо ответить, как он продолжил:— И что я за скептик! Это же очевидно, иначе вы бы не были столь искренни только что. Этот ключ у вас точно есть…Подняв голову, он прислушался.— Их больше не слышно… Должно быть, добрались до места.
Подъем оказался еще более трудным, чем они думали. Фитиль лампы колыхался под порывами легкого ветерка. Привлеченные огоньком ночные бабочки вились вокруг стеклянной колбы, лихорадочно трепеща крылышками.— Подождите! — воскликнул Сарраг, останавливаясь.С него градом тек пот, а грудь вздымалась, как кузнечные мехи.— Подождите! — повторил он. — Имейте снисхождение к старости, фра Варгас!— Да будет вам, шейх! Какой вы старик! Но я всегда считал, что гранадцы слишком склонны к чревоугодию. Поедая в таком количестве пирожки, пирожные, бублики и пончики с ореховой начинкой, откуда вам сохранить энергичность?— Дорогой мой, можете критиковать сколько вам угодно арабскую кухню, но она все же куда лучше, чем ваши поджаренные на сале куриные яйца, ваши вечные «duelos y quebrantos» старинное кушанье из яиц (исп.).

, сардины и картошка!— По крайней мере наша кухня позволяет мне идти. Когда они добрались до входа в пещеру, солнце уже практически зашло.Араб, отдышавшись, пробормотал с восторженной ноткой в голосе:— Не могу перестать думать о символах там, внутри, и о том, что именно хотел нам передать Баруэль. Эти намеки на пещеру, которую каждый несет в себе, и тьму, срывающуюся в нашем подсознании. А также размышляю о «спящих И Ракима», тех семи таинственных персонажах, удалившихся в пещеру, быть может, похожую на эту, и не подозревавших, что уснут там и продлят себе жизнь. — Помолчав, он тихо добавил: — Надеюсь, с нами такого не произойдет. Когда они проснулись, то обнаружили, что проспали триста девять лет.Монах первым прошел под каменным сводом. Под ногами лежали обуглившиеся кости. Чуть подальше он увидел заостренные концы деревянной рогатины с надежно обожженными концами. Он прошел дальше. Справа в естественной канавке у подножия сталагмита, немного похожего на какое-то животное, валялись комочки глины. Что это за комочки? Если принять во внимание форму сталагмита, то можно подумать, что жившие здесь существа тренировались — кто знает? — в стрельбе по этой мишени, если только это не был какой-то ритуал. Варгас приподнял лампу, освещая стенки пещеры. И изумленно вскрикнул.— Смотрите… Да вы только гляньте!От представшей перед ними картины захватывало дух. Все стены были испещрены изображениями, сделанными преимущественно охрой и мелом. Сидящие на корточках фигурки, охотники, размахивающие острыми копьями, головы животных, шафранные солнца, бледные луны, таинственные знаки и — самое удивительное — между двумя фигурками отдельно изображенные красные руки.— Руки вора и воровки! — завопил Сарраг. — Слова Баруэля: Когда вы прибудете туда, секите руку вору и воровке. Когда они станут красными, как пурпур, станут как шерсть. И вот видите птицу с хохолком? Это удод! — И шейх продекламировал тоном, каким обычно испускают победный крик: — Пусть сопровождает вас удод! Варгас подошел к тому месту, куда указывал араб, и поднес лампу поближе. Сперва он не заметил ничего особенного, потом, в игре света и тени, заприметил трещинку, частично прикрытую длинным листком, как от календаря, всунутым между руками с растопыренными пальцами.— Хохолок… Секите руки вора и воровки… Отрубите листок, шейх! — приказал он. — Быстро! Точнее, уберите его!Араб мгновенно подчинился.Показался металлический предмет, чуть выступавший из камня. Не дожидаясь, пока Сарраг извлечет предмет целиком, Варгас провозгласил:— Треугольник. Второй бронзовый треугольник… Саламанка Эрнандо де Талавера закрыл папку и задумчиво посмотрел на название: «О проекте морских путей. Дело Кристобаля Колона». Комиссия, которую королева поручила ему возглавлять, чтобы принять решение по делу этого генуэзского моряка, была сущей головной болью.Неужели действительно можно доплыть до Индии, двигаясь на запад, как утверждает этот человек, тогда как все космографы опровергают такую возможность? И вообще действительно ли он генуэзец? Согласно собранным сведениям, этот человек пишет только на кастильском своим… итальянским соотечественникам. Три приложенных к делу письма это подтверждают. Первое адресовано Николо Одериго, послу Генуи в Кастилии, второе — в банк Святого Георгия в Генуе. И еще одно, предназначенное падре Горисио, итальянскому монаху, доверенному лицу моряка. И все эти послания написаны на кастильском. Еще одна тревожная деталь: превращение Коломбо в Колона. Что заставило этого человека сменить имя? Колон — никоим образом не переиначенная на испанский лад фамилия Коломбо. Ну? Так почему же? Предположительный ответ имелся на девятой странице дела: фамилия моряка была Колон или Колом, прежде чем он стал Коломбо, и он попросту вернулся к ней, как только прибыл в Испанию. И что интересно — многие семьи каталонских евреев носили эту фамилию. В деле, помимо прочих, упомянуты Андре Колом, сожженный восемь лет назад как еретик; Томе Колом и его жена Леонора, их сын Хуан Колом и невестка Альдонца, которых разыскивает Инквизиция за то, что они похоронили невестку Томе по еврейскому ритуалу. Все эти люди — ренегаты.Также наводит на мысль, что этот человек — уроженец Кастилии, тот факт — тоже согласно собранным сведениям, — что он как минимум дважды выказал себя противником Генуи. Первый раз — когда сражался за короля Рене в период, когда тот считался врагом Генуи; и второй, когда одиннадцатью годами позже, в битве при Сан-Винченте, беспощадно атаковал генуэзские корабли.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики