науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Погода холодная, но довольно ясная. Конечно, я должен тебя сопровождать, так что, если хочешь, пожалуйста.
— Да, я хочу, очень хочу.
Глава 7
Воздух холодил ей лицо, но он был чистым и свежим, поэтому Изабо глубоко дышала, наполняя им легкие. Как хорошо после стольких дней заключения почувствовать свободу, насладиться ощущением, что ее не душат высокие стены. Ей безумно захотелось широко раскинуть руки, обнять эту свободу, бегать, громко смеяться.
Но рядом шагал ее тюремщик, без присутствия которого она бы чувствовала себя еще лучше. Они молча пересекли внутренний двор и прошли до опушки соснового леса, ограничивающего расчищенное пространство вокруг замка. Хотя снег не растаял, земля от утреннего мороза была твердой, и они шли быстро, чтобы согреться, выдыхая клубы белого пара. Изабо с трудом верилось в доброту Кемпбелла, но, поразмыслив, она не могла найти другой причины, которая заставила бы его подарить ей эту свободу.
Она уже не боялась за свою безопасность или добродетель, если бы у него были подобные намерения, он бы давно мог ее изнасиловать. Видимо, это все-таки его доброта. Заметив, что она улыбнулась, Алистер спросил:
— Ты не привыкла столько времени сидеть в закрытом помещении?
— Да. Еще ни разу в жизни я не проводила целый день, сидя дома, пока ты не привез меня сюда.
Он молчал, вспоминая, как она сопротивлялась заключению, и даже когда он разрешил ей свободно ходить по замку, она, кажется, большую часть времени проводила возле окон галереи. Он посадил ее в клетку, и она подобно дикому животному в неволе пала духом. Наверное, он был жесток с ней, хотя привез ее сюда из самых благородных побуждений. Возможно, он заблуждался.
Возможно, для тех неприятных обвинений в трусости, которые она бросила ему, имелись основания, возможно, он хотел видеть ее одинокой, испуганной, наказанной. Ведь письмо отправлено, штаб герцога предупрежден, опасность предотвращена, он мог бы спокойно отпустить ее…
Нет, сочувствие к ней лишило его здравого смысла.
Если бы он позволил ей уйти, она бы теперь, по всей вероятности, уже погибла: умерла бы в плену или в дороге от мороза и голода. Сейчас, глядя на это оживленное лицо со здоровым румянцем, Алистер совершенно не жалел, что привез ее сюда. В ней было нечто возвышенное, чего он не понимал, чего не мог выразить словами, он только знал, что его тянет к ней, как ни к кому другому, что она пробуждала в его душе истинные, живые чувства, которые невозможно игнорировать. Алистер проклинал неприятности, войну, кровопролитие. В другое время, в другом месте он бы все отдал, чтобы сделать эту женщину своей…
Изабо вдруг посмотрела на него, обнаружив, что он беззастенчиво изучает ее.
— Прости меня за глупые слова о твоей матери, — сказала она. — Я не имела в виду, что она могла сделать нечто такое, чего не следовало бы делать. Я просто хотела оскорбить твоего брата.
— У тебя это получилось. — Ее чистосердечное извинение обезоружило Алистера, и он улыбнулся.
— Да, с моей стороны это было весьма грубо. Моя мать очень бы разочаровалась во мне.
— Но она бы не возражала против оскорбления Айена?
— Твой брат сам невероятный грубиян, Алистер Кемпбелл. Может, я и пленница, но…
Она замолчала, и оба повернулись на топот приближающихся лошадей. Взяв Изабо за руку, Алистер отвел ее на край дороги, чтобы пропустить, казалось, бесконечную череду всадников, направляющихся к воротам замка. Большинство носило цвета Кемпбеллов. Одни громко приветствовали Алистера, другие махали ему рукой, кто-то останавливался поговорить с ним. Потом один из всадников спешился, но, прежде чем обратиться к своему предводителю, с любопытством взглянул на Изабо.
— Ухаживаешь, Алистер? Удивлен, что ты нашел для этого время.
— Ты неблагоразумный парень, Вилли, хотя ты всегда был таким. — Алистер схватил незнакомца за руку, и его улыбка свидетельствовала о том, что он не чувствовал ни малейшего смущения, чего нельзя было сказать про Изабо. — Я ждал вас не раньше вечера, — добавил он. — Вы не теряли времени зря.
— Ну, если мы должны быть в Нэрне к завтрашнему утру…
— Обсудим позднее. Это Изабо Макферсон, наша гостья в Данлосси, но, боюсь, не по собственной воле, так что следи в ее присутствии за своим языком.
— Макферсон? — Улыбаясь, незнакомец с еще большим любопытством посмотрел на нее. — А ты ловкач, Алистер Кемпбелл. Мятежницы, которых передавали мне, были не такие привлекательные. Где ты ее нашел?
— В Крейгелахи. Изабо, это мой кузен Вильям. На самом деле он мне троюродный, может, и четвероюродный брат.
— Приблизительно, — согласился Вилли Кемпбелл.
Манеры у него были отвратительные, но что Изабо могла поделать? Она перевела взгляд на колонну всадников, собравшихся теперь во внутреннем дворе. Значит, они идут в Нэрн. Может, Камберленд уже там? И что это могло означать? Их цель — Инвернесс? Она снова взглянула на молодого человека. Никакого сходства с Алистером, волосы светлые, почти как у нее, глаза голубые. «Еще один убийца Кемпбелл, — с горечью подумала она, — еще один меч, да и пришел он с таким множеством людей».
После его ухода Алистер взял ее за локоть.
— Теперь нужно идти в замок.
Нехотя поворачиваясь, Изабо краем глаза уловила на опушке леса мимолетное движение, взметнувшийся плащ и отблеск светлых волос. Опять та девочка из коридора.
Она уже открыла рот, чтобы спросить Алистера, кто это, но передумала. Если девушка что-то замыслила, тем лучше, к тому же Алистер ничего не видел. Однако Изабо сгорала от любопытства, ей хотелось поговорить с девушкой, и она непременно это сделает, как только появится благоприятная возможность.
— Сегодня вечером тебе хорошо бы остаться в своей комнате, — предложил Алистер, когда они подошли к воротам. — Сама видишь, что в замке будет полно людей, из которых ни один не питает симпатии к таким, как ты.
Изабо молча кивнула. Сборище всех этих Кемпбеллов вызвало у нее дурные предчувствия, она только рада не видеть их.
Но и в своей комнате желанного укрытия она не нашла, ибо там ждала Сьюзен Фэрфакс, сидевшая на сундуке, которая встретила ее с открытой неприязнью.
— Ты меня обманула, — без предисловий заявила она. — Никакого любовника у тебя нет, ты хотела вызвать к себе жалость, чтобы я помогла тебе. Значит, ты просто хитрая маленькая негодяйка, вот кто ты.
Немного ошарашенная неприкрытой враждебностью, Изабо все же честно ответила:
— Кое в чем я действительно обманула тебя, но я не лгала насчет того, что мне нужно бежать отсюда.
— Поэтому виснешь теперь на Алистере? Хочешь обмануть и его тоже, прельстить любой ценой, пока не добьешься своего?
— Я не висну на твоем кузене, — гневно возразила Изабо. — Он убийца, предатель, я хочу бежать от него, да, освободиться от него, от его проклятой тюрьмы, вообще освободиться от вас.
— Тогда, возможно, ты освободишься раньше, чем предполагаешь, — объявила Сьюзен и, не сказав больше ни слова, покинула комнату.
Изабо смотрела ей вслед, отлично понимая, что ее гложет. Это и дураку ясно. Видеть Сьюзен каждый вечер кокетничающей со своим кузеном за обеденным столом и после, когда все собирались в гостиной у камина, беседовали и смеялись, ее улыбки всегда предназначались Алистеру. Она хотела его, как, видимо, и он ее. Вот и хорошо, раз они желанны друг другу.
Ночью Изабо снился дом. Они играли в узкой горной долине, когда были детьми, и Робби кричал ей: «Бо, Бо, подожди меня!» Она поворачивалась, чтобы взглянуть на брата, отставшего на несколько ярдов. Он изо всех сил перебирал босыми ногами, однако недостаточно быстро, и не сумел догнать ее.
Им было по пятнадцать лет, когда Робби наконец опередил ее, хотя легкие у нее чуть не разорвались от бега по долине, он первым коснулся дерева, а потом, смеясь, повернулся и обхватил ее руками. Изабо расстроилась, он подшучивал над ней, она потребовала реванша, но Робби снова выиграл. Когда они, изможденные, лежали рядом в вереске, брат успокоил ее:
— Не обращай внимания, Бо. Подумай, сколько раз побеждала ты, еще удивительно, что во мне осталась капелька гордости.
Она повернулась, чтобы взглянуть на Робби, на его красивое лицо. Убрав волосы, закрывающие брату глаза, она с ужасом обнаружила, что вся рука у нее в крови, упала на него и кричала «Робби, Робби!», пока ее кто-то не поднял. Она снова вскрикнула при виде его крови, сочившейся на берег озера, смешиваясь с водой, а безжизненные глаза брата смотрели в небо.
— Изабо, тебе это снится, проснись, проснись.
Она почувствовала, что кто-то трясет ее, услышала голос и села, вцепившись в руки, которые держали ее, хотя глаза открыть не могла из страха оказаться на мрачном берегу Лох-Линха.
Наконец Изабо все же открыла глаза, различила в темноте знакомый профиль человека, сидевшего рядом, и тут же поняла, где находится, кто ее держит. Она инстинктивно отпрянула, но слезы продолжали течь, и ей пришлось вытереть лицо краем простыни. Сон был таким явным.
— Изабо, теперь все в порядке?
«Нет! — хотелось закричать ей. — Не в порядке. И никогда уже не будет».
— Да, — тихо сказала она, положив голову на согнутые колени. — Прости, что разбудила тебя.
— Не разбудила, — заверил Алистер. — Я не спал, не мог заснуть, поэтому встал и тут услышал, что ты кричишь, словно тебя убивают. Но это был только страшный сон, и я успокоился. Что тебе приснилось? — Изабо молчала, и он положил ей руку на плечо. Он думал, что она, по своему обыкновению, сразу отшатнется, но она даже не шелохнулась. — Не хочешь об этом говорить?
Она покачала головой. Движение, почти неразличимое в темноте, он скорее почувствовал, чем увидел. Ему захотелось обнять ее, прижать к груди, успокоить, однако Алистер знал, что только напугает ее.
— Пожалуйста, уходи, — как бы в подтверждение сказала Изабо.
Он поднялся и, не желая уходить, немного постоял у кровати.
— Теперь спи, твой кошмар вряд ли вернется.
Когда он вышел, Изабо снова легла, но и под одеялом ее била дрожь. Он прав, кошмар не вернется. Да и как он мог вернуться, если никогда ее не покидал? Робби лежит в холодной земле у Лох-Линха, навечно там и останется.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики