науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

холодное тело Робби в ее объятиях, крысы, ползающие по нему, она пыталась отогнать их, но они были шустрые и хитрые, их было слишком много.
Она проснулась в холодном поту, Алистер осторожно тряс ее, шепотом уговаривал, пока она не успокоилась. Потом нежно поцеловал ее и прижал к себе.
Изабо открыла глаза, когда еще не рассвело. Алистер спал рядом, ей хотелось до него дотронуться, но она боялась потревожить его. На лице отросла щетина, напомнив ей, как он выглядел, когда впервые нашел ее. Как она его ненавидела, считала предателем и убийцей. А теперь уже не сомневалась, что любит его.
Но он хотел везти ее в Аппин, передать на милость генерала Кемпбелла, просить его… Ни за что! Лучше умереть, чем опуститься до этого. Не правда, она не хотела умирать, она хотела вернуться в Глен-Брик. А если они найдут ее там, она может скрыться в вереске. Она будет не первой, кто это делал. Элис с Дунканом позаботятся, чтобы она не умерла от голода. Но как туда попасть? Она не может убежать от Алистера, во всяком случае, в теперешнем состоянии. Он сразу поймает ее. Если только… если она не заберет его жеребца.
Глядя на спокойное лицо Алистера, она видела подрагивание ресниц, видела тоненький шрам на виске, который не замечала раньше. Она уже подняла руку, чтобы прикоснуться к нему, и замерла, поняв, что не должна его будить.
Изабо начала медленно отодвигаться, дюйм за дюймом. Только бы холодный воздух не разбудил его. Но он лежал спокойно и глубоко дышал. Когда она заставила себя подняться, то с минуту смотрела на него. Возможно, она больше никогда его не увидит. Ей вдруг так захотелось, чтобы он проснулся, остановил ее. Бросив на него прощальный взгляд, Изабо осторожно пошла к двери.
Серый, безрадостный рассвет. Дождь скрывал холмы за озером. Жеребец Алистера был привязан к угловой подпорке хижины, защищенный от непогоды козырьком крыши, и она медленно шла к нему, чувствуя себя несчастной и пристыженной. Кем она стала, если вздумала бежать от человека, который рисковал жизнью, чтобы ее освободить, которого она любит? Да еще решила увести у него лошадь, как обыкновенный вор.
Изабо долго стояла, взявшись за поводья, окоченев под ледяным дождем, в промокшем насквозь платье. Она думала о нем, о покое, дарованном его руками, всегда готовыми обнять ее. Думала о том, как он ласково к ней относился, хотя был ее врагом, но уже давно не давал ей это чувствовать. Казалось, он забыл все политические разногласия, которые заставили их воевать друг с другом.
Вода стекала с лица на грудь и сзади на шею, но она продолжала стоять. Наконец она медленно, негнущимися пальцами начала отвязывать коня. Узел был тугим, пальцы окоченели, но ей все же удалось отвязать веревку. Изабо взяла поводья и снова замерла, опустив голову. Она просто не в состоянии это сделать.
Когда она заставила себя повернуться, то увидела Алистера, стоявшего как статуя в дверном проеме. Сдерживая рыдания, не думая о мокром платье, она бросилась в его объятия.
Глава 16
Переждав непогоду, они через два дня въехали в Аппин. Солнце ярко светило на безоблачном небе, все кругом зеленело, по берегам обильно цвели желтые примулы, возвещая приход весны.
Но Изабо не обращала внимания на эту красоту, ее тяготили мрачные предчувствия. Алистер был добр к ней, не осуждал за недостойный поступок, лишь мягко пожурил ее за неудачно выбранное для побега время.
Она с благодарностью приняла его руку, когда они входили в дом, где первым навстречу им попался Вилли Кемпбелл, другой кузен, уже знакомый ей по Данлосси.
Он, видимо, не признал ее, потому что с явным облегчением смотрел только на Алистера.
— Не ожидал увидеть тебя на ногах раньше осени, — заявил он.
Алистер усмехнулся.
— Ты недооцениваешь ни меня, Вилли, ни искусство моего доктора. — Он взглянул на Изабо. — Кстати, вы уже встречались в прошлом месяце в Данлосси.
Вилли Кемпбелл обратил на нее внимание и, узнав, поднял брови.
— Продолжаешь укрывать мятежников, Алистер?
Но взгляд был любопытным, от него не укрылись и дурно сшитое платье, и безобразно обрезанные волосы, и ее рука, которую по-хозяйски сжимал кузен. Вилли с большим интересом взирал на это.
— Я приехал увидеться с Джоном, — сказал Алистер.
— Он еще здесь. Наверху. Собирался ехать вчера, но неважно себя чувствует.
Алистер нахмурился.
— Его обычная болезнь?
— Да. Мучит его весь месяц. Хотя он в этом не признается, имей в виду.
Алистер опять посмотрел на Изабо. Она выглядела несчастной с тех пор, как сделала попытку бежать. Раньше она не позволяла себе надолго падать духом, и это сильно его беспокоило. Он наблюдал за ней, когда она стояла под дождем, борясь с нечистой совестью и, возможно, с чувством к нему. Ее нерешительность удивила его, дала ему надежду, что она все-таки примет его. Но он не мог видеть Изабо такой подавленной.
Конечно, приезд сюда расстроил ее, он понимал ее сомнения после всего, что с ней случилось. Если бы не крайняя необходимость, он бы избавил ее от суровых испытаний. К сожалению, иного выхода он не видел.
Генерал Джон Кемпбелл был удивлен неожиданным приездом кузена Алистера, но приятно удивлен. Он любил его отеческой любовью, которая возникла, наверное, оттого, что он был рядом с Александром Кемпбеллом, когда тот пал на поле битвы под Шерифмуром. Именно Джон забрал его палаш и кинжал, не зная, что у Александра будет сын, именно он вернул их Алистеру, когда тот научился владеть оружием.
Теперь Алистер стоял перед ним, копия своего отца, необыкновенно здоровый для человека, который, по слухам, был серьезно ранен под Куллоденом. Генерал не встал с кресла им навстречу, зато радостно улыбнулся.
— Алистер, ты замечательно выглядишь. Я слышал Другое.
— Здравствуй, Джон. Очень мило с твоей стороны принять нас, хотя ты лежишь пластом, — сказал Алистер, закрывая дверь.
Генерал взмахом руки отмел беспокойство кузена.
Правда, ревматизм, который мучил его время от времени, особенно разыгрался в последние недели, и он уже устал от своей болезни. Но сейчас его больше интересовало, почему Алистер неожиданно приехал к нему с этой бездомной девчонкой и еще так нежно держал ее за руку.
Болезненно сознавая, что генерал критически оглядывает ее, Изабо чувствовала себя даже большей замарашкой, чем прежде. Она не сомневалась, что его проницательный взгляд не упустил ничего и ему не нравится увиденное.
Он сидел в кресле возле камина. Человек лет шестидесяти, с благородной осанкой, поразительно похожий на Алистера. Он был в длинном черном сюртуке с двумя рядами золотых пуговиц, безупречной полотняной рубашке и панталонах. Но эта элегантность заканчивалась на уровне колен, ибо голые ноги покоились в большом тазу с горячей ароматической водой.
— Очень сожалею, что не могу приветствовать вас должным образом, — сказал Джон Кемпбелл, с отвращением покосившись на таз. — Утром была местная старуха с зельями. У меня слезятся от них глаза, но я поклялся не двигаться по крайней мере час. — Он посмотрел на Алистера и улыбнулся. — Итак, чем я обязан столь неожиданному удовольствию, ибо видеть тебя всегда удовольствие, Алистер. Вряд ли ты проделал этот путь, чтобы нанести мне светский визит.
— Разумеется, нет, — признался Алистер. — Я приехал познакомить тебя с Изабо. — Он подтолкнул ее вперед. — Изабо, это мой кузен, генерал Кемпбелл. Джон, позволь мне представить Изабо Макферсон.
Значит, он не собирался представлять ее как свою жену. Она вопросительно посмотрела на него.
— Джону — ничего, кроме правды, — улыбнулся Алистер, придвинул ей стул и обратился к кузену:
— Если Изабо удивлена, что я говорю правду, то лишь потому, что до сих пор я неоднократно лгал. Если ты нас выслушаешь, я расскажу тебе все, что со мной произошло до сегодняшнего дня. А потом, надеюсь, ты нам поможешь.
— Нам? — спросил генерал, подняв брови.
— Да, нам обоим. Поскольку недавно я тоже сбежал в Форт-Огастесе из тюрьмы его величества.
Он начал с Крейгелахи, потом, не пропуская ничего, рассказал кузену о днях в Данлосси, попытке Изабо к бегству, о том, как она искусно спасла его руку от ампутации, о ее лишениях в камере, о своем гневе, который привел к его аресту, о своем побеге и спасении Изабо от лейтенанта Сандерса.
Генерал выслушал кузена очень внимательно, иногда прерывал его, чтобы задать уточняющий вопрос, а по окончании рассказа посмотрел на Изабо. Она гордо встретила его взгляд, решив, что, хотя Алистер представил ее дело с ловкостью и трогательной любовью, Джон Кемпбелл вряд ли простит ее.
— Теперь я хотел бы уточнить кое-что у вас, мисс Макферсон, — серьезно произнес он.
Изабо кинула. Она чувствовала на плечах руки Алистера и, подавляя желание обнять его, ждала вопросов генерала.
— Начнем с письма. Вы знали его содержание?
— Да, я читала его много раз.
— И понимали его смысл?
— Да.
— Вам не приходило в голову уничтожить его, поскольку вы знали, что это за документ?
— Приходило, но я не хотела от него избавляться.
— Простите, мисс Макферсон, — сказала генерал, пытаясь сохранить терпение. — Я не считаю вас дурой.
Но разъезжать по стране с подобной уликой в кармане не кажется мне слишком умным. Особенно в такое беспокойное время.
Изабо промолчала и впервые отвела взгляд.
— Могу я быть уверенным, — уже более мягко произнес он, — что на ваше решение не уничтожать письмо и забыть его содержание повлияли некие сентиментальные причины?
Изабо кивнула. Наступившее за этим молчание нарушил Алистер.
— Она заплатила за свою ошибку, Джон. По-моему, с лихвой. Наказывать ее и дальше — это уже преследование.
Джон Кемпбелл взглянул на кузена, стоявшего, положив руки на хрупкие плечи спутницы. Очень странно, что Алистер так ослеплен этой девушкой, этой мятежницей, которую следовало отправить в Карлайл, что и намеревался сделать полковник Фицпатрик. Глубоко вздохнув, генерал неловко передвинулся в кресле, так как у него снова начало побаливать левое бедро.
— Если я с сегодняшнего дня буду считать тебя ответственным за поведение мисс Макферсон, ты уверен, что сможешь удержать ее от новых ошибок?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики