ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Прекрасно. — Она медленно пошла к двери. — Тогда до встречи!
Маршалл сел, откинувшись на спинку стула. Минуту он безучастно смотрел ей вслед. Она была ослепительной женщиной, а он всегда был неравнодушен к блондинкам. Сегодня он даст ей понять, что чувства его не изменились, она ему нравится, но второй раз он не женится. Решение принято.
Он повернулся спиной к столу и достал записку. Она была короткая, но очень милая. Рени благодарила его за заботу и внимание и надеялась когда-нибудь сказать об этом лично. Он скривился и бросил записку в огонь. Что ж, мило, подумал он, наблюдая, как догорает бумага. Они всегда такие милые сначала. Конечно, они обязательно встретятся, но у него не было ни малейшего желания торопить события. Жизнь его вполне удовлетворяла, дела шли успешно, а с Джулианой ему было легко, он забывал с ней обо всем. Хотя придется приложить немало усилий, чтобы убедить ее — у них нет будущего. Ну а для Рени Фонтейн нет места в его сердце. В этом он был уверен.
Маршалл приехал к Чэндлерам вовремя. Горничная проводила его не в столовую, а наверх, прямо в спальню Джулианы. Одетая в неглиже, она встретила его поцелуем.
— Тебе нравится? Я купила это специально для сегодняшнего вечера. — Она бросилась к нему в объятия. — Отец уехал в Джефферсон-Сити по делам. Мы одни, и нам никто не помешает.
Маршалл наклонился, чтобы поцеловать ее, но Джулиана отступила к маленькому освещенному столику.
— Ты, наверное, голоден.
— Да, — ответил он, оглядывая ее.
Прозрачный пеньюар позволял видеть очертания стройного соблазнительного тела. Полные груди призывно просвечивали сквозь мягкую ткань, соски от соприкосновения с ней напряглись.
Бог одарил Джулиану прекрасной фигурой, и она знала это. Ей всегда нравилось наблюдать, с каким вожделением Маршалл смотрит на нее. Вот и сейчас он страстно желал ее.
— Поужинаем? О поездке расскажешь позже.
Поговорить им действительно удалось позднее. Джулиана лежала в его объятиях умиротворенная.
— Ты изменился, — заметила она.
— Да?
— Что-нибудь случилось? — Она взобралась на него и беспечно поцеловала.
— Почему ты так решила?
— Ты немного равнодушен.
— Преувеличиваешь, Джулиана.
— Нет. Если мы поженимся, ты… — Она не договорила.
— Что? — взревел он. — Поженимся?
Он сбросил ее и встал.
— Я говорил тебе давным-давно, что этого не будет. Разве я когда-нибудь давал повод надеяться, что изменю свое решение?
— Почему… я… — Джулиана села на кровати. — Я думала, что с тех пор, как мы… — Она неуверенно показала рукой на постель.
— Физическая близость, моя дорогая, совсем не означает, что мы помолвлены.
— Но… я была девственницей, — заявила она.
— Девственницей? — хмыкнул он. — Я еще не сошел с ума, Джулиана!
Она осеклась. Конечно же, он прав. Ей просто казалось, что ему все равно.
— Ты еще что-нибудь хочешь сказать?
— Так что же с нами?
— С нами? — Он подошел к стулу и стал одеваться. — А нас нет!
— Что?
— Ты пытаешься привязать меня к себе постелью. Не выйдет! Если и будет какое-то продолжение, то только на моих условиях. Не на твоих!
— Что тебе от меня нужно?
— Ничего. И я хочу, чтобы ты чувствовала себя так же. Не требуй от меня того, чего я не могу дать.
— Но я люблю тебя.
Он смотрел на нее, пока застегивал пуговицы на рубашке. При свете свечи лицо ее казалось бледным, пушистые светлые волосы волнами падали на плечи. Красивая притворщица!
— Каковы же твои условия? — спросила Джулиана взволнованно.
— Ты их только что слышала. Я буду видеться с тобой, когда захочу. Я не люблю, тебя, Джулиана. Нам просто хорошо вдвоем, но не более того. Пусть так и будет.
Она молчала, потупив глаза.
— Спокойной ночи, — сказал он тихо и закрыл за собой дверь.
Глава 7
Недели за неделями тянулись размеренно и спокойно. Вот и бабье лето миновало. И День благодарения отпраздновали. Наступили декабрьские холода. Нога Рени зажила, и она стала ходить с тетушкой за покупками в «Веранда Роу» и другие маленькие магазинчики. Элиз хотела, чтобы к Рождеству племянница обновила свой гардероб. Кроме практичных траурных платьев, они заказали и весеннюю одежду. В марте можно будет представить Рени обществу. Шести месяцев вполне достаточно для траура. Пора надеть ей что-нибудь еще, кроме черного платья. Во время одной из таких прогулок, у входа в «Саундлейнз Империум», они столкнулись с Маршаллом.
— Марш! Как я рада.
— Здравствуйте, Элиз. Как поживаете?
У него был все такой же низкий голос.
Рени подняла глаза, почувствовав на себе его взгляд. Какая поразительная у него фигура. Она запомнила его высоким, черноволосым и темноглазым. Тщательно выбритый и без старой, помятой шляпы, он выглядел совсем по-другому. Она и представить себе не могла, что он такой красивый. В этот раз Маршалл был одет безупречно: темно-синие брюки, до блеска начищенные ботинки и темно-синее пальто.
— Марш, это моя племянница Рени, а это — тот самый Маршалл Уэстлейк, который прислал тебе записку.
— Здравствуйте. — Рени протянула ему руку.
Он взял ее, и глаза их встретились — впервые после того рокового дня.
— Очень приятно, мисс Фонтейн.
— Просто Рени, — поправила его она. — Я так рада, что наконец встретила вас и могу еще раз поблагодарить за все.
— Не за что. — Он улыбнулся, но глаза его были холодными.
— Марш, какой удобный случай пригласить тебя на ужин! Когда ты сможешь прийти? Как насчет сегодняшнего вечера?
— Замечательно, Элиз!
— Ну вот и отлично. У нас будет время обо всем поговорить. В семь часов тебя устроит?
— Да. Увидимся вечером, леди. — Он слегка приподнял шляпу и вышел из магазина.
Черт возьми! До чего же трудно было удержаться, чтобы не смотреть на нее разинув рот! Как такое возможно, чтобы две совершенно посторонние женщины были так похожи? Рени намного выше ростом, и цвет волос другой, но их лица… Как бы не выйти из равновесия сегодня вечером! Он рассердился и корил себя за то, что не смог на ходу придумать отговорку и отказаться от приглашения. Конечно же, он не хотел, чтобы отношения с Рени Фонтейн зашли слишком далеко.
Без двадцати семь Рени вошла в комнату Элиз, ожидая, когда она закончит туалет.
— Ты взволнована? — простодушно спросила Элиз.
Рени отвернулась от окна и посмотрела на нее.
— Нет, нисколько. Хотя с удовольствием узнала бы его поближе. Мне кажется, он очень интересный человек.
— Ты права. И один из самых закоренелых холостяков в городе. За ним толпами ходят. Конечно, есть и некоторые другие. Ты познакомишься с ними позднее.
— Да?
— Когда закончится траур, я, как и подобает, представлю тебя обществу, — объявила Элиз, вставая из-за туалетного столика.
На ней было темно-красное атласное платье с квадратной кокеткой и рукавами-фонариками. Волосы она заплела в тугую косу, искусно обмотав ее вокруг головы.
— Элиз, вы прелестны!
— Спасибо, ты тоже…
— Я некрасива, но…
— Рени, дорогая, не говори таких слов. Ты прекрасна!
Рени смутилась и покраснела.
— Пойдем. Мы должны встретить Маршалла внизу. Не будем ставить его в неловкое положение, — сказала Элиз, сопровождая Рени в холл.
Маршалл приехал ровно в семь. К этому времени был подан ужин.
— Как поживает мама? Ты давно был в Сидархилле? — поинтересовалась Элиз, когда закончили с десертом.
— Все хорошо, — ответил Маршалл. — Я ездил к ним на прошлой неделе, в День благодарения. Джим и Олли тоже были.
— Здорово, что вы собираетесь все вместе на праздники, — заметила Рени.
— Да. — Он повернулся к ней. — Обычно Джим не остается в городе надолго, поэтому мы теперь очень редко встречаемся. Последний раз это было перед Днем благодарения, в день вашего приезда.
— Приятно проводить время в кругу семьи, — тихо промолвила Рени.
Маршалл с интересом взглянул на нее. Он заметил печаль в ее глазах и устыдился, что невольно затронул больную тему.
— У нас с тобой тоже семья, дорогая. — Элиз ласково погладила ее по плечу.
— Я знаю, — улыбнулась Рени. — Но мне так не хватает папы, особенно под Рождество.
— Да, конечно. В праздники бывает особенно тяжело, если вы потеряли близкого человека, — согласился Маршалл.
— Поговорим о чем-нибудь другом, — предложила Элиз весело. — Марта пригласила нас погостить у них в январе.
— Уверен, Дорри будет рада.
— Очень хочу познакомиться с вашей сестрой. Элиз говорит, что мы с ней очень похожи.
— Да?
— Она рассказывала мне, что Дорри любит ездить верхом и что скоро ей предстоит первый выезд в свет.
— Точный портрет моей сестры. Да, она прекрасная наездница. А что касается первого выезда в свет — это единственное, о чем можно говорить при ней последнее время, — засмеялся Маршалл.
— Помню, как я веселилась прошлой весной, — подхватила Рени.
— Так, значит, ваш дебют уже состоялся?
— В июне прошлого года. Это было незабываемо!
— Может быть, вы тогда поможете маме и Дорри?
— Прекрасная идея, — согласилась Элиз. — Мы это обсудим, когда поедем к ним в гости.
— Жаль уходить в такой чудесный вечер, Элиз, но придется.
— Что поделаешь! Мы рады, что ты смог прийти.
— Да, приятно сознавать, что тебя спас известный всему городу адвокат, а не портовый грузчик.
— Должен признаться, что был не в лучшей форме в тот день. Я только вернулся из поездки, купив отцу лошадь.
— Тогда понятно, почему Рени так живописала своего таинственного героя, — лукаво заметила Элиз.
Все засмеялись.
— Спасибо за приятный вечер. — Маршалл поцеловал Элиз в щеку и наклонился к руке девушки. — Доброй ночи, Рени.
— Спокойной ночи, Маршалл! — прокричали они вдогонку, когда он спускался по лестнице.
Затем он вышел на улицу, где его ждала лошадь. Они долго смотрели ему вслед, пока он совсем не скрылся из виду.
Холодным декабрьским днем Джим подъехал к дому, спешился и вошел, надеясь застать обеих дам.
— Спасибо, Силия, на улице очень морозно, — сказал он весело, направляясь в гостиную. — Они дома?
— Да, сидят у камина.
— Самое подходящее место для такой погоды.
Он сбросил пальто и шляпу и прошел в комнату.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики