ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Погрустневший Джонс посмотрел на небо.
— Посмотрите, сколько там этих крылатых тварей. Они улетают на запад.
* * *
Макартур очнулся в полной тьме — у него были завязаны глаза. Он не мог пошевелить головой, руки и ноги тоже оказались привязанными к чему-то. Капрал чувствовал, что на нем нет одежды, но ему было тепло и удобно. Последнее, что он помнил, — это отчаянная жажда и невыносимая боль в плече. Сейчас пить не хотелось, да и плечо не беспокоило. У него вдруг возникло состояние легкой паники, но ощущение покоя, комфорта и полнейшей расслабленности принесли успокоение. В воздухе стоял мягкий сернистый запах. Под ложечкой засосало.
— Эй, — прошептал он запекшимися губами. — Здесь есть кто-нибудь?
Какое-то движение, тихое, шуршащее, даже не движение, а ощущение чьего-то присутствия.
— Я знаю, что ты здесь, — прохрипел он. Прислушался. Шло время. Макартур уснул. Проснулся и опять прислушался. Снова уснул, уверенный, что ему дают снотворное.
По комнате кто-то двигался. Он проснулся и прислушался. В этой неподвижной тишине слух обострился до предела. Какой-то свист, но на столь высокой частоте, что ухо едва улавливало его. От нечего делать Макартур посвистел в ответ. Шум резко прекратился. Он посвистел еще. Ничего. Макартур вспомнил азбуку Морзе: тире-точка-точка-тире-тире-пауза-точка-точка. Он просвистел сигнал несколько раз. Хоть какая-то реакция должна же последовать. Пусть даже будет тишина.
Внезапно тишину прорезал свист: трель прозвучала тихо и едва уловимо, но она явно повторяла его сигнал — кто-то есть! Вот он, ответ! Он снова посвистел — раздалось повторение чуть более низким тоном. Контакт! Мелодия — ответ: паузы аритмичны, вероятно, какая-то часть сигналов им не воспринималась. Макартур просвистел первую часть мелодии — пять нот — и остановился. Ничего. Повторил и подождал. Снова ничего. И вдруг — два коротких сигнала. Ответ! Еще одна попытка. На этот раз продолжение последовало быстрее. Так повторялось несколько раз. Наконец Макартур не выдержал и рассмеялся. Ну это ж надо! Он лежит здесь на спине, голый, как младенец, и насвистывает какую-то дурацкую мелодию, а кто-то или что-то вторит ему. Капрал смеялся от души, смех захватил его, на глазах выступили слезы. Что-то коснулось лица. Он попытался уклониться, но голова даже не пошевелилась. Слезы осторожно смахнули.
* * *
— Старейший, могу ли я спросить тебя о состоянии длинноногого? — спросил Муубе.
— Весьма жизнеспособное существо, — ответил Кооп. — У него серьезная инфекция и общее ослабление организма из-за недостатка пищи, но сейчас опасность уже позади.
— Очень хорошо. И что теперь? — спросил мастер по травам.
— Совет рассматривает все варианты, мастер Муубе, — сказал Кооп. — Хотя я слышал, что вождь хочет отпустить его.
Старики неторопливо брели вдоль цветочных плантаций.
В основном, здесь росли разнообразные орхидеи.
— Впечатляющее зрелище, — ответил Муубе. — Удачный год для нас. Мы приготовили много лекарств.
— Жаль, что он не столь хорош в других отношениях, — вздохнул Кооп, останавливаясь перед гигантской желтой с черным орхидеей и задумчиво разглядывая пестрый цветок. — Прекрасно! — грустно прошептал он.
Они пошли дальше вдоль бесконечной череды растений, вдыхая аромат, слушая жужжание пчел и приглушенный рокот реки.
* * *
Захватив с собой стражей, Браан возвратился к озеру. Они опустились на второй остров. Начальник поста коротко доложил: длинноногие починили плот, два раза в день — перед рассветом и после заката — катались на нем по озеру и купались в горячих источниках. Чужаки, одетые в зеленое, долго осматривали окрестности, и плот дважды приближался к их новому посту.
— Скоро длинноногие придут на наш остров, — сказал страж. — Возможно, пора перебраться в более безопасное место.
— В более безопасное? Много же раз нам придется менять местонахождение поста, — ответил Браан. — Если так, то когда-нибудь нас вытеснят и из наших домов.
— И что делать, вождь?
— Возвращайтесь к себе на скалы. Ждите следующей смены. Но соблюдайте осторожность, — предупредил Браан. — Избегайте встреч с длинноногими. Вы свободны.
Усталые воины улетели, воспользовавшись попутным ветром. Браан, довольный тем, что снова оказался неподалеку от сына, поднялся над озером на свежем потоке. Он пролетел над пушистым гребном облаков, спустился и, не заметив ни скальных собак, ни длинноногих, приземлился невдалеке от лагеря чужаков. Оставалось только ждать.
Солнце уже село, сумерки сгущались, и только неровное мерцание костра освещало палатки. Вскоре из-под холма появилась группа длинноногих. Часовой что-то прокричал, чужаки высыпали из палаток, окружив большого длинноногого. Часовые присоединились к своим товарищам. Воспользовавшись временным переполохом, Браан оттолкнулся от скалы, бесшумно соскользнул на террасу перед пещерой. Удача пока сопутствовала ему — в пещере чужаков не оказалось. Браппа остался без присмотра, туловище и крылья перевязаны какой-то мягкой тканью, но к постели он привязан не был. Браан приблизился к сыну и тихонько свистнул, извещая о своем присутствии. Браппа отозвался и умолк в ожидании, что скажет его возлюбленный отец.
* * *
На этот раз Макартур проснулся на гранитной плите, уже согретой высоким утренним солнцем, но свежий ветерок заставил его поежиться. В голове еще стоял туман, ноги занемели. Кошмарный сон? Плечо? Он чувствовал боль, но теперь она была несравненно менее острой, чем прежде. Макартур отвернул одежду, и то, что предстало его взгляду, повергло в глубокое изумление — рана затянулась! Страшные серые и желтые рубцы на руке исчезли! Всем этим — а может быть, и жизнью — он обязан кому-то. Но кому? Или чему?
А Честен? Где, черт возьми, Честен?
Он осмотрел себя. Одежда чистая и сухая, а вот пистолет и нож исчезли. Макартур осторожно встал и огляделся. Ничего и никого. Поискал следы — крутом гранит. Еще раз осмотрелся и заторопился прочь, чувствуя себя на удивление здоровым. Примерно через сотню метров он замедлил шаг. Куда спешить — до района приземления не больше дня пути.
Когда усталый и проголодавшийся Макартур добрался, наконец, до озер, солнце уже село, а гонимые холодным ветром облака скрыли звезды и обе луны. Капрал зевнул, потянулся и потер глаза. На склонах холмов играл отблеск пламени. Костер? Нужно поторопиться. Он глубоко вздохнул и взял курс на маяк.
Обойдя озеро по периметру, он потерял огонь из вида. Прямо перед ним возникла невысокая гряда, вероятно, она-то и закрыла собой костер, но запахи усилились — запах ели и горящего дерева. Макартур поднялся на гребень. Его привыкшие к темноте глаза обнаружили прислонившегося к дереву часового! Макартур почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы, а губы начинают дрожать. Но радость уступила все же место другому чувству. Неслышно ступая на носках, капрал прокрался мимо ничего не подозревающего часового. В кругу палаток догорал огонь, возле которого сидели мичман Хадсон и Уилсон.
Ганнер, как обычно, рассказывал космические байки. Макартур подобрался поближе и прислушался. Да, это он уже слышал, но Хадсон внимал невероятной истории, открыв рот. Из-за скалы появился О'Тул, и Макартур прокрался за ним к пещере. О'Тул бросил в огонь охапку дров и присел на камень. Капрал постоял, слушая негромкий голос Уилсона и наслаждаясь теплым ароматом костра, но тут желудок проявил нетерпение. Подталкиваемый голодом, он вышел из-за укрытия и спокойно вошел в круг света, надвинув берет на глаза.
Присев чуть в сторонке, он закрыл лицо руками и зевнул.
Тепло костра было просто восхитительно.
— Ганнер, — негромко сказал Макартур, — ты просто набит всякой ерундой: этот молодой офицер никогда не будет уважать тебя, если ты будешь так безбожно врать.
Рассказчик вскинул голову, раскрыл рот, чтобы дать достойный ответ, но язык его, казалось, примерз — все одновременно повернулись в сторону нового гостя.
— Черт! — пробормотал Уилсон, обретая речевые способности. — Макартур, задница, это ты? Я, наверное, единственный, кто рад тебя видеть, но только потому, что ты мне задолжал.
Хадсон и О'Тул завопили во всю мощь своих глоток. Из палаток и пещеры хлынули люди. Весь экипаж «Харриера-1» сбежался к костру. Честен выскочил из палатки, зацепился за веревку и потащил все содержимое за собой. Секунду он смотрел на капрала с искренним недоумением, а потом заключил его в свои медвежьи объятия и подбросил в воздух.
— Ты давно вернулся, Джокко? — спросил Макартур, скривившись от резкой боли в плече. Радость возвращения переполняла его, изгоняя все — усталость, голод, боль.
— Да уже неделю! — закричал великан. — Мы посылали поисковые группы за тобой, Мак, но они все вернулись с пустыми руками. Я сказал Шэннону, что пойду искать тебя сам. Мак, это наш дом. Я им рассказал о долине, но и здесь у нас хороший лагерь — есть пещера, кровати, горячая вода и… Ох, Мак, Мак!
Макартур смеялся, позабыв обо всем.
— Если все так хорошо, так дай мне поесть, Джокко, — попросил он. — Да отпусти меня, а то я опять улечу.
Из пещеры уже бежали Шэннон, Квинн, Буккари и все остальные. Уилсон спас капрала от железной хватки Честена.
— Не мертв и даже не ранен, — заметил Уилсон. — Может, только того, а? Ты как?
— Нормально, только вот в животе пусто. Наверное, от твоей ужасной физиономии, — ответил Макартур.
Шэннон пробился сквозь толпу, следом за ним шел Квинн.
— Капрал, — воскликнул Квинн. — Вы в порядке? Рядовой Честен говорил, что у вас загноилось плечо. Он считал, что вы умерли.
— Где ты был, Мак, черт тебя побрал? — спросил Шэннон.
Макартур взглянул на плечо.
— Я и сам так думал.
Квинн повернулся к толпе.
— Всем назад! Вернуться в постели и на посты, быстро! Макартур будет здесь утром. Разойдитесь. Ли, осмотрите его плечо, — собравшиеся разошлись, но не раньше, чем каждый обнял капрала или, по крайней мере, шлепнул по спине.
Виновник торжества пробрался вслед за Ли в пещеру. За ним последовал Шэннон, засыпая капрала бесчисленными вопросами, но тут вмешался Квинн и предложил отложить все до утра.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики