ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Они встретились на полпути. Серое, искаженное нервным напряжением лицо Родса блестело от пота. Обычно на такую операцию уходило несколько часов, даже дней работы всего отделения. Он же с помощью всего лишь двух техников проделал все менее чем за десять минут. Думать о том, как это сделано и к чему это может привести, Буккари не хотела и не могла.
В наушниках прозвучал голос Квинна:
— У нас нет выбора, Вирджил. Занимайся своим делом, мы подождем.
— Да, сэр, — ответил Родс. — Понимаю…
— Командор, — вмешалась Буккари, — я помогу им, пока мистер Родс закончит соединение. Кажется, знаю, почему возникла перегрузка.
— Конечно, Шал, — отозвался Квинн. — А я пока вздремну.
Не обращая внимания на прозвучавший в голосе командира сарказм, она повернулась к инженеру и улыбнулась.
— За работу, Вирджил.
— Вас понял, лейтенант, — пробормотал Родс, безуспешно пытаясь улыбнуться в ответ. Он развернулся и поплыл вперед, отталкиваясь от скоб, размещенных вдоль всего туннеля. Буккари последовала за ним.
По сравнению с унылой серостью пилотской кабины огромное машинное отделение казалось ярко освещенным даже сейчас. Все поверхности, кроме разве что кормовой переборки, были уставлены всевозможными инструментами в специальных ячейках, снабженных коннекторами. Переборка же оставалась свободной лишь потому, что именно там находился тамбур, ведущий в трюм главного двигателя. Рядом с тамбуром — лабиринт реакторов, труб, турбин и радиаторов. Группа инженеров и техников, полностью поглощенных решением своих задач, поприветствовала лейтенанта кивками. Многие из них сняли скафандры, тщательно выбритые головы блестели от пота. Буккари сняла перчатки и шлем и, оставив их у люка, проплыла за Родсом.
— Мендоса, займись диагностикой, — скомандовал старший инженер. — Голдберг, я хочу, чтобы ты закончила перезарядку!
— Я возьму энергораспределитель, Голдберг, — сказала лейтенант, устраиваясь рядом и пристегивая коннектор. — Мистер Родс хочет, чтобы вы занялись перезарядкой, — техник раздраженно взглянула на нее, очевидно, не понимая, чего от нее хотят.
— Да я уже… лейтенант, я почти закончила, — начала Голдберг.
— Голдберг! — прогремел Родс. — Перезарядка памяти! Немедленно!
Техник резко оттолкнулась от консоли, пролетела через отсек и грациозно опустилась возле контрольной панели главного компьютера. Через секунду она уже занялась новой работой.
Буккари внимательно проанализировала состояние энергораспределителя. Ее догадка подтверждалась. Усевшись поудобнее, она приступила к перепрограммированию компьютера. Проходили минуты, все работали в полной тишине.
Мысли Буккари унеслись в недавнее прошлое, к столкновению с чужаками, едва не приведшему к катастрофе. Только теперь она полностью осознала, как им повезло: ведь их последняя надежда, лазерная пушка, оказалась не готовой к бою. Если бы не случайное — а как иначе это расценить? — попадание ракет, враг, несомненно, уничтожил бы их. Как же им удалось спастись?
Закончив перепрограммирование, она проверила время. Драгоценные минуты уходили. Глядя на дисплей, лейтенант не могла отвести глаз от мигающих диодов, все ее существо оказалось прикованным к этим быстро меняющимся цифрам, означающим упущенную возможность. Казалось, сердце билось в такт секундам.
Час, о котором говорил Родс, истекал.
— О'кей, лейтенант, — голос старшего инженера вывел ее из транса. — Перекрестное соединение выдержит, но мне нужно еще десять минут, чтобы стабилизировать ионное давление и температуру.
— Ясно, — кивнула Буккари. — Энергораспределитель переустановлен. Удачи тебе, Вирджил.
Она надела шлем, перчатки и проскользнула в полутемный соединительный туннель, желая только одного: снова взглянуть на сияющую планету.
Лейтенант открыла люк, и ей пришлось прищуриться, чтобы рассмотреть инструменты. Она наградила улыбкой Хадсона, нажала кнопку на запястье — золотистый фильтр визора опустился, издав едва слышный щелчок.
— Ну что? — поинтересовался Квинн. — Как там дела? — как бы в ответ на вопрос, освещение включилось в обычном режиме. Буккари взглянула на консоль: индикаторы основной цепи загорелись зеленым светом.
— Родсу требуется еще десять минут, чтобы закончить перекрестное соединение, но, похоже, оно функционирует, — доложила она, занимая свое место. — Мне бы не хотелось вас обнадеживать, но, кажется, перегрузки удастся избежать. Сгоревшие шины заменены. Попробуем.
Квинн удовлетворенно кивнул и снова погрузился в расчеты орбиты, а Буккари, вздохнув, приготовилась слушать привычную предстартовую литанию. Корабль представлял из себя нечто трудноописуемое: системы — нефункциональны либо ненадежны; однако каждый раз, когда она называла тот или иной участок, ответ был положительный, препятствия преодолевались, риск тщательно взвешивался, альтернативы подвергались внимательному рассмотрению.
— Предорбитальная проверка завершена, — доложила она. Данные ушли в память компьютера, экран очистился. Лейтенант нажала кнопку на коммуникационной панели: — Машинное отделение, это кабина пилота. Ваша очередь, мистер Родс. Положение?
Ответила Голдберг.
— Энергораспределитель установлен в деловой режим. Вы уверены, что мы не можем запустить его на полную функцию? Мистер Родс считает, что на это уйдет не более пяти минут. Симуляция…
— Рассчитывайте на то, что у вас есть, Голдберг, — Буккари почти кричала. — Энергораспределитель может не выдержать, а у нас через несколько минут свидание с планетой.
— Но мистер Родс говорит…
— Приготовиться к включению! Все! Хватит вопросов!
Наступила тишина.
— Есть, сэр! — сказала, наконец, Голдберг. Хадсон потряс пальцами, как будто обжегся. Буккари решила не обращать на него внимания. Квинн переключился на командный канал:
— Зажигание через девяносто секунд. Попробуем спустить это корыто. Вы готовы, мистер Родс?
— Вас понял, задний ход через девяносто секунд, — ответил инженер. — Машинное отделение готово.
Квинн включил сигнал предупреждения и переключился на общую линию.
— Всем приготовиться… перегрузка 5g. 5g на пять минут. Включаю режим «ретро».
Буккари вывела на монитор данные по топливу и перепроверила время горения. Переключила профиль инжектора на главный экран. Загудели клаксоны, из приемника на нее обрушилась какофония голосов — каждая рубка подтверждала свою готовность. Процедура была хорошо знакома всем, они готовились к таким ситуациям, тренировались и теперь действовали автоматически. И все же лейтенант ощущала, что охватившая всех тревожная сосредоточенность, осознание драматичности момента рассеяли шок и удивление, вызванные беспомощностью перед лицом Космоса.
Однако сама Буккари прекрасно владела эмоциями: ее голос, когда она зачитывала бегущие по дисплею данные проверки, звучал как обычно. Может быть, чуть строже и холоднее. Ответы Квинна, произнесенные столь же бесстрастно, были коротки и четки. И снова часы отсчитывали секунды, красные мигающие цифры превратились в символ судьбы, готовящейся снять маску и явить замершим в напряженном ожидании людям свое истинное лицо. Буккари, наверное, уже в двадцатый раз проверила положение корабля относительно оси движения. Незначительное отклонение, но в пределах вектора.
— Орбитальная проверка завершена. Двадцать секунд до включения, — объявила второй пилот. — Всем приготовиться к последнему отсчету.
Квинн снял крышку с ключа зажигания, убрал блокиратор и положил руку на кнопку. Буккари ухватилась за акселерационные рычаги на подлокотниках кресла. Отсчет заканчивался.
— 5… 4… 3… 2… 1… зажигание… Квинн вжал кнопку. Какое-то мгновение ничего не происходило, и Буккари ощутила, как ее захлестывает волна отчаяния и безнадежности. Но тут ее вдавило в спинку кресла и…
Никогда еще 5g не доставляло ей такого удовольствия! Она почувствовала знакомую вибрацию в глазных яблоках и периферийным зрением отметила, что красные диоды таймера отсчитывают секунды уже вперед — время горения, время работы двигателей… 9… 10… 2..
Ей стало трудно дышать, и она напряглась, чтобы выдохнуть.
— Заши-ха-нье… пят-над-цать… се-кун… — бормотал Хадсон. Прошла вечность, и он снова зашевелил губами: — три-цать… секун…
На дисплее перед ней горели предупредительные огоньки, одни — ровно, другие — сбивчиво.
— Ты… как… Ша…? — прошипел Квинн.
— Про-ст… жас… но… — Буккари напрягла живот, заставляя диафрагму вытолкнуть слова. — Но у нас… ще… тыре… мину… т… ыыы…
Зловещий глухой удар… Корвет вздрогнул и завибрировал. Буккари повернула голову в сторону Квинна, что стоило ей огромного напряжения. Капитан смотрел на нее. Они были бессильны что-либо предпринять. Двигатели могут снова не выдержать нагрузки. Но если только им не удастся это торможение, корабль будет выброшен в пустыню космоса и обречен на гибель. Если двигатели взорвутся, все проблемы, беды, ожидания и надежды обратятся в прах, в ничто, отпадут сами собой. Оба пилота повернулись к экранам дисплеев… Ждать…
Через четыре минуты режим «ретро» автоматически отключился. Вернулась невесомость. Корвет «Харриер-1» вышел на орбиту.
ГЛАВА 4
СОВЕЩАНИЕ
— Прошу извинить, — сказал командор Ито, — время, — адъютант командующего заглянул в жилую каюту шефа.
— Кто это там с тобой, Сэм? — спросил адмирал. — Что нового?
Вслед за адъютантом в комнату вошли Мерривезер и Уэллс.
— Нет, нет, я уже иду, — Рунакрес поднялся из-за стола. — Сэм, вы со мной.
В жилом отсеке «Эйр» обеспечивалась некоторая гравитация, поэтому офицеры, стараясь не делать резких движений, медленно зашагали по коридору.
— Из двадцати двух оставшихся в живых, — сообщил Ито, когда они вошли в каюту для совещаний, — четверо умерли от травм еще до того, как были подобраны. Для нас это невосполнимые потери. Еще двоих привели в сознание, но они находятся в критическом состоянии и вряд ли смогут когда-либо по-настоящему поправиться — необратимые изменения в работе головного мозга. Их придется списать. Разрешение на это будет получено. Десять человек серьезно ранены, но должны выздороветь, из них двое с нерегенерируемыми ампутациями — все госпитализированы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики